ЛитМир - Электронная Библиотека

   Майор фон Круге поднялся на ноги и, кивнув головой, Максимилиану фон Шенкендорфу, быстрыми шагами покинул зал совещания. Васька моментально догадался, что теперь именно ему придется отвечать на все вопросы участников совещания после выступления докладчиков. Вопросов было много, но он справился с этой задачей, уверенно отвечал на генеральские вопросы.

   Затем выступил представитель СД, штурмбанфюрер СС Мартин Борке, который служил командиром батальона танковой дивизии СС "Рейх", 2-й танковой армии генерал-полковника Хайнца Гудериана.

   Василий, несмотря на то, что его лучший немецкий друг и симбионт Альфред Нетцке считал, что в эсэсовских частях служат одни из лучших солдат и офицеров Германии, сам к эсэсовцам относился с большим предупреждением. Он всегда полагал, что эсэсовец - это, прежде всего, садист, ирод рода человеческого, который, ради достижения своих непонятных целей, готов поднять руку на гражданское население, предать человечество, уничтожая под корень отдельные народы и расы. Васька предположил, что Мартин Бурке в своем выступлении будет в основном настаивать на осуществлении только карательных мер по подавлению партизанского движения.

   Такой подход к делу его не интересовал, поэтому Васька не стал слушать выступления этого штурмбанфюрера, а углубился в мысли по поводу своего только что состоявшегося выступления. Но в какой-то момент он глазами обвел помещение, чтобы сразу же обратить внимание на то, как офицеры и генералы внимательно слушают выступление этого эсэсовца. Тогда Василий прислушался к тому, о чем говорил Мартина Бурке:

   - В настоящий момент на оккупированных территориях сохраняется равный баланс отношений между советским гражданским населением и военнослужащими Вермахта. Иными словами, мы их не трогаем, они нас не трогают. На ближайшее время у нас запланированы акции с представителями еврейского народа, которые, наверняка, вызовут чувство неприятия у гражданского населения оккупированных территорий, так как мы пока подобных акций еще не проводили! Если сейчас верховное командование Вермахта выступит с предложением о том, что гражданскому населению советских оккупированных территорий сохранить примерно такие же права, которые имеют население таких оккупированных стран, как Франция, Норвегия или Бельгия, то одним только этим мы завоюем большие симпатии населения, права которого полностью подавлялись при советской власти. А это в свою очередь может означать, что это население не будет в должной степени поддерживать, предоставлять информацию и продовольствие так называемым партизанам и вражеским диверсантам, и саботажникам!

   Васька слушал и не верил своим ушам, как такое могло случиться, чтобы какой-то там эсэсовец агитировал бы за то, чтобы гражданское население оккупированных территорий не рассматривалось бы в качестве разменной монеты, рабской трудовой силы. С древнейших времен всем хорошо известно о том, что народ, загнанный в угол террором, жестокими наказаниями за любую провинность, берется за оружие и сражается за свою свободу и независимость до последнего воина, до последней капли крови.

   Несколько позже Курт фон Круге ему в частной беседе разъяснил, почему такое случилось, чтобы СД Рейнхарда Гейдриха в лице штурмбанфюрера СС Мартина Бурке выступило на таком представительном совещании с такими революционными лозунгами. Оказывается, разрабатывая планы нападения на советский Союз, а также планы ведения блицкрига, молниеносной войны, генералы планировщики забыли в эти планы внести параграфы, в которых упоминалось бы о том, какие взаимоотношения должны были бы поддерживаться военнослужащими Вермахта с гражданским населением оккупированных земель. Когда начались военные действия, то этот вопрос встал ребром, в результате в немецком генералитете образовались два лагеря. Одни генералы выступали за более мягкие отношения с гражданским населением, другие, в большинстве своем эсэсовские генералы требовали советских людей превратить в рабов и поступать с ними соответствующим образом, наказывая за любое проявление неповиновения или неподчинения.

   Вот обергруппенфюрер СС Гейдрих, накануне посещения Адольфа Гитлера Старо-Борисова, решил устроить маленькую провокацию. Он на совещание представителей Вермахта и Абвера, которое проходило в Старо-Борисове 4 августа 1941 года, направил одного из своих адъютантов, этого самого штурмбанфюрера СС Мартина Бурке, который и выступил с провокационной речью. Это дело не получило дальнейшего развития, так как именно 4-го августа Адольф Гитлер прибыл в Старо-Борисов. В штаб-квартире фюрер встретился с генералом-фельдмаршалом Федором фон Боком, а также со всеми четырьмя командующими армий группы армий "Центр". В тот момент у Гитлера болела голова по поводу взятия Киева, группа армий "Юг" застряла в укрепрайонах, построенных перед украинской столицей, и оказалась не в состоянии своими силами взять этот город.

   Вечером в штаб-квартире состоялся небольшой прием, на котором должен был появиться Адольф Гитлер. Прием проводился на открытой террасе, с которой открывался красивая панорама на Березину. К громадному для себя удивлению Васька нашел имя майора Нетцке в списке приглашенных офицеров на этот прием.

   Эсэсовцы, переодетые официантами, на маленьких подносиках разносили бокалы белого и красного вина, а также небольшие маленькие сэндвичи, канапе, на один только укус. Все было благопристойно, но страшно скучно. Адольф Гитлер и генералы, командующие армиями, долго не появлялись. Гости склонялись из угла в угол террасы, не зная, чем же себя занять. Некоторые из них начали потихоньку исчезать, но Васька решил держаться до последнего. Ему очень хотелось посмотреть вблизи на Гитлера, на человека, из-за которого сейчас гибли миллионы людей в Европе.

   Когда солнце покатилось к горизонту, на террасе загорелось множество китайских фонариков иона заполнилась множеством рослых эсэсовцев, верный признак того, что Гитлер скоро здесь появиться. Он действительно скоро появился в сопровождении фельдмаршала Федора фон Бока, по выражению лица которого было понятно, что для него разговор с фюрером был трудной задачей. Да и Адольф Гитлер чувствовал себя не в своей тарелке, молчал и мало с кем разговаривал. Полюбовавшись закатом, отказавшись выпить бокал красного вина, он подозвал адъютанта и тому негромко заявил, что устал и хочет немного отдохнуть. Тут же начался переполох подготовки к отъезду. Васька только удивился, что столько офицеров сопровождает Гитлера и все они одновременно занимаются одним делом вместо того, чтобы разделиться и каждому заниматься отдельным делом. Словом, возникла небольшая пауза ожидания, когда будет подан автомобиль фюрера. В этот момент фельдмаршал фон Бон в толпе офицеров заметил майора Нетцке, жестом руки приказал ему приблизиться.

   - Мой фюрер! - Сказал он, привлекая к себе внимание Гитлера. - Позвольте вам представить молодого, подающего большие надежды офицера Вермахта, майора Альфреда Нетцке!

   Гитлер развернулся всем телом и с явным интересом начал рассматривать Василия, сам он был ростом примерно в сто шестьдесят три сантиметра, а Васька вымахал, чуть ли не под два метра. Поэтому получилась интересная и весьма впечатляющая картина встречи этих двух человек.

   - Здравствуйте, молодой человек! - И Адольф Гитлер протянул Василию свою руку для рукопожатия.

   В этот момент Васька, раскинувшийся на кровати, как ребенок, причмокнул губами, перевернулся на другой бок и, не открывая глаз, продолжил досматривать свой такой удивительный, познавательный и интересный сон.

  Глава 14

  1

   Майор Курт фон Круге не выдержал искушения, этого старого и прожженного абверовца заинтересовало, как его заместитель умеет тратить государственные деньги. Помимо этого, он изнывал любопытством по поводу того, как майор Нетцке себе представляет, в каких условиях должны были бы работать военные разведчики. Поэтому, не смотря на напряженную ситуацию на фронте, шла Смоленская операция, он на целые сутки покинул штаб-квартиру группы армий "Центр" в Старо-Борисове, чтобы появиться в Минске.

60
{"b":"558886","o":1}