ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Наследница журавля
Наполеонов обоз. Книга 2. Белые лошади
250 дерзких советов писателю
Линия мести
Проклятое желание
Заговор Флореса
Жизнь – игра
Поговорим по-норвежски. Повседневная жизнь. Базовый уровень. Учебное пособие по развитию речи
Массажист
A
A

лег в мою руку. Падающий с улицы свет отражался на радужной поверхности, пока я

прокручивал его в воздухе.

Если бы мы не встретились в ту ночь... если бы мы не переспали...

Было бы все иначе?

Если бы я встретил Никс впервые на той встрече по поводу договора, было бы мне легче не

подпускать ее к себе?

Смешно думать, что простое увлечение может стать моей слабостью.

Слишком много разных эмоций. Я бросил диск и достал пачку сигарет. Я уже въезжал в

гараж своего дома, когда звонок моего телефон застал меня врасплох.

Зажав сигарету уголком рта, я припарковал машину и ответил на звонок.

- Алло.

- Мистер Бёрч, - потрескивал искусственный голос в трубке. – У вас найдется минутка?

- Зависит от того, кто звонит, - ответил я, выходя из машины.

- Тот, у кого для вас есть предложение.

Усмехнувшись, я выбросил сигарету, затушив ее ногой. Табак уже не казался таким

хорошим, как это было раньше. После Никс ничто уже не было достаточно хорошо.

- Предложение? Это шутка?

Голос прошипел с искажением:

–-Больше похоже на предупреждение. Оставьте ее, и получите компенсацию. Останетесь с

ней – и испортите свою жизнь.

- Что? – я замер.

- Вы не женитесь на ней. Будете свободны, с миллионном долларов на руках. Разве это не

здорово – оказаться самому по себе, не отвечая ни перед кем, даже перед отцом.

- Кто вы? – спросил я, сжимая телефон.

- Подумайте об этом. В глубине души вы знаете, что оставшись с ней – уничтожите ее.

Подумайте. Зачем вам обоим становиться несчастными? Ваши привычки растопчут ее. Решите, что вам нужно – деньги, или убитая горем жена. Расскажете кому-нибудь о звонке, и сделка

отменяется.

Раздался резкий щелчок и звонок оборвался.

Я просто стоял, глядя на потухший телефон,. Что за хуйня? Они же не могут говорить

всерьез?

Мои кости пронзала ярость, телефон в руке заскрипел от моего сдавливания. Кто, блять, посмел попытаться встать между мной и Никс? Эта женщина принадлежит мне. Я никогда не

причиню ей вреда.

Тем не менее, этот измененный голос звенел в ушах до боли реалистично. Я всегда верил, что этот мир жесток. Почему это не должно меня коснуться? Я не был особенным. Я такой же

эгоист, как и все. Жениться на Никс, чтобы сломать ее жизнь? Растоптать ее сердце?

Какой смысл вообще подкупать меня? Какой-то план? Зачем они пытались отговорить меня

от брака? Это был кто-то, кого я знаю?

От всех этих вопросов болела голова. И один из них волновал меня больше остальных.

Если этот брак сделает меня счастливым, но в будущем разобьет ее сердце…

Смогу ли я на это пойти?

****

Я выпил все пиво, которое смог найти в своей квартире. И бутылку коньяка, которая была

спрятана у меня под раковиной, тоже.

В некоторой степени, я понимал, что веду себя деструктивно. Это мои старые привычки.

Если их можно назвать старыми. Я знал Никс меньше месяца, разве за это время можно

действительно измениться?

Мне не нужно меняться.

В любом случае, вряд ли у меня это получится.

Мой телефон лежал на кофейном столике Я заметил его, когда проходил мимо. С таким же

успехом это мог оказаться заряженный пистолет.

Кто, блядь, звонил мне?

Какого черта я делаю?

Поскольку моя мать умерла, единственный человек, на которого я мог полагаться – это я

сам. Никс начала пробираться ко мне под ребра, подбираясь опасно близко к сердцу, но… я не

мог говорить с ней. Во всяком случае, пока я не пойму, как мне следует поступить.

Женитьба на ней может разрушить ее жизнь.

Но если я сбегу – может произойти тоже самое.

Оскалившись, я ударил стену кулаком. Штукатурка осыпалась, мне повезло, что я ничего

себе не сломал. Потирая кулак и игнорируя выступившую кровь из-под рассеченной кожи, я

отхлебнул глоток из пустой бутылки.

- Дерьмо, - произнес я в пустоту. - Мне нужно больше алкоголя.

Я хотел утопить этот вечер в спиртном. Стресс кипел в моих венах, я был разгорячен, и

совсем не в хорошем смысле. Мне нужно выбраться отсюда, мне нужно просто… просто

двигаться.

Мне нужно бежать.

Я порвал футболку, после того как пролил пиво на нее. Проходя мимо спальни, я схватил

первую попавшуюся под руку рубашку. Накидывая сверху куртку, я покинул квартиру, при этом

меня немного шатало.

«Больше бухла, - думал я, хлопая себя руками, чтобы прогнать холод. - Алкоголь согреет

меня. И сотрет мои проблемы. Нет лучшего друга, чем полная бутылка».

Было уже поздно. Зима, облака затянули небо, и на улице стало темно. Воздух кусал меня

холодом, предупреждая, что скоро пойдет снег. Вдоль улицы магазины уже украсили свои

витрины красными и зелеными огнями. Веселые огоньки завели меня в первый же бар, который

я встретил на своем пути.

Я даже названия его не прочитал.

Наверное, я знал, что я делаю. Возможно, я бывал здесь раньше, запах несвежей маргариты

и грязных туалетов ударил в ноздри.

Мне было мало просто напиться. Для излечения мне требуется нежная грудь и крепкие

бедра, которые будут обхватывать меня. Это сделает ей больно.

Что, неужели во мне проснулась совесть?

Или она всегда у меня была?

Мне пришлось отгонять от себя мысли алкоголем. Сидя в баре с раскалывающимся

черепом, я позвал бармена.

- Налей чего-нибудь покрепче.

Он не колебался и протянул мне толстую кружку с янтарной жидкостью. Я залпом выпил

все, не важно, что это было. Не важен вкус – только спасительное онемение внутри.

Я уничтожу ее, если пойду на все это.

Ее…

И ребенка.

Нет, есть шанс, что я могу быть хорошим отцом. Но на хрен этот шанс, как я могу

рассчитывать на какую-то случайность? Как я вообще смогу жить, если Никс… и мой ребенок…

если я испорчу им жизнь?

Рыча, я упер больную руку в колено. Перестань думать об этом.

Перестань думать о них.

Но я представил Никс, и все стало только хуже.

- Привет, не ожидала увидеть тебя снова.

Повернувшись, я увидел блондинку. На ней было блестящее облегающее платье,

совершенно неподходящее для этой погоды. «Шалава», - подумал я отстраненно. Давно я с

такими не зависал, кажется уже вечность прошла.

Погоди. Моргнув, я узнал женщину, что заговорила со мной.

- Ты Триш, да? - девушка, которую мы спасли во время музыкального концерта.

Смеясь, она сделала большой глоток своего напитка.

- Ага. Забавно, я не думала, что пресловутый Абрам Бёрч запоминает имена всех женщин.

Мои внутренности перекосило, как будто их стянуло колючей проволокой. Она не

ошиблась. Список женщин, чьих имен я не помнил, был внушителен. Запуская ладонь в свои

волосы, я заставил себя улыбнуться:

- Только тех, которых спасаю. Не тех, с которыми сплю.

Ее глаза мерцали, она наклонилась ко мне, виляя бедрами:

- Ах. Знаешь, я ведь даже не узнала тебя тем вечером.

- Ну, на тебя тогда напали, это нормально.

Триш замолчала, прикрывая глаза:

- Это была странная ночь. Мне повезло, что та девушка подошла.

Та девушка.

- Никс, - сказал я. - Ее зовут Никс.

Она поджала губы, рассматривая меня свежим взглядом.

- Ты знаешь ее имя? Следуя твоим словам, ты с ней не стал спать, после всего.

Это должно было стать для меня очевидным раньше. Триш натолкнула меня на эту мысль.

Я не забыл имя Никс.

Мое сердце екнуло, язык кольнуло электрическим разрядом.

Я не забыл ее!

За всю свою жизнь, этого никогда не происходило. Женщины приходили и уходили. Они

оставлял свои трусики, они оставили какие-то пятна, но никто из них не задерживался в моей

памяти.

Только она.

Только Никс Холлоуэй.

- Хорошая рубашка, - произнесла Триш, теребя мой воротник.

В тот момент я посмотрел вниз, понимая, что эта та самая рубашка, которую Никс купила

31
{"b":"558899","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Думай иначе. Креативное мышление
Князь Тьмы и я
Квази
Шестая жена
Клиенты на всю жизнь
Трезориум (адаптирована под iPad)
Кровь на Дону
EXO. Музыка с другой планеты
Лекции по русской литературе