ЛитМир - Электронная Библиотека

   - Не знаю, об этом я пока еще ничего не слышал! В штабе дивизии с утра не был. Так с утра и гоняю на мотоцикле по окрестностям с различными поручениями!

   Чувство голода с удвоенной силой вернулось к Ваське, как только он расстался с любителями покурить чужого табачку. Уже не раздумывая, действуя на полном автомате, парень свой мотоцикл направил в сторону деревушки Быгдощ, расположенную неподалеку от областного центра Сморгонь. Однажды с отцом он посетил эту деревушку в канун больших праздников, тогда отец обмолвился о том, что в этой деревушке проживала какая-то женщина по имени Наталья, которая была родственницей матери Василия. Но отец тогда категорически отказался даже заглянуть в тот дом, в котором проживала их родственница. Но уже тогда память маленького Василия отличалась тем, что запоминала много всего из того, на что сами взрослые не обращали внимания. Он хорошо запомнил ту деревенскую улицу, и расположение дома своей родственницы, которую пока еще не видел в своей жизни.

   На мотоцикле Василий быстро проскочил центральную улицу Быгдощ, повернул направо, и через несколько распахнутых дворовых ворот проскочил в такие настежь распахнутые ворота, притормозил и остановил свой мотоцикл прямо посредине большого и ухоженного двора незнакомого дома. Солнце уже почти покинуло небосклон, но, не смотря на поздний вечер, все же было достаточно светло, чтобы можно было бы рассмотреть, как был ухожен и чист этот двор. В убранстве двора ощущались руки хозяина, выполнявшего основную тяжелую работу, и хозяйки, наводящий именно свой порядок во дворе. Заглушив двигатель мотоцикла, но, не покидая его седла, Васька с большим любопытством осмотрелся по сторонам. Вся домашняя скотина была уже разогнана по яслям и стойлам, но двери подсобных сараев и клетушек пока еще оставались распахнутыми.

   В этот момент громко заскрипела и хлопнула дверь хозяйского дома, на крыльцо выскочила девичья фигура, почему-то уже одетая в ночную рубашку до пят и поинтересовалась:

   - Кто это нам в гости так поздно пожаловал?

   Васька, вместо того, чтобы сразу же признаться, кем он был на деле, вдруг по-немецки произнес:

   - Фройлян, не мог бы я у вас переночевать?! Завтра рано утром мне нужно отправляться в дорогу!

   Этими словами в нем опять-таки заговорила память обер-лейтенанта Альфреда Нетцке. Девчонка в ночной рубашке как-то странно засуетилась, но Васька сразу же догадался о том, что эта девчонка не в зуб ногой с его превосходным говором по-немецки. Тогда он, задерживая и коверкая русские слова, проговорил ту же самую фразу по-русски. В ответ он тотчас же услышал бойкий девичий голосок:

   - Мы любому гостю рады! Добро пожаловать в дом Михаила Хмельницкого! Мама и папа, не зная о войне, с утра поехали в гости и пока еще не вернулись. Я же вам, господин немецкий солдат, постелю прямо в гостиной. Поставьте вашу машину в любой сарай, подальше от соседских глаз. А я тем временем баньку вам протоплю, ужин приготовлю, и только после этого спать уложу.

   Васька загнал мотоцикл в сарай, дверь которого находилась ближе к нему, из одной канистр долил бензина е его топливный бак. На всякий случай проверил замок МГ-34! После чего отправился к колодцу помыться, отмыть с лица и рук дорожную пыль.

   - Да, вы у нас совсем красавчик, господин немецкий солдат! - Тут же промурлыкал женский голосок, от звука которого у Васьки все обмерло внутри, восстало мужское естество, из-за чего парень был вынужден в три погибели согнуться, чтобы не выдавать своего ужасного состояния.

   Девчонка подала ему полотенец и, видимо, отцовских белых подштанников, и сказала, чтобы он отправлялся бы мыться в тот сарай, дверь которого была приоткрыта. В предбаннике Васька скинул с себя все немецкое обмундирование и, оставшись нагишом, отправился в парную. Парная еще не разогрелась в полной мере, поэтому Василий решил немного полежать на одной из полок. Он не заметил, как усталость этого дня взяла свое, и он заснул прямо на полке.

   Проснулся он не от голоса, а от какого-то чувства, которого до этого никогда еще не испытывал в своей жизни. К этому времени парная хорошо прогрелась и наполнилась горячим паром, в котором сейчас было трудно что-либо рассмотреть. Но в этой белой пелене практически перед самыми его глазами очень красиво трепыхался какой-то темно-коричневый кружок.

   - Кто здесь? - Поинтересовался он.

   - Это я, Елена! Пришла разбудить тебя, а то бы ты без ужина так бы и проспал эту ночь! А как тебя, солдатик, между прочим, зовут? - Поинтересовался знакомый девичий голос той девчонки, которая встречала его во дворе.

   - Меня зовут Альфредом Нетцке, я имею звание обер-лейтенанта Вермахта, немецкой армии. - Совершенно не понимая, почему он произносит эти слова, на вопрос Елены ответил Василий. - Я специально заехал в этот дом, так как мой отец мне не раз рассказывал о том, что в нем должна проживать женщина, которая была родственница моей матери. Свою же маму я даже не знаю, как зовут, никогда ее не видел, поэтому не помню, какой она была в жизни.

   - Если я правильно поняла все то, что ты, Альфред, мне только что рассказал, то мы с тобой, возможно, родственники. Если не первого колена, то второго или третьего. Словом, ты можешь быть моим двоюродным или троюродным братом, а я едва не надела с тобой всяких там глупостей! Ты знаешь, Альфред, но моя мама о тебе ни разу не рассказывала. Она часто вспоминает свою младшую сестру, но после того, как она уехала в Германию много-много лет тому назад, о ней ничего не было слышно! Может быть, ты и есть сынок ее младшей сестрицы, но об этом мы сможем узнать только завтра, если мама сумеет вернуться домой из-за этой проклятой войны.

   Ужин прошел в пристойной обстановке и при свете масляной лампы. До войны в Быгдощах было электричество, но оно пропало в первый же день войны. Наличие керосина для освещения дома говорило о том, что Василий попал в дом не бедных крестьян. Сразу же после ужина Елена убрала со стола всю посуду и отправилась спать во вторую комнату, которая, видимо, была комнатой ее родителей.

   Васька, или же Альфред Нетцке, к вечеру этого дня парень начал вновь испытывать головную боль из-за раздвоения своей личности, как он не пытался я заснуть, но так и не смог, после сна в бане, этого сделать! Поэтому среди ночи он пару раз тихо поднимался на ноги и выходил на крыльцо дома, чтобы осмотреть окрестности. Когда он вышел во второй раз, то сразу же обратил внимание на то, что над Быгдощами не было луны, а в самом селе не было видно ни единого огонька. Где в стороне леса, который темнел вдали за речкой, вдруг послышалась, рассыпь каких-то не очень звонких выстрелов. Альфред сразу же определил, что это стреляли из охотничьего оружия, он тут же посоветовал Ваське проверить, в чем там дело!

   - Слушай, парень, и мотай себе на ус! Жизнь и судьба свели нас вместе! Теперь они вряд ли нас когда-либо разведут по разным сторонам баррикады! Мой тебе совет, на любую вещь, событие обращай самое тщательное внимание! Всегда выясняй, что именно там или здесь происходит! Тогда проживешь долгую и счастливую жизнь! Пошли пару рядовых гренадеров разведать, кто там стрелял?

   - Да откуда у меня найдется пара свободных гренадеров?! Когда ты сам навязался мне на шею! Сердито проворчал Василий.

   Васька посмотрел на себя со стороны и поморщился, в своих белых подштанниках он был слишком заметен в этой ночной темноте. Тогда он забежал в сарай, где стоял его мотоцикл, белые подштанники в мгновение ока поменял на армейские трусы. Затем взял из коляски мотоцикла автоматический карабин Симонова, подсумок с обоймами и патронами к карабину, и четыре гранаты. Когда он пробегал через ворота, то у леса уже не стреляли, но там можно было увидеть какие-то огоньки, словно кто-то кого-то разыскивал. Васька не знал о том, что если бежать по этой деревенской улице, то обязательно попадешь на мост, построенный самими крестьянами через местную речку. Там, за речкой уже не было видно сельских домов, но ощущалось какое-то беспорядочное движение. Василий слегка замедлил свой бег, он бежал теперь не посередине улицы, а по ее обочине, всегда готовый прильнуть к забору, чтобы укрыться от противника.

11
{"b":"558886","o":1}