ЛитМир - Электронная Библиотека

У гатрийцев тоже есть презумпция невиновности. Если ты вину отрицаешь, наступает обязанность следствия её доказать. Но если обвиняемый вину признаёт, на том и порешают. Шокер вину свою не отрицает. Правдивы или нет те свидетельские показания, уже не играет роли. Если Шокер не станет себя защищать, ничего не спасёт. Титул – это лишь отягчающее обстоятельство, это означает, что преступление совершено кем-то из элиты, а значит, гнусно вдвойне.

Лорд Андрей Клайар! Вот так сюрприз из мусорной кучи… Как же это я в домике на шхерах так промахнулась? Имя выпытала, а фамилию – не догадалась.

– Ну что, нашла что-нибудь? – подошёл ко мне Лис.

– Да, вот это, – я сунула ему пластиковую бутылочку. – Чайную ложку на стакан воды или просто в рот влить, если пить не сможет, только чтобы не выплюнула.

– А это можно беременным?

– Думаю, да. Тут одни пряные травы. Только с дозой аккуратно, не ведром черпай.

– Эй, а ты-то как? – понизив голос, спросил он.

– И мне стакан организуй, если не трудно, – попросила я. – Что-то я ничего не соображаю.

Через минуту Лис вручил мне стакан, пронзительно пахнущий лекарственной травой, несмотря на то, что жидкость была совсем прозрачная. Я заставила себя выпить, а потом присела на стул, закрыла глаза и слушала, как ребята воюют с Лали. Кажется, им удалось скрутить её и влить лекарство. Её вой постепенно сошёл на нет, и когда у меня в голове, наконец, всё прояснилось, Лали уже тоже сидела за столом, обессилевшая, но живая и притихшая.

– За нами ведь тоже должны прийти? – уточнил Скай. – Вряд ли кто-то поверит, что никто из нас ничего не знает.

– Скорее всего, – сказал Лис. – Даже странно, что нас следом не повели.

– Это потому что мы с вами не аристократы, это раз, и всё равно под колпаком у курьерского департамента, это два, – пояснила я. – Нами займётся командор.

– Это если кто-нибудь уже не занялся им, – ухмыльнулся Лис. – Учитывая порочащие его родственные связи, это было бы не удивительно.

Я вынула свой телефон, нашла нужный контакт и вызвала командора. В этот раз мне пришлось слушать длинные гудки очень долго, пока, наконец, трубка не отозвалась раздражённым:

– Ну?

– Йан, у тебя всё в порядке?

– С каких пор тебя это занимает? – искренне удивился он.

– Ты где сейчас?

– Дома. С женой и племянницей, – устало отозвался Йан.

– Мне с тобой поговорить надо.

– О чём? Проститься хочешь? Ну так… простились уже. Больше не стоит. Но спасибо, что вспомнила.

– Йан, это срочно.

– Я с семьёй ужинать собираюсь.

– Йан, только что Андрея арестовали.

Наступила пауза.

– Ты где сама? – наконец, спросил командор.

– В городке. Я в гостях у его ребят.

– Давай тогда… через пятнадцать минут в доме на канале, – распорядился Йан. – Устраивает?

– Да, хорошо.

Я убрала телефон, посмотрела на ребят.

– Я пойду поговорю с командором.

– Давай я с тобой, провожу, – вызвался Лис.

– Нет, оставайся с ними. Не бросай Ская, мало ли что.

Я быстро ушла, чувствуя, как первая паника, которую так легко можно заглушить целебными гатрийскими травками, уступает место глухой и вязкой тревоге, от которой не бывает лекарств.

Глава 19

Мой старый знакомый серый домик на канале стал ещё прекраснее. Теперь из окон лился мягкий свет, а в саду появилось много зелени. Главные ворота были не заперты, и я свободно прошла к крыльцу. Здесь мне пришлось позвонить.

Дверь мне открыл молодой мужчина в униформе, низко поклонился на пороге.

– Госпожа, лорд Клайар наверху… – произнёс он по-русски с сильным акцентом. Йан уже и прислугу мне успел подобрать?

Я пронеслась мимо лакея… или как тут их называют… вечно я путаюсь в этих названиях. И эта «госпожа»… села на ежа… Нет, куда мне с моим-то рылом и незаконченным средним образованием в приличный гатрийский дом…

Перепрыгивая через ступеньки, я поднялась наверх и вошла в комнату, дверь в которую была открыта. В ту самую спальню, в которой мне так ни разу и не довелось переночевать. Не стоило дожидаться утра, чтобы понять, что на рассвете эта чудесная комната просто превосходна. Огромное окно-эркер выходило в сад, и солнце действительно должно было заливать комнату светом. Сейчас же окно было занавешено плотной серой шторой, и в свете двух торшеров, стоящих по углам, были видны изумительной красоты нежно-розовые цветы вишни на бледно-голубом, как майское небо, фоне. Не просто обои на стенах: цветы начинались ближе к верху и переходили на потолок, такой же голубой. И огромная кровать посреди комнаты оказалась словно под цветочным покровом. И у меня дыхание перехватило.

Сзади раздались шаги.

– Нравится? – спросил Йан. – Неплохо получилось… Жаль, что никому это теперь не нужно.

Я обернулась.

Командор сбрил с лица всю лишнюю растительность. Он шёл ко мне такой помолодевший и суровый, весь такой невозможно великолепный. Умеешь же ты очаровать, лорд Йан Клайар. И в душу плюнуть тоже мастер.

Он подошёл и собрался, как старый приятель, чмокнуть меня в щёку. Я отступила назад:

– Не надо, Йан. Просто здравствуй.

– Здравствуй. Рассказывай по порядку.

– Я была с ними, с Шокером и его группой…

В кармане у Йана зазвонил телефон. Он вынул его, глянул на экран и вскинул руку:

– Извини, пожалуйста! Я должен ответить.

Я замолчала.

Йан знал, с кем имеет дело, и динамик свой давно отрегулировал так, чтобы я ничего не могла расслышать. Поэтому я слышала только его.

– Да, слушаю… Я помню вас… Вот как?.. Продолжайте, Альдон… В чём его обвиняют?.. Основания?.. Этим показаниям можно доверять?.. Спасибо, Альдон, я учту. Я могу просить о свидании с братом?.. Понимаю, что не сразу. К кому мне лучше обратиться?.. Да, зарегистрируйте заявку на двоих. Брат и… невеста.

Йан ещё что-то выслушал и, уже после слов прощания, вдруг воскликнул:

– Секунду, Альдон! Не могу ли я узнать, чей донос в материалах дела?.. Хорошо, не донос, показания. Чьи они?.. Я не собираюсь оказывать давление… Ну, раз не положено, тогда ничего не поделаешь. Спасибо, Альдон!

Йан убрал телефон и с минуту молчал, уперев руки в бока и задрав голову к вишнёвым цветкам на потолке.

– Можешь и не рассказывать, вот мне всё и сообщили, – сказал он наконец. – Это офицер департамента безопасности Альдон, бывший школьный приятель Андрея.

– Он и командовал арестом.

Йан кивнул.

– Не хочет говорить, чей донос, – проворчал он раздражённо. – Хорошо хоть заявку на свидание взял сразу.

– Вряд ли Лали будет в состоянии пойти.

– Кто?

– Лали. Девушка из группы Шокера…

– Какая ещё, к дьяволу, девушка?! – рявкнул Йан. – Я тебя имел в виду!

– А какая я, к дьяволу, невеста?!

– Это неважно, – отмахнулся командор. – Свидание дают только родне. Невесте – тоже дадут. Невеста у вдовца вполне может быть. Андрей, похоже, тебе доверяет. Лучше, если мы пойдём к нему вдвоём.

– И как, по-твоему, я смогу выдать себя за гатрийку?

– У тебя же абсолютный слух, ты говоришь без акцента.

– Зато у меня из документов только личная карточка чужака и неподходящий чип в руке.

– Мы пойдём вдвоём, а со мной у тебя не будут требовать никаких документов и не будут проверять чип.

– А если будут?

– Не будут, – отрезал Йан.

Он опять замолчал, раздумывая. Потом очень глубоко вздохнул и с шумом выдохнул:

– Ну, братик… Вот поганец мелкий. Хоть бы об отце подумал. Старик ведь таких новостей не перенесёт…

– Йан, что теперь будет?

– Да плохо всё, Кира, – с горечью отозвался Йан. – Альдон сказал, он сразу вину признал. Зачем?! Даже если бы действительно был виноват, и то не стоило…

– Даже если? – переспросила я. – Ты считаешь, он не виноват?

– Нет, конечно, – вздохнул Йан. – Ничего он не организовывал, никакого побега. Он добросовестный, педантичный, честный служака, за что его и ценили. Ему такое и в голову бы не пришло. А если бы пришло, теоретически, то не пришло бы в голову это осуществить.

39
{"b":"558887","o":1}