ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Маркетинг 4.0. Разворот от традиционного к цифровому. Технологии продвижения в интернете
Королевство крестоносцев
Холодные звезды (сборник)
400 узоров
Возвращение
Жажда
Золотая удавка
Последняя петля
Пятьдесят оттенков свободы
A
A

- Давайте же, - пробурчал он. – Проходите за ширму и примеряйте.

Отодвигая в сторону ширму, я осмотрела комнату.

- Но тут нет зеркал!

- Конечно, нет, - он указал на подиум в зале, окруженный зеркальными стенками. – Только

там вы первый раз увидите себя в платье. Когда все будет готово. Это единственный способ

понять, производит оно нужный эффект или нет.

- Мне нравится ваш энтузиазм, - предупредила я. - Но я, правда, не собираюсь делать из

всего этого что-то особенное.

- Возможно, вы сами удивитесь.

Я хотела с ним поспорить, но мужчина буквально затолкал меня на примерку, задвигая за

мной ширму, чтобы оставить меня одну. Вздыхая, я уставилась на платья. Они все были разными, единственное, что их объединяло – это ярко-белый цвет.

Я до сих пор не могу поверить, что делаю это. Какое выбрать первым? Решение не имело

значение. Я прошла пальцами по каждому из платьев, пока не остановилась на одном. Оно

выглядело очень дорогим. Предназначено для королевы, не для меня.

Сбрасывая с себя одежду, я встала на цыпочки, полагая, что таким образом не будут тащить

подвенечное платье по полу. Я подняла пышную юбку, ее вес удивил меня. Несмотря на объем, платье было очень легким. Что эта за ткань?

Каждая складка была вышита филигранным рисунком и сияла, напоминая мне волшебные

крылья. И эта мысль заставила меня улыбнуться. Я не часто фантазировала и мечтала, будучи

ребенком. Родители всегда заставляли меня быть взрослой. Стягивая свой корсет, я начала

чувствовать себя… невестой.

Я буду похожа на нее?

Я закончила с завязками, спешно отгоняя от себя все мысли. Это не имеет значения, как я

буду на все это смотреть. Это просто работа, очередная жертва ради получения результата.

- Не бездельничайте там, - позвал Бейтс. – Скорей-скорей, дайте мне взглянуть на вас!

Я вдохнула, насколько позволял корсет и задержала дыхание, пока перед глазами не

появились черные точки.

Хорошо. Вот я и выхожу.

Выходя из примерочной, передо мной оказалось множество моих отражений. Я видела

свое платье сразу со всех сторон. Кружевная рябь, очерченная фигура, корсет, оставляющий мою

спину оголенной. Я никогда не надевала ничего подобного. Женщина в отражении не была

похожа на меня. Она была безмятежной и мягкой. Я же всегда была жесткой и напряженной.

О чем я, черт возьми, думала, приходя сюда?

Я не должна быть здесь, это… это все не для меня. Все только будут смотреть на меня и

смеяться, называя фальшивкой.

А разве я ей не являюсь?

- Разве оно не великолепно? – восхитился Бейтс.

Оборачиваясь к нему, я перекинула волосы через плечо. Я не могу объяснить ему всю ту

гамму эмоций, что терзали меня в этот момент.

- Я не знаю. Это замечательное платье, просто оно… выглядит смешно.

Это не для меня. Я не невеста.

Я – солдат.

Бейтс прищелкнул языком.

- Вы выглядите потрясающе.

- Потрясающе – недостаточно сильное слово, - раздался низкий хриплый голос.

Замирая на месте, я сжала собственные волосы. В зеркале я видела его отражение. Голубые

глаза, напряженная челюсть и сжатые кулаки.

Абель стоял здесь.

И наблюдал за мной.

- Глава Десятая-

Абель

Я замер, не в состоянии отвести взгляда от нее. Больше для меня ничего не существовало.

Никс напоминала волшебное видение. Сияющий опал, идеально чистый и сверкающий в

лучах света. Корсет обхватывал ее талию, верхушка подчеркивала идеальную грудь. В этот

момент мне казалось, что не может существовать женщины совершеннее.

Я хотел ее.

И хотел ее прямо сейчас.

- Сэр, пожалуйста, - зашипел Бэйтс. – Это плохая примета, жених не должен видеть платье

до свадьбы!

Я достал кошелек и не глядя протянул парню несколько сотен баксов.

- Выйди. Дай нам двадцать минут.

- Я… что? – спросил он.

- Абель, - произнесла Никс, упирая руки в бока. – Какого черта ты…

- Я сказал – выйди, - повторил я, выпроваживая Бейтса. Он что-то недовольно бубнил, но, пересчитав деньги, заткнулся. Кинув осуждающий взгляд на меня, он все-таки вышел. Я вновь

сфокусировался на Никс, подошел и подтолкнул ее в сторону примерочной.

- Абель! – воскликнула она, не ожидая моего напора.

Блять. Я и сам не понимал, что творю. В рождественскую ночь мне потребовались все

силы, чтобы перестать целовать ее. Никс пыталась доказать мне, что наш мир не так жесток, как

я привык думать. И если она хотела верить в это, я не собирался разрушать ее детскую

наивность. Было бы лучше, если бы я оставил ее в покое.

Было бы лучше, чтобы я больше никогда ее не касался.

Но я эгоист.

Я задернул ширму за своей спиной. Никс смотрела на меня, и я мог видеть себя – свой

голод - в отражении ее зеленых глаз.

- Что на тебя нашло? – спросила она.

Опуская свои ладони на ее плечи, я ответил:

- Не могу больше…

- Не можешь что?

- Устоять перед тобой, - мои губы накрыли ее. На вкус она оказалась слаще, чем в нашу

первую ночь, больше похожая на леденец. И гораздо меньше привкуса пива. Нас окружали

бесчисленные белоснежные юбки платьев, напоминающие снежный лес. И любое наше

движение заставляло их шелестеть, то ли осуждая нас, то ли подбадривая. Я не был уверен.

Я был сосредоточен только на Никс.

Под моими пальцами вышивка ее платья походила на письменную вязь. Которая

рассказывала мне историю. Обещала невероятные приключения, пока я спускался с талии к ее

шикарной заднице.

Никс зашипела, упираясь ладонями в мою грудь.

- Стой, - сказала она. – Мы не можем….

Я ласкал ее шею, не отрываясь, пока не почувствовал головокружение.

- Можем. Уже делаем…

Ее голос дрожал, медленно наполняясь нотками желания.

- Ты говорил…. Обещал, что не будешь спать со мной!

- Нет. Я говорил, что не стану этого делать, пока ты не попросишь, - мои пальцы нащупали

пуговицы ее корсета, расстегивая одну за другой. – А ты чертовски хочешь меня, я чувствую этот

запах.

- Но мы даже не купили платье, и нас услышат, - скулы Никс налились краской, так что я

мог почувствовать этот жар своей щекой.

- Я куплю его тебе, - я поцеловал ее ключицу, и заглянул в ее глаза. – И пусть слышат. Я

собираюсь взять тебя в этом платье, прямо здесь. И плевать, пусть весь мир узнает, что я с тобой

делаю.

Я нуждался в этой женщине.

Часть меня требовала осознать это. Я нуждался в ней? Пусть так. Я действительно имел в

виду, что нуждаюсь трахнуть ее.

Только это.

Пожалуйста, пусть это будет так.

Никс закусила нижнюю губу, стараясь приглушить собственный стон.

- Моя мать с ума сойдет, если мы испортим платье. И она не собирается оплачивать второе, и….

- Заткнись, - произнес я тихо, лаская ее шею своими губами. Последняя пуговица сдалась, и я расстегнул молнию, позволяя платью спасть к ногам Никс. – И не произноси ни слова. Хотя, можешь шептать мое имя. Или умолять о моем члене в себе.

- Я не стану умолять, - возмутилась она.

- Станешь, - я запустил пальцы в ее волосы, оттягивая голову назад. – Станешь.

Я вновь целовал ее, спускаясь ниже, не пропуская ни одного дюйма. Ее плечи вздрагивали, покрываясь мурашками. Ее светлая кожа настолько нежна, что мне достаточно подуть, чтобы

волоски встали дыбом.

Я развернул Никс лицом к стене.

- Замри.

Никс оглянулась, чтобы подсмотреть, что я делаю. Я опустился на колени, наслаждаясь ее

великолепными бедрами. Трусики туго обхватывали ее задницу.

- Чертов ад! – выдохнул я. – Вот это вид!

Я провел пальцами между ее бедер, еще сильнее вдавливая ткань трусиков в ее складочки, замирая, так и не дойдя до ее клитора. Я разглаживал ее губки двумя пальцами, наслаждаясь ее

26
{"b":"558899","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Четыре мертвые королевы
Тайм-серфинг
Современные родители. Все, что должны знать папа и мама о здоровье ребенка от рождения до 10 лет
Рискованное турне
Швейцарец. Лучший мир
Чиновник для особых поручений
Малыш Гури. Книга шестая. Часть третья. Виват, император…
Свобода строгого режима. Записки адвоката
Зима