ЛитМир - Электронная Библиотека

   Сморгонь всегда был небольшим городом, в тридцать - сорок тысяч жителей, поэтому там бегать особенно было негде, слишком уж мало улиц для кросса. Вскоре Васька шел по аллее парка, приближаясь к особняку, его почему-то слегка пошатывало из стороны в сторону. Рядом с ним шел, как-то странно семеня, сторож. Он ствол своего автомата держал в том направлении, откуда только что появился Васька. Сторож как бы ни шел, а какими-то странными боковыми прыжками пятился назад, придерживаясь плеча своего шефа, а ствол своего шмайсера строго держал параллельно земле. Когда они такой ковыляющей парой подошли к входу в особняк, Васька вдруг почувствовал слабость и боль в правом подреберье. Уже перешагивая порог, он швырнул свой МП40 сторожу, понимая, что для него было бы несколько странным делом появиться дома с автоматом наперевес.

   В гостиной Васька нос к носу столкнулся с девчонкой, которая была помощницей Надежды Федоровны, которую, кажется, звали Ириной.

   - Ирина, принеси, пожалуйста, бутылку крепкого виски или водки! И помоги мне перевязаться!

   Уркаганы достали ли Ваську своими финками, в правом подреберье у него появился глубокий ножевой порез, он был не критическим, но его следовало, как можно быстрей, анестезировать и перевязать, а иначе можно было истечь кровью. Васька пошел к одному из кресел, стоявшему в вестибюле, по пути бросая на пол пиджак, рубашку, одновременно разоружаясь. На пол упали и парабеллум, и пистолет ТТ. Уже сидя в кресле, Васька нагнулся, снял с голени десантный тесак и бесцеремонно тоже швырнул его на пол. После этого он с облегчением утонул в мягком и теплом царстве уюта и мещанского спокойствия. В этот момент он снова увидел Ирину, которая, по-прежнему, стояла на месте, не двигаясь, с испугом переводя свой взгляд с окровавленной рубашки, пистолетов и ножа, разбросанным по полу. Под этим взглядом девушки Васька вдруг почувствовал себя настоящим героем, рыцарем, спасающим беззащитных женщин. Но в этот момент снова послышался его недовольный голос:

   - Ирина, в чем дело? Я же вас просил принести мне виски или водки, а также бинты для перевязки! - Это уже Альфред решил показать, что и он не последний человек, скрывающийся под личностью "Васька".

   - Ирина, не беспокойся! Я все сама сделаю, а ты иди к себе в комнату! А то этот подрастающий герой в твоих испуганных глазах увидит себя рыцарем, а потом возомнит из себя черт знает, кого?!

   Надежда Федоровна оказалась очень хорошей операционной сестрой, она прекрасно справилась с работой по обеззараживанию ножевого пореза, а затем кровавыми пальцами несколькими стежками затянула его кетгутом. Купировав, таким образом, слабое кровотечение раны, она целую бутылку шотландского виски "Grants" вылила на только что зашитую рану-порез, а затем ее перевязала. В результате Васька стал благоухать настоящим шотландского виски, как истинный шотландский лендлорд. Но и он не стал долго засиживаться в своем кресле, после перевязки он сразу же переоделся в новую рубашку, а затем прошел в свой кабинет, там он надолго закрылся. Надежда Федоровна, не торопясь, собрала окровавленные рубашку, бинты, вату, а также подняла с полу оба пистолета и нож в чехле, вместе со всем этим барахлом покинула нижнюю гостиную особняка.

   Васька, едва появившись в кабинете, принялся нервно расхаживать взад и вперед по помещению. Его, разумеется, взволновало это непонятное нападение бранденбуржцев, но он пока не мог разобраться в складывающейся вокруг него ситуации. Как оказалось, ему было все-таки трудновато быть человеком, пребывая в двух ипостасях, причем диаметрально противоположных по своим характерам. Один из них, как был, так и остался не повзрослевшим советским школьником, который мало чего знал, вернее, ничего не знал об окружающем его мире! Другой же был матерым иностранцем, военным диверсантом, который немало повоевал, многое знал и имел свое личное представление об этом мире, а также о том, какое место он должен был в нем занимать!

   Васька, практически собственными руками пристреливший обер-лейтенанта Нетцке в первый же день войны, волею судьбы оказался именно в таком положении. Причем, он совершенно точно знал, что командование этого обер-лейтенанта было своевременно проинформировано об его гибели. Поэтому для него был непонятным и удивительным тот факт, чтобы уже на следующий день это же самое командование полка Бранденбург своего вчера погибшего обер-лейтенанта рекомендует Хайнцу Зиммелю, гебитскомиссару Сморгоньской области, взять на работу своим заместителем.

   Альфред Нетцке хорошо слышал мысли Василия, но хранил молчание, никак не вмешиваясь в его ход размышлений, никак их не комментировал. За три дня совместной жизни в одном человеческом теле он уже не раз высказывал свое собственное мнение по различным случаям и событиям, совершенно не заботясь о том, как его напарник воспринимает это мнение. Иногда Ваське казалось, что они уже достигли какого-то предела в своем духовном сожительстве, когда были вынуждены помогать друг другу в той иной ситуации. Даже сегодня вечером Василий, наверняка, погиб в том недавнем уличном столкновении, если бы не невмешательство Альфреда, силой заставившего его выполнить только ему известный маневр ухода из-под ножевых ударов.

   - Почему на нас сегодня напали эти уркаганы, которые оказались не уркаганами, а солдатами полка Бранденбург, твоими товарищами? Может быть, ты кого-либо из них узнал? Тогда почему бы нам не сходить к ним, чтобы поговорить по душам? - Подумал Васька, хорошо понимая, что Альфред Нетцке слышит эти его мысли!

   Но заданные вопросы остались без ответа, капитан Нетцке снова промолчал! Но на этот раз Васька не собирался оставлять без соответствующей реакции -- это молчание своего психологического симбионта. Он решил, как бы снова и снова думать об этом, пока его симбионт не прореагирует или не выскажет своего мнения.

   - Как только Хайнц Зиммель сообщил командованию нашего полка о том, что я жив, здоров и, якобы, горю желанием стать его заместителей, то они прислали в Сморгонь специальную команду захвата. Эта команда должна была взять меня живым, на месте произвести быстрый допрос, чтобы попытаться выяснить, что же тогда со мной случилось, погиб ли я или не погиб! Когда они убедятся в том, что обер-лейтенант Нетцке и капитан Нетцке одно и то же лицо и, если я к этому времени после допроса останусь живым, то они меня отправят в Берлин. Там со мной в полковой лаборатории продолжат исследования моей личности, проведением соответствующих психических и психологических экспериментов. Если же они убедятся в обратном, что я - это не я, то поездка в Берлин не состоится, мы навсегда останемся в этом городишке, нас даже не похоронят на церковном кладбище!

   - Так плохи и бесперспективны наши дела?! Почему ты, Альфред, мне об этом раньше не рассказал, тогда бы я не стал биться головой об стену! Давно бы на все наплевал и сейчас бы на своем БМВ 75 пылил по фронтовым дорогам, по одному или по два, вырезая вас, фашистских оккупантов!

   - Вась, ты не называй оккупантами всех немцев, среди них, даже в военной униформе, ты встретишь немало нормальных людей! Так уж сложилась судьба моей Германии, народ которой своим лидером сделал сумасшедшего Фюрера. Да и в вашей стране существует примерно такая же проблема! Поэтому, чтобы сохранить хотя бы видимость нашего единства, давай впредь не будем ругаться по этой проблеме, которую нам с тобой не в силах решить. Начнем думать в отношении того, как нам с тобой выжить в этой общей бойне!

   - Извини, Альфред, но я не могу так нейтрально воспринимать эту проблему! Вы, немцы, напали на мою страну, пытаетесь нас, русских, заставить жить по своему разумению. Увидишь, что со временем эта война станет народно-освободительной, мой народ поднимется на ее защиту!

   - Пока это общие словеса, поэтому, Вася, я предлагаю, немного подождать, время рассудит эту проблему, подскажет, кто прав или виноват? Мы же постараемся просто выжить в начавшейся бойне! Я открыто говорю о том, что готов тебе во многом помогать, по пока в своих товарищей я не готов стрелять!

21
{"b":"558886","o":1}