ЛитМир - Электронная Библиотека

   - Но, господин майор?

   - Что еще, Альфред?

   - Не могу ли я попросить десяти минут из вашего свободного времени, чтобы с вами обсудить один небольшой личный вопрос?

   - Хорошо, - произнес фон Круге и тяжело опустился на свой стул, - рассказывайте! Пока вы будете говорить, я выпью еще одну чашечку этого замечательного кофе! - Он поднял руку с чашечкой высоко верх и, привлекая внимание, толстой-претолстой буфетчицы, громко проговорил. - Фрау, будьте любезны, приготовьте еще одну мне чашечку кофе экспрессо.

   Альфред из внутреннего кармана своего офицерского кителя вытащил газетный обрывок с фотографией Эльзы и положил его перед фон Круге. Тот внимательно посмотрел на фотографию и с поскучневшим лицом собрался выслушать очередную любовную историю. Он уже начал привыкать к постоянному присутствию майора Нетцке рядом с собой, уже привык считаться с его мнением. Поэтому сейчас ему совершенно не хотелось вот так сразу же отказаться от работы с этим майором, человеком, который, по его мнению, был отличным, солдатом, умным человеком и добропорядочным гражданином Третьего Рейха!

   Тем временем, Альфред начал рассказ со своего появления на перроне Минского железнодорожного вокзала и своей посадки на экспресс "Минск - Варшава". Он в подробностях рассказал о появлении Эльзы в его купе и о ночной катастрофе. Также детально он описал процесс его и Эльзы выживания на месте катастрофы. Здесь он впервые упомянул свои подозрения в том, что они возможно находились за пределами планеты Земля. Альфред Нетцке ни словом не упомянул о бронекостюме, о бронетранспортере "Адамчик", хотя порой ему казалось, что он все еще носит на себе бронекостюм, но не может его активировать. А что касается "Адамчика", то этот малыш-бронетранспортер появится тогда, когда ему или Эльзе будет угрожать смертельная опасность.

   В общем, рассказ Альфреда получился долгим и неуклюжим, но фон Круге его внимательно выслушал до конца, ни разу не прерывая рассказчика, ничего не уточняя и не переспрашивая. В какой момент рассказа у майора Нетцке возникло ощущение, что Курту фон Круге он рассказывает такие вещи, о которых тот слышал или хорошо знает! Но, тем не менее, ни один мускул не дрогнул на его лице в течение всего его рассказа. Когда Альфред Нетцке завершил свое полуфантастическое повествование, Курт фон Круге попросил буфетчицу налить им по сто граммов шнапса. Когда шнапс теплой волной пролился в их желудок, то майор фон Круге одним глотком допил свой кофе. Затем он оторвал свои глаза от поверхности стола, задумчиво посмотрел Альфреду Нетцке в глаза и сказал:

   - Скажу только одно, майор, тебе очень здорово повезло в том, что ты вернулся обратно! Не знаю, каким образом ты стал офицером дивизии СС "Аненербе", но насколько я информирован, то подобные приключения случаются только с солдатами и офицерами этой дивизии СС. Рядовому солдату этой дивизии запрещено покидать пределы ее квартирования до тех пор, пока не получит офицерского звания. Только офицер этой дивизии может покинуть ее пределы, выполняя отдельные поручения и приказы своего непосредственного командира. Скажите мне, Альфред, почему вы именно здесь в гостинице, в таком неудобном месте, решили мне рассказать об этом вашем приключении?

   - Я уже давно собирался это сделать, но как-то не решался этого сделать! Где бы я с вами не встречался, где бы с вами не разговаривал, то повсюду нас слушали и записывали люди РСХА. А это мне, честно говоря, не очень-то нравилось, не люблю я делиться сокровенным перед чужими людьми! Здесь же в коридорах и в буфете гостиницы епепя-либо прослушка отсутствует, вот я и решился воспользовался подходящим моментом. Задал вам вопрос, который вот полторы недели меня волнует и беспокоит!

   - Понимаю, Альфред! Вы только меня извините, что я вам так мало рассказал об этой дивизии СС "Аненербе". Краем уха я слышал, что такая дивизия существует. Но, если спросите меня, чем солдаты и офицеры этой дивизии занимаются, то я затруднюсь ответить на этот твой вопрос.

  3

   Сегодня молодой минский архитектор Дима Осипов стал настоящим героем дня. Его творение, только что отремонтированный или, что было бы вернее сказать, заново восстановленный особняк, красовалось на пересечение улиц Карла Маркса и Ленина. Разумеется, это были название улиц советских времен, новые я пока еще не успевал запоминать. Многие дамы и кавалеры, пришедшие на прием по случаю сдачи этого служебного здания в эксплуатацию, и ранее видели это здание, но только оно было в полуразрушенном состоянии.

   В советские времена в этом здании располагалась республиканская библиотека. Сейчас же приглашенные на прием гости ходили по его четвертому этажу и восхищались претворенными в жизнь замыслам этого молодого архитектора белоруса. Да и было чему восхищаться, Дима Осипов надстроил четвертый этаж и спланировал помещения этого этажа. До ремонта все помещения этого дома особняка выглядели какими-то убогими, полутемными. Человек чувствовал себя в них стесненно. Сейчас же они стали более объемными, значительно увеличилась их площадь. Большие арочные окна пропускали больше света, отчего эти помещения стали более светлыми и теплыми, я чувствовал себя в них уверенно и спокойно.

   Небольшой прием по случаю сдачи в эксплуатацию восстановленного особняка проходил на четвертом этаже. На него было приглашено не так уж много публики. Гостями в основном были средние офицеры Вермахта, СС и криминальной полиции СД. Все они толклись в одном помещение, только некоторым разрешалось выходить на лестничную клетку и там курить.

   Три нижних этажа особняка пока еще были закрыты для доступа широкой публики. Так как, по словам организаторов приема, в отдельных помещениях этих этажей еще продолжалось художественное оформление помещений. Эту по-солдатски вежливую отговорку придумал сам майор Альфред Нетцке, он попросил эсэсовцев, несущих охрану внутренних помещений, подобным образом отвечать на вопросы всех тех, кто этим мог бы поинтересоваться! Потому что на деле ремонт на всех этажах особняка был давно закончен, но с того момента все помещения Абверовской стороны особняка были оккупированы сотрудниками минского и берлинского СД. Последние официально были командированы в Минске с тем, чтобы они приняли активное участие в подготовке и проведению обеда высокопоставленных особ, генерального комиссара и двух генералов!

   - Ну, ты же, Вася, прекрасно понимаешь, что Гейдрих не мог упустить возможности напичкать подслушивающей аппаратурой помещения, в которых будут работать сотрудники Абвера 2. Ну, так вот эти дурни из берлинского СД всеми силами стараются сейчас подпортить красоту ремонта, сделанного Димой Осиповым. А мы же после этого званого обеда запустим туда свою бригаду умельцев, которые эти жучки для подслушивания повытаскивают. Да, Вась, а кто же с нами по соседству от РСХА будет работать.

   - Штандартенфюрер СС Вильгельм Крихбаум по кличке "Вилли К.", в недавнем прошлом заместитель начальника III и IV управлений РСХА, а на обед с Кубе уже приехал группенфюрер СС Вальтер Грауфф, заместитель самого Рейнхарда Гейдриха. Майор фон Круге с ним уже встретился и обговорил вопросы, которые они поднимут во время обеда с генеральным комиссаром Кубе.

   Как только Берлин принял окончательное решение о том, что обед с участием генерального комиссара Белоруссии Вильгельма Кубе будет проведен тридцатого августа в пятнадцать часов в помещении будущего служебного комитета майора Альфреда Нетцке, то сотрудники СД туда сразу же переехали и с тех пор никого не допускали в это помещение. Майор Курт фон Круге тотчас же перезвонил майору Альфреду Нетцке, проинформировал его о решении Берлина, и, смеясь, добавил:

   - Еще раз, майор, спасибо за встречу, я этого не забуду! Ты представляешь, этот Вальтер Грауфф, в прошлом мой сокурсник по Лейпцигскому университету, вырос до заместителя самого Гейдриха. Вальтер Шелленберг рвался на этот обед в Минск, но Гейдрих, приревновав его ко мне, не пустил, а отправил этого тупицу Грауффа. Он в студенческие годы даже шпаги не умел держать в руках, поэтому мы его рожу так сильно поцарапали, что он выглядит настоящим боевым и отважным генералом. Хотя ни в одном столкновении с противником так и не побывал! Одним словом, Альфред, информация только для тебя. Берлин подтвердил важность нашей встречи с Кубе. Так что обед обязательно состоится, да и ты постарайся до самой последней возможности поближе ко мне держаться, а то всякое может случится, вдруг и ты понадобишься!

64
{"b":"558886","o":1}