ЛитМир - Электронная Библиотека

   Проходя мимо этой милой парочки, Васька небрежно козырнул фельдъегерю и представился:

   - Капитан Альфред Нетцке, к вашим услугам!

   Белобрысый фельдфебель фельдъегерь заговорил тогда, когда Василий уже достиг своего места за письменным столом.

   - Прошу меня извинить, господин капитан! Но вы под выпущенное мне описание внешности капитана Нетцке не подходите! У вас должен был бы быть тонкий, едва заметный шрам под правым глазом. Этого шрама, как я вижу, там сейчас нет и, как мне кажется, никогда не было! Второе, когда вы пренебрежительно разговариваете с человеком, то вы должны были как-то странно округлять свои губы. Вы, господин капитан, опять-таки этого не делаете! Вам, господин капитан, теперь остается только предъявить мне свое офицерское удостоверение, чтобы удостоверить, что вы и есть, капитан Нетцке!

   Васька с огромным удивлением выслушал слова фельдъегеря. Чего он так раньше боялся, сейчас происходило в его кабинете. Нашелся-таки в мире человек, который обратил внимание на его внешнее несоответствие образу капитану Нетцке! В дальнейшем это несоответствие может стать решающим фактором, когда его снова кто-то будет опознавать! Ваське так хотелось бы и впредь избежать подобной ситуации, его симбионт на эти замечания фельдъегеря сначала промолчал, а затем не удержался и прокомментировал:

   - Не бойся, старик, прорвемся! Кто он такой, этот почтовый фельдъегерь? Да никто, он попросту мышь полевая! Военный почтальон не более того!

   Васька из внутреннего кармана кителя достал офицерское удостоверение капитана Нетцке, в нем имелась его фотография, и точно рассчитанным броском по полированной поверхности стола отправил его фельдфебелю почтовой службы. Бросок получился удачным, портмоне с его офицерским удостоверением остановилось точно под рукой фельдъегеря. Тот тотчас же его поднял и очень долго его рассматривал, вчитываясь в каждое слово там написанное. Ни Васька, ни Надежда Федоровна за это время даже не шевельнулись, не задали ни единого вопроса. Наконец-то, молокосос от почтовой службы Рейха, ему было столько же лет, что и самому Ваське, шевельнулся, он аккуратно и осторожно портмоне с документами вернул Василию. Затем он сам поднялся на ноги, подошел к своей фельдъегерской сумке и достал из нее большой желтый пакет с множеством печатей на конверте.

   С пакетом в руках фельдъегерь подошел к капитану Нетцке, вытянулся во фрунт и очень вежливым голосом отрапортовал:

   - Господин капитан, распишитесь в правом верхнем углу. Письмо внутри этого пакета заберите себе, а сам пакет с вашей росписью мне верните. Теперь этот конверт является доказательством того, что письмо доставлено вовремя и по адресу!

   Он дождался, пока Васька не выполнит всего того, о чем его просил, затем возвращенный пакет с росписью аккуратно свернул и спрятал в свою фельдъегерскую сумку. Снова вытянулся в фрунт, произнес:

   - Честь имею оставаться, господин капитан!

   И отправился к выходу из кабинета. По пути он остановился перед Надеждой Федоровной и вежливо ее поблагодарил за все вкусности, которые ему удалось попробовать только благодаря ее хорошему к нему отношению. Фельдъегерь на секундочку задержался на крыльце особняка, чтобы произнести одну фразу в браслет, висевший на его правой руке:

   - Пакет вручен! Адресат соответствует описанию на семьдесят процентов!

   Затем он сел на заднее сидение "Вандерера 23" и навсегда покинул особняк областной полиции. Фельдъегерь не заметил сторожа особняка, притаившегося поблизости от него в кустах роз. А тот постоял в кустах некоторое время, дождался, пока автомобиль с фельдъегерем не скроется за поворотом городской улицы, а затем направился к Надежде Федоровне поделиться случайно подслушанной информацией.

   В десять часов вечера этого же дня капитан Нетцке прохаживался по перрону Минского железнодорожного вокзала, ожидая, когда к перрону подадут состав скоростного экспресса "Минск - Варшава". Вскоре послышался негромкий гудок и к перрону стали подавать темный силуэт пассажирского поезда. На перроне тотчас же появились два городских патруля, по пять стрелков в каждом и с вахмистром во главе.

   В тот момент на перроне кроме патрулей и капитана Вермахта с маленьким чемоданчиком в руке больше никого не было. Оба патруля в полном составе стояли и внимательно наблюдали за тем, как железнодорожные сцепщики вагонов подают состав к перрону. Как только состав, негромко лязгнув, замер на месте, то у вагонов, словно из-под земли, выросли бортпроводники вагонов. Они тут же разошлись по своим вагонам и, заходя в каждое купе, проверяли каждое кресло-место. Завершив проверку, бортпроводники вернулись в тамбур своего вагона, вышли на перрон, демонстративно оставляя двери своих вагонов широко распахнутыми. Тогда в вагоны поезда нырнули и по ним прошлись патрульные солдаты, они произвели досмотр поезда на предмет обнаружения заложенных противопехотных мин и противотанковых фугасов.

   Как только последний патрульный покинул осмотренный и проверенный вагон, то зашипели вокзальные динамики, и симпатичный женский голос произнес:

   - Внимание, объявляется посадка на пассажирский скорый поезд, экспресс "Минск - Варшава". Господа пассажиры, просим вас занять места согласно купленным билетам. Паспортный контроль и таможенный досмотр будут производиться на борту поезда во время пограничного перегона!

   Как только прозвучало это объявление, загорелись фонари на перроне, и осветился сам поезд, в каждом купе загорелся подпотолочный светильник. Васька машинально шагнул к своему восьмому вагону, честно говоря, он сильно устал, прохаживаясь по перрону в ожидании, когда будет объявлена посадка на поезд. Но путь к бортпроводнику ему преградил патрульный, который невыразительным голосом произнес:

   - Прошу предъявить ваш билет, удостоверение личности, господин капитан!

   Василий, молча, из внутреннего кармана офицерского кителя достал свою офицерскую книжку и вместе с билетом протянул ее фельджандарму. Тот мгновенно изучил текст офицерской книжки, несколько раз сравнил изображение наклеенной фотографии с физиономией явно недовольного всеми этими обстоятельствами капитана Вермахта. После этого вернул обратно офицерскую книжку ее владельцу, а билет передал в руки бортпроводника.

   Затем фельджандарм произнес:

   - Счастливого вам пути, господин капитан! - И отойдя на десяток шагов в сторону, этот патрульный очень тихо произнес в микрофон, скрытый под воротником своей шинели:

   - Господин дежурный. Прибыл семнадцатый номер из списка N 1!

   Ваське невероятно повезло, его место оказалось самом последним купе вагона, оно находилось рядом с купе бортпроводника. В этом купе было всего два сидячих кресла, а не шесть, как в обычных купе! Он тут же скинул с плеч офицерский китель, повесил его на плечики у себя над головой, а сам устроился в кресле, решив, переспать волнение поездки в Берлин! Но тут в вагон зашли и другие пассажиры, которые, проходя вглубь вагона, обязательно заглядывали в купе Васьки, чтобы с ним поздороваться и представиться. В основном это были простые железнодорожные пассажиры, которые уже, не смотря на свои офицерские звания, давно привыкли к тому, чтобы добрую часть своей жизни проводить в поездках. Одни из них стали большими любителями время в поездах проводить за преферансом, другие же его проводили в бесконечных разговорах со спутниками по купе.

   Васька же ничего более не хотел, как поспать пару или тройку часов, забыв обо всех волнениях и треволнениях, которые испытывал, пока из Сморгони добирался до Минска. Поезд должен был тронуться через пять минут, Васька сидел в кресле, а его глаза сами собой закрывались, но в этот момент снова открылась дверь его купе, на пороге показалась сногсшибательная девчонка блондинка в черном эсесовском мундире. Она с явным презрением посмотрела на Ваську, то есть на капитана Вермахта, и повернув голову за плечо, поинтересовалась:

25
{"b":"558886","o":1}