ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стивен Хокинг. Непобедимый разум
Родина
Метро 2035: Крыша мира. Карфаген
Сториномика. Маркетинг, основанный на историях, в пострекламном мире
Еда – лекарство от беспокойства. Как пища, которую вы едите, может помочь успокоить тревожный ум
Черчилль и Оруэлл
Metallica. Экстремальная биография группы
Королева брильянтов
Щель
A
A

представлял себе все те вещи, что она могла сделать… что я мог сделать с ней…

Рыча, я стиснул зубы с такой силой, что свело челюсти. Огонь охватил сердце, мои яйца

подтянулись, когда я начал кончать. Презерватив сделал свое дело, но клянусь, я наполнил его до

краев, так что латекс был готов лопнуть.

- Бля… - простонал я, пот градом катился по моей шее. Подо мной Никс прикрыла глаза.

Ее киска маняще обнимала меня, предлагая остаться внутри нее. Просто наслаждаться этим.

Получать удовольствие. Я ждал дольше, чем обычно, изучая ее ресницы, мягкий изгиб ее носа.

Она была очень красива. Как я умудрился до этого момента не замечать, насколько она

красивая?

Ее голова склонилась на одну сторону.

- Хорошо, - пробормотала она. – Я сделаю, я знаю…

Пораженный, я ожидал, что она объяснит, о чем говорит. Никс лежала, ее веки чуть

подрагивали. Она уже задремала. Я выебал ее так классно, что в сочетании с алкоголем, она

вырубилась.

Поворачиваясь, она негромко прошептала:

- Я все сделаю. Верь мне. Я всегда выполняю все, что ты просишь.

Мне совершенно не хотелось будить ее. Я осторожно отстранился, и мой член

выскальзывал из нее медленно, дюйм за дюймом. Ощущение было чертовски приятным, я изо

всех сил зажмурился, прикусывая язык, чтобы сохранить тишину. Черт возьми, она слишком

хороша.

Наконец, я оказался свободен. Вздохнув, я выбросил презерватив в мусорную корзину возле

кровати. Аккуратно, насколько мог, я стянул с кровати свое одеяло. «Кажется, Никс останется со

мной до утра», – подумал я, ошеломленный подобной мыслью.

Она лежала обнаженная. В моей комнате было слишком холодно, декабрьские морозы

брали свое. Лежа на матрасе, я мог чувствовать, как девушка дрожала. Нахмурившись, я накинул

на нее одеяло, поражаясь, что она не проснулась.

Я точно исчерпаю лимит добрых дел на этот год. Это было то, что я говорил себе, укрывая

ее, заворачивая одеяло плотно вокруг ее подбородка. Лежа рядом с ней, я продолжал

разглядывать ее лицо.

Смелая женщина... Достаточно храбрая, чтобы защищать неизвестного человека и

противостоять той накаченной скотине, а потом еще и настаивать на том, как будет правильнее с

ним поступить.

Женщина, которая оказалась столь же нетерпелива, столь же голодна до секса, как и я.

Настойчивое жужжание где-то в глубине меня пыталось донести мысль, что все, что

произошло сейчас, было чем-то особенным. Что эта незнакомка была особенной.

Нет.

Она такая же, как любая другая женщина, которую я цеплял до этого.

Звучит как-то неправильно, но это правда.

Должно быть правдой.

Не бывает никаких «особенных». Не в этом мире. Каждый сам за себя. Люди эгоистичны

до мозга костей и в конечном итоге это всегда вылезает наружу.

Она - никто.

С этими мыслями я уснул.

- Глава Вторая –

Никс

Во рту словно кошки нагадили.

Ворча, я перевернулась, проводя рукой по своим губам. Что, черт возьми, я ела? И почему

черепушка раскалывается так, словно на ней кто-то прыгал?

Наверное, это последствие рок-концерта.

По мере того как черный туман в моей голове медленно рассеивался, я вспоминала все

больше подробностей о вчерашнем вечере. Как я пошла на шоу, потому что у меня там было

назначено свидание. И как я уходила оттуда в гневе, когда стало ясно, что мой партнер приходить

не собирался.

Быть прокинутой – хреново. С моим плотным рабочим графиком, у меня не хватало

времени на нормальные знакомства, но я не переставала пытаться. Сайты знакомств стали для

меня единственным способом встретить кого-нибудь. Но прошлая ночь продемонстрировала

насколько это пустая трата времени.

Погоди... Прошлая ночь.

Так…. Девушка подвергшаяся нападению, и я, решившая вмешаться.

Лежа под одеялом, я чувствовала, как все мои мышцы ноют. Неужели это из-за того случая?

Как там звали эту девушку? Кажется, Триш…

Посмеиваясь над собой, я перевернулась на бок. Чем я вообще думала, бросаясь

геройствовать? Но ей нужна была помощь…. Этот парень собирался причинить ей боль, я точно

знала. И никто другой не спешил вмешаться!

Нет. Это не ... не совсем так, погоди ...

Моргая, я осмотрела мутным взглядом комнату. Мои стены всегда были такие белые?

Нет…. Моя квартира была голубой, что здесь вообще происходит?

Рядом со мной что-то задвигалось. Потом оно захрапело.

Ясность сознания вернулась так резко, словно в меня поезд влетел. Это не моя квартира.

А значит, это не моя кровать!

Я...

Нет.

Я села, одеяло соскользнуло с меня, подставляя мою обнаженную грудь холодному воздуху.

От резкого движения голова словно раскололась надвое. Я схватилась за виски и поморщилась.

Нет, такую роскошь, как отвлекаться на боль, я себе позволить не могла, во всяком случае, точно

не сейчас. Мне нужна каждая клеточка моего мозга, вся моя сосредоточенность чтобы понять, что я вижу.

Рядом со мной лежал незнакомец.

Волнами на меня нахлынули воспоминания. Все. Каждый пьяный момент вечера, каждый

потный, непристойный и дикий момент…

Я никогда никого не цепляла на ночь. Это была не я. Сочетание стресса на работе, стресса

после разговора с родителями, да и эта ситуация, когда меня прокинули со свиданием, вероятно, окончательно выбило меня из колеи.

Абель. Его зовут Абель, не так ли? Он ... Я не знаю, уговорил меня отдохнуть. Пойти

повеселиться, встряхнуться. Плюс ко всему, он же был моим спасителем, оттащившим от меня

потенциального насильника.

Ну и тот факт, что мужчина был горяч как ад, тоже сыграло свою роль.

Теперь, проснувшись ни свет ни заря, сидя на незнакомых простынях, глядя на точеную

мужскую фигуру и заметив ленту презервативов на полу, я сожалела обо всем.

Я переспала с кем-то, кто держит наготове так много презервативов. Дерьмо, почему

единственный раз, когда я решила расслабиться, и подпустить к себе мужчину, он обязательно

должен был оказаться гулякой?

Я прикрыла грудь рукой, лихорадочно ища взглядом свою одежду. Мне нужно выбраться

отсюда, прежде чем мужчина проснется. Выскальзывая из-под одеяла, я коснулась ногами чего-

то грубого.

Моя одежда!

Наклонившись, я собрала свои вещи, не отрывая взгляда от Абеля, словно параноик. Начав

отходить от постели, я не обратила внимания на то, что находится вокруг, и задела бедром

маленький будильник на прикроватной тумбе.

Часы свалились на пол с громким стуком. Я схватилась за лицо, закрывая рот ладонью, будто этот звук исходил из меня. А затем увидела время на часах.

Уже начало девятого?! Ох, ебать, ебать! Мне нужно бежать, у меня даже нет времени, чтобы

заскочить домой, чтобы переодеться. Встреча в офисе… Родители меня убьют.

– Доброе утро, – произнес гладкий, знойный голос рядом со мной.

Подтянув одежду в своих руках к самой шее, я уставилась на Абеля. Он сидел, откинувшись

на подушки, сложив руки за голову. Он выглядел полностью довольным, его голубые глаза тепло

мерцали в лучах утреннего солнца.

Его обнаженный торс с накаченными мышцами, щедро украшенными сложными

татуировками, вернул меня назад в воспоминания о прошедшей ночи. Как он нависал надо мной, целуя каждый дюйм моего тела, заставляя меня стонать, вздрагивать, кричать…. «Стоп, стоп, стоп!» - предупредила я себя.

Прочистив горло, я ответила:

- Э-э, доброе…

- Собираешься куда-то?

- Мне пора на работу, - произнесла я быстро.

- И ты решила забрать мои джинсы в качестве сувенира?

Растерянная, я осмотрела вещи, которые использовала, чтобы прикрыть наготу. Он

оказался прав, это совсем не то, что было на мне прошлой ночью. Заметив свою рубашку в

6
{"b":"558899","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рудольф Нуреев. Жизнь
Большая книга ужасов 78 (сборник)
В военную академию требуется
Грехи отцов отпустят дети
Главное в истории живописи… и коты!
Видящий. Лестница в небо
Любовь во время чумы
Легенда нубятника
Я беременна, что делать?