ЛитМир - Электронная Библиотека

Я повесила трубку и повернулась к Люси.

— Туше! — рассмеялась она.

Глава 21

После завтрака я вернулась в спальню, потом прошла в кабинет, решая, что взять с собой. В последнее время меня повсюду сопровождал алюминиевый кейс, и отказываться от неизменного спутника у меня не было никаких оснований. Я взяла также слаксы, рубашку, туалетные принадлежности и положила в сумочку «кольт». Мне нередко приходилось носить оружие, но раньше я и не подумала бы взять револьвер в Нью-Йорк, где за это запросто и без вопросов отправили бы в тюрьму. В машине я сообщила об этом Люси.

— Ситуационная этика. Лучше попасть за решетку, чем быть убитым.

— Вот и я так подумала, — ответила доктор Скарпетта, в недавнем прошлом законопослушный гражданин.

Чартерная вертолетная служба располагалась чуть западнее Ричмондского аэропорта, где несколько крупных компаний имели собственные терминалы. «Белл джетрейнджер» стоял в ангаре, и, пока Люси оформляла полетный лист, я, воспользовавшись любезностью одного из служащих, позвонила в администрацию судебно-психиатрического центра «Кирби».

Директор, женщина-психиатр по имени Лидия Энсор, начала разговор с большой осторожностью, однако прервала меня, когда я пустилась в объяснения.

— Мне хорошо известно, кто вы. Я полностью в курсе нынешней ситуации и окажу вам все возможное содействие, хотя не вполне понимаю, что вас интересует, доктор Скарпетта. Вы ведь главный судебно-медицинский эксперт штата Виргиния, не так ли?

— Так. К тому же я консультирую в качестве судебного патологоанатома ГОР и ФБР.

— Понимаю. Со мной уже связывались и предупреждали о вашем визите. — Похоже, мой ожидаемый приезд действительно стал для нее малоприятным сюрпризом. — Итак, вам нужна информация, имеющая отношение к одному из ваших дел? Точнее, к кому-то, кто уже умер?

— Доктор Энсор, в настоящий момент я пытаюсь связать ряд дел, и у меня есть основания подозревать, что Кэрри Гризен так или иначе, прямо или косвенно, вовлечена в них. Не исключено, что она была вовлечена в них еще тогда, когда находилась в вашем учреждении.

— Невозможно.

— Вы, вероятно, плохо знаете эту женщину, — твердо ответила я. — Что же касается меня, то я занимаюсь ею очень давно, еще с той поры, когда она вместе со своим сообщником Темплом Голтом совершила ряд преступлений сначала в Виргинии, а затем в Нью-Йорке, где Голт впоследствии был убит. Кэрри Гризен замешана в пяти убийствах. Как минимум.

— Я тоже хорошо знакома с историей мисс Гризен, — как будто оправдываясь, заявила доктор Энсор. — Уверяю вас, с ней обращались так, как того требуют наши инструкции, то есть с соблюдением всех мер безопасности.

— Ничего полезного в журнале наблюдения я не обнаружила.

— Как вы получили доступ к журналу?..

— Напоминаю, что я работаю с АТО, которое занимается расследованием нескольких пожаров с человеческими жертвами, и контактирую по этим вопросам с ФБР. Все дела, о которых мы сейчас говорим, находятся в сфере моей юрисдикции, потому что, как консультант правоохранительных органов, я имею статус федерального уровня. Однако в мои обязанности не входит ни арестовывать кого бы то ни было, ни бросать тень на ваше учреждение. Мой долг — восстановить справедливость в отношении мертвых и обеспечить безопасность живых. Для этого мне нужно получить ответы на несколько вопросов. И самое важное — я должна сделать все возможное, чтобы уберечь от смерти еще одного человека. Кэрри не перестанет убивать. Возможно, она уже сделала это после побега.

Директор ответила не сразу. Я выглянула в окно — синий вертолет уже стоял на бетонированной площадке перед ангаром.

— Доктор Скарпетта, что вам от нас нужно? Что вы хотите? — спросила наконец доктор Энсор усталым и напряженным голосом.

— У Кэрри был социальный работник? Кто-то, кто оказывал ей юридическую помощь? Кто-то, с кем она не просто разговаривала, но и общалась?

— Разумеется, мисс Гризен проводила довольно много времени с судебным психиатром, но он не состоит в нашем штате. Его задача в том, чтобы оценивать ее психическое состояние и давать рекомендации.

— Тогда вполне вероятно, что она манипулировала им, — сказала я, наблюдая за тем, как Люси забирается на колесо и начинает предполетный осмотр. — Кто еще? С кем еще она могла сблизиться?

— Может быть, со своим адвокатом. Да, пожалуй. Если хотите поговорить с ней, это можно устроить.

— Я сейчас отправляюсь в аэропорт. Мы приземлимся примерно через три часа. У вас есть вертолетная площадка?

— Не помню, чтобы к нам прилетал кто-то на вертолете. Здесь поблизости есть несколько парков. Я с удовольствием за вами приеду.

— Думаю, в этом нет необходимости. Мы сядем где-нибудь поближе.

— Хорошо. Буду вас ждать.

— Я бы хотела также увидеть камеру Кэрри Гризен и посмотреть, где она обычно проводила свободное время.

— Все, что пожелаете.

— Вы очень любезны.

Люси уже проверяла уровень жидкости, электропитание и все прочее, что следовало проверить до взлета. Она попала в свою стихию и делала то, что знала и в чем была уверена. Наблюдая за племянницей, я думала о том, что катастрофы с вертолетами происходят, наверное, не только в воздухе, но и на земле.

Выйдя из офиса, я забралась в кабину, заняла место второго пилота и с удивлением обнаружила на крючке за спиной Люси автомат. Вторым сюрпризом стало то, что средства управления на моей стороне не были блокированы. По инструкции пассажиры не должны иметь доступа к управлению, а потому педали рулевого винта отводились назад с тем, чтобы непосвященный ненароком не задел их ногами.

— Что это? — спросила я, застегивая ремень.

— Полет у нас долгий. — Она пошевелила педалями.

— Понимаю.

— У тебя будет время поупражняться.

— Поупражняться в чем? — с нарастающей тревогой спросила я.

— В управлении машиной. Все, что от тебя потребуется, — это держать высоту и скорость и не позволять ей заваливаться.

— Ну нет.

Люси вдавила кнопку стартера, и двигатель заурчал.

— Да.

Рев мотора стал громче, и лопасти начали вращаться.

— Раз уж ты собираешься лететь со мной, — громко, перекрывая шум, сказала Люси, — то я хочу знать, что смогу при необходимости положиться на тебя. Согласна? И между прочим, я не только пилот, но и дипломированный летный инструктор.

Я не ответила. Моя племянница добавила газу, увеличивая скорость вращения винта, потом проверила проблесковые огни и включила радио. Мы надели костюмы. Легко, словно сила гравитации просто перестала существовать, вертолет оторвался от площадки. Люси развернула машину против ветра и направила ее вперед. Набрав скорость, вертолет будто воспарил на крыльях. Мы поднялись над деревьями, оставляя солнце на востоке, а когда контрольная башня и город скрылись из виду, Люси приступила к первому уроку.

Я уже неплохо знала приборную доску и функции большинства органов управления, но весьма смутно представляла, как они работают вместе. Я не знала, например, что при подаче ручки от себя и увеличении скорости вертолет отклоняется вправо и что в таком случае пилот должен утопить левую педаль управления рулевым винтом, чтобы компенсировать вращающий момент главного ротора и удержать машину от дифферента. Новостью стало для меня и то, что при наборе высоты, когда ручка берется на себя, скорость снижается. И так далее. В каком-то смысле управление вертолетом напоминало мне игру на ударных, только в данном случае приходилось следить за глупыми птицами, вышками, антеннами и многим другим.

Люси оказалась терпеливым наставником, так что время летело быстро, и мы мчались к цели со скоростью в сто десять узлов. К тому времени, когда южнее показался Вашингтон, я уже довольно неплохо держала вертолет в нужном положении, одновременно управляя гироскопом направления и не теряя из виду компас. Наш курс был 50 градусов, и, хотя я так и не освоила работу с ГСН, или Глобальной системой навигации, Люси удостоила меня похвалой.

63
{"b":"5589","o":1}