ЛитМир - Электронная Библиотека

– Выживу.

– Всё, Кирюха, – деловито сказал он. – Дальше я один.

– Сними наручники.

– Дождёшься Шокера, он снимет, – хмуро сказал Марат, вынул из кармана ключик от наручников и положил его на приборную панель. – Всё, бывай.

Он стал выбираться из машины.

– И ты вот так уйдёшь?! Вот так возьмёшь и бросишь меня тут? Как тогда?!

Марек обернулся, помешкал немного и залез обратно:

– Как только я смог, я пришёл за тобой. Через два года. А тебя и след простыл… И я смотрю, ты прекрасно обходилась без меня столько лет. И нечего было мне, дураку, переживать. И так понятно было, что тебя обязательно на поверхность заберут. Вот и дело ты себе нашла. Правда, дрянное дело, но не мне тебе указывать. Так что бывай, систер.

– За что ты так со мной?

Он злобно нахмурился и промолчал.

– Да и хрен с тобой, бро. Только сними наручники, я хоть кровь вытру.

– Нет, оставайся так. Пусть видят, что Тайлер с тобой сделал.

– Зачем?!

– Затем. Ты что, тупая? Никому не говори, что я твой брат, и твоя карьера ловца не пострадает.

– Я не ловец.

Марек усмехнулся:

– Ну тогда и я не Тайлер.

– Я не ловец, Марек. Я их временный проводник.

Он расхохотался.

Я вздохнула и закрыла глаза:

– Ну и иди тогда в задницу. Утомил.

– Слушай, систер, я знаю цену, которую они готовы за меня платить. Они науськали на меня самого Шокера. И они никогда не позволят, чтобы с таким трудом пойманного преступника переправляла на поверхность какая-то малявка. Им нужна гарантия.

– И кто бы им эту гарантию обеспечил?

Марат пожал плечами:

– Я не знаком лично с элитой курьерской службы, многовато для меня чести будет, но наслышан… Они прислали бы Шокеру или Громилу, или Апрель, или, на худой конец, Светояра.

В моём кармане зазвонил телефон.

Марек вынул его, глянул на экран и нажал на ответ, а заодно и включил громкую связь.

– Тайлер, ты ещё здесь? – раздался голос Шокера.

– Считай, что уже нет. На этот раз ты, Шокер, просрал всё, что можно. Так что, если хочешь конфетку, тебе придётся побегать за мной ещё.

– Что с девушкой?

– Сам спроси. Она тебя слышит.

– Апрель! Ты как там?

– Бывало и хуже, Шокер, – проговорила я, отвернувшись.

– Ты цела?

– Позора больше, чем ущерба.

– Тайлер, отпусти её, хватит, – устало сказал Шокер.

– Да забирай. Причал Торгбаккен. Трусцой далековато будет. Такси возьми, – буркнул Марек и оборвал звонок.

Несколько секунд он сидел молча.

– Апрель… Сказали бы мне, не поверил бы, – вздохнул он наконец.

– Да мне с твоей веры, знаешь ли… – я проглотила ругательство и дёрнула руками за спиной. – Сними это с меня!

– Не сниму! – повысил голос Марат. – Не надо, чтобы они подумали, что ты как-то со мной повязана. Чтобы ни малейшего подозрения, понимаешь? Ты меня не знаешь, мне на тебя плевать – вот как это должно выглядеть!

Я не смотрела на него, отвернувшись в окно.

– Кирюха, я никогда бы тебя пальцем не тронул. Что ты лоб расквасила, за то прости. Надо было тебя пристегнуть, виноват.

Его рука легла мне на затылок, неловко погладила. Я попыталась ударить его скованными руками:

– Пошёл в жопу! Или ещё куда подальше!

– Дурёха… Ладно, я побежал. А то Шокер меня всё-таки сцапает. А мне нельзя. Они меня убьют, а у меня ещё дел по горло.

Я повернулась к нему. Марат смотрел на меня, поджав губы.

– Вали отсюда! – вздохнула я. – Шокер трусцой о-о-очень быстро бегает.

– Я найду тебя, обещаю! – Марек хлопнул дверью и побежал к одному из катеров.

– Да нужен ты мне больно… – процедила я, глядя ему вслед.

Он быстро расчехлил мотор, и через минуту белый катерок уже был чуть ли не на середине озера.

– На чёрта ты мне нужен, бро… – пробормотала я и заплакала. Слёзы размочили кровь из рассечённого лба, начавшую засыхать на ресницах, и она закапала, попадая в глаза.

Минут через десять примчавшийся Шокер рванул дверцу с моей стороны и сунулся в салон.

Было время, я считала русский мат самым изощрённым. Но гатрийцы нас превзошли. От перевода короткой фразы, которую, увидев меня, изрёк Шокер, зарделся бы любой бывалый прапорщик.

– Да ладно, – пробормотала я. – Тут дамы, между прочим.

Шокер осторожно довернул к себе моё лицо. Через кровавую пелену я видела только его светло-серые глаза.

– Зря он это сделал, – с плохо скрытой яростью сказал Шокер. – Ох, напрасно… Измордую мерзавца, когда поймаю…

– Ты поймай сначала, – буркнула я. – И освободи меня. Ключ на торпеде.

Шокер обежал машину, сел на водительское место, снял наручники, швырнул их на заднее сидение. Я с трудом вытащила из-за спины руки и стала разминать запястья.

Шокер тем временем полез за аптечкой, открыл контейнер, зашуршал чем-то.

– Что ты там возишься? Дай мне зеркало и салфетку какую-нибудь, и всё.

Шокер развернул ко мне зеркало заднего вида и сунул мне в руку смоченный перекисью кусок марли.

Увидев в зеркале свою физиономию, я поняла, что так потрясло Шокера. Крови из крошечной ранки над бровью было столько, что хоть в кино про гестапо снимайся. Марля вскоре превратилась в разбухший розовый пион.

– Ещё есть?

Через несколько секунд он дал мне свежий комок марли. Убрав с лица основной ужас, я откинулась на спинку сидения и прикрыла глаза.

– Почему ты не стрелял? – спросила я.

– Во-первых, у меня задание взять Тайлера живым. Во-вторых, жилые кварталы в любом случае не место для пальбы. Наконец, я никогда не стреляю, когда у объекта в заложниках мой человек.

– Я не твой человек.

– Сейчас – мой. И за всё, что с тобой случилось, отвечаю я.

– Что-то как-то хреново ты справляешься с этой ответственностью, – усмехнулась я. – Почему ты мне не сказал, что Тайлер – русский?

Шокер не ответил. Я открыла глаза и взглянула на него. Шокер тоже внимательно меня изучал.

– Я тебя спросила. Почему?

– А потому что его происхождение не имеет никакого значения.

– Да ну? Да он, когда узнал, что я тоже русская, сразу два и два сложил и понял, что если русские звонят в его дверь на задворках Стокгольма, то это могут быть только русские ловцы.

– Мне интересно, а как это он узнал, что ты тоже русская? – холодно уточнил Шокер.

– Он заговорил по-русски, я ответила…

Шокер изо всех сил саданул ладонями по рулю:

– А я тебе что-то непонятное сказал, когда инструктировал?! Английский или жесты – и всё! Говорил?!

– Говорил.

Шокер пробормотал ещё несколько слов, от которых прапорщик покраснел бы ещё раз.

– И тебе того же… герой! – фыркнула я.

И до того стало тошно, что я выскочила наружу и захлопнула дверцу изо всех сил. Спотыкаясь и пошатываясь, я прошла поближе к воде, глядя в ту сторону, куда умчался Марат.

Конечно, теперь я поняла: зря я так с братом разговаривала. Он ведь в самом деле попытался сделать всё, чтобы мы с ним «остались при своих». Он хотел спастись сам и не подставить меня. И если теперь мы никогда не встретимся, на это будет хоть какой-то шанс. Только бы он и вправду не стал меня разыскивать. Не надо ему этого делать…

– Ты извини, – раздался надо мной голос Шокера. – Моя злость совершенно не в кассу. Глупо требовать с тебя так же, как я требую с моих обученных и опытных ребят…

– Ну почему же?! – я повернулась к нему. – Я же сейчас твой человек. Поэтому давай, не стесняйся.

Шокер смотрел на меня сверху вниз, и на его высоком лбу собирались горестные складки домиком.

– Да что тебе от меня надо?! – заорала я, упёрлась ладонями в его грудь и попыталась оттолкнуть от себя.

– Ты не готова участвовать в операции, – тихо, но твёрдо сказал Шокер. – У тебя незалеченные травмы. Плюс ты сейчас ещё и голову пробила. Да и нервы у тебя ни к чёрту. Самое правильное будет сделать замену.

– Ты будешь просить командора?

– Нет. Тебе стоит поговорить с ним самой.

– Не буду.

15
{"b":"558887","o":1}