1
2
3
...
72
73
74

Наконец мы оторвались от земли и развернулись носом против ветра. Макговерн смотрела на нас снизу, заслонясь от солнца ладонью. Люси подала мне карту и сказала, что я должна помогать ей ориентироваться. Потом связалась со службой управления воздушным движением.

— Борт два-один-девять Сьерра-Браво вызывает Уилмингтон.

— Уилмингтон на связи, два-один-девять.

— Прошу разрешения на взлет с университетского стадиона. Прием.

— Взлет разрешаю. Свяжитесь с вышкой, когда выйдете на курс.

— Вас поняла.

Люси коротко взглянула на меня и заговорила в микрофон:

— Направление три-три-ноль. Твоя работа, после того как наберем высоту, следить за курсом и помогать мне с картой.

На высоте пятисот футов с нами снова связалась диспетчерская служба:

— Уилмингтон вызывает вертолет два-один-девять Сьерра-Браво. Неустановленный летательный аппарат у вас на шести часах. Высота триста футов. Сближается.

— Сьерра-Браво понял вас, Уилмингтон.

— Неустановленное воздушное судно в двух милях к юго-востоку от аэропорта, назовите себя, — потребовал диспетчер.

Ему никто не ответил.

— Неустановленное воздушное судно, назовите себя.

Молчание.

Люси увидела его первой, прямо у нас за спиной и ниже линии горизонта. Это означало, что неизвестный находился ниже.

— Уилмингтон, — сказала моя племянница. — Говорит борт два-один-девять Сьерра-Браво. Вижу низколетящий объект. Попробуем избежать сближения. — Она обернулась и еще раз посмотрела назад. — Здесь что-то не так.

Глава 24

Сначала это было темное пятнышко, летевшее вслед за нами по нашей траектории движения и сокращавшее дистанцию. Потом, приблизившись, оно стало белым. А затем превратилось в «швайцер» с сияющей в лучах солнца кабиной. Сердце подпрыгнуло и сжалось от страха.

— Люси!

— Вижу, — зло ответила она. — Черт! Поверить не могу.

Моя племянница потянула ручку на себя, и наш вертолет резко пошел вверх. «Швайцер», сохраняя прежнюю высоту, двигался быстрее, потому что наша скорость при подъеме упала до семидесяти узлов, и постепенно приближался к нам с правого борта.

Люси включила радио.

— Вышка. Наблюдаю агрессивные маневры со стороны неопознанного вертолета. Попробуем уклониться. Свяжитесь с местными полицейскими властями. Есть подозрение, что в неопознанном вертолете находится вооруженный и опасный преступник. Буду избегать густозастроенных районов. Ухожу в сторону воды.

— Вас понял. Связываюсь с местной полицией. — Диспетчер переключился на общую частоту. — Внимание всем воздушным судам. Это диспетчерский пункт службы контроля. Воздушное пространство закрыто для входящего движения. Повторяю, воздушное пространство закрыто для входящего движения. Наземное движение приостанавливается. Всем работающим на этой частоте переключиться на частоту точки подхода «Виктор 135.75» или «Юниформ 343.9». Повторяю, всем работающим на этой частоте переключиться на частоту точки подхода «Виктор 135.75» или «Юниформ 343.9». Сьерра-Браво, оставайтесь на этой частоте.

— Сьерра-Браво вас понял.

Я знала, почему мы отклоняемся к океану. Люси не хотела, если такое случится, упасть туда, где могут быть люди. Кэрри, конечно, предвидела такой маневр, потому что знала, с кем имеет дело. Люси всегда думала о других. Она повернула на восток. «Швайцер» сделал то же самое, сохраняя прежнюю дистанцию и не идя на сближение, как будто его пилот был уверен в том, что спешить ему некуда. Вот тогда я и подумала, что Кэрри, вероятно, уже давно следит за нами.

— Девяносто узлов — предел, — сказала Люси. Напряжение в кабине поднималось, как температура при пожаре. — Больше не выжать.

— Она следила за нами сегодня, — ответила я. — Знает, что мы не дозаправлялись.

Мы прошли над пляжем. В какой-то момент внизу замелькали яркие цветовые пятна: купающиеся и загорающие люди. Некоторые, остановившись, смотрели вверх на два мчащихся над ними в сторону моря вертолета. Удалившись от берега примерно на полмили, Люси начала сбрасывать скорость.

— Мы не сможем удержать такой ход, — обреченно сказала она. — Возвращаться уже поздно. И горючего у нас мало.

Судя по приборам, топлива оставалось двадцать галлонов. Люси резко развернула вертолет на сто восемьдесят градусов. «Швайцер» находился футов на пятьдесят ниже и двигался нам навстречу. Из-за солнца рассмотреть, кто сидит в кабине, было невозможно, но я и так это знала. Вертолеты разделяло не более пяти сотен футов, когда я ощутила несколько последовавших друг за другом толчков, словно кто-то колотил по кабине. Наш «джет рейнджер» дернулся в сторону. Люси выхватила из кобуры пистолет.

— Они стреляют в нас!

Я вспомнила об автомате «калико», пропавшем из коллекции Кеннета Спаркса.

Люси толкнула дверцу, и та, сорвавшись с петель, устремилась вниз.

— По нам ведут огонь! — закричала Люси в микрофон. — Отвечаем! Держите всех подальше от района пляжа!

— Понял! Какая вам требуется помощь?

— Направьте в указанный район машины «скорой помощи»! Возможна аварийная ситуация!

«Швайцер» пролетел непосредственно под нами, и я увидела вспышки выстрелов и высовывающееся со стороны второго пилота дуло автомата. Наш вертолет снова тряхнуло.

— Кажется, попали в шасси! — вскрикнула Люси, пытаясь занять положение, при котором можно было бы и стрелять из пистолета, и управлять вертолетом.

Я заглянула в сумочку, но чуда не произошло, мой «кольт» остался в кейсе, который лежал в багажном отделении. Люси подала мне свой пистолет и протянула забинтованную руку за спину, где висел автомат «АР-15». Тем временем «швайцер» снова устремился в атаку, оттесняя нас к берегу; его пилот прекрасно понимал, что мы ограничены в маневрах, потому что не станем рисковать безопасностью находящихся на пляже людей.

— Надо вернуться к воде, — сказала Люси. — Здесь стрелять в них нельзя. Открой дверцу. Сбей с петель и сбрось!

Не знаю, как мне это удалось, но дверца сорвалась вниз, а в меня вдруг ударил поток устремившегося в кабину воздуха. Земля рванулась навстречу. Люси начала новый разворот, и наш противник тоже. Я взглянула на панель — стрелка топливомера опустилась ниже. Мне казалось, что это продолжается целую вечность: «швайцер» пытался оттеснить нас к воде, мы же старались прорваться к суше, чтобы попробовать приземлиться. Стрелять вверх они не могли из опасения повредить лопасти, а потому выжидали момент, когда наша машина окажется в зоне поражения. Мы шли над водой на высоте одиннадцати сотен футов и со скоростью в сто узлов, когда пули попали в фюзеляж, и мы ощутили сильные удары за спиной, в районе задней левой дверцы.

— Я поворачиваю, — сказала Люси. — Ты сможешь удержать нас на этой высоте?

Мне стало страшно. Я поняла, что мы погибнем.

— Попытаюсь.

Вертолеты неслись навстречу друг другу. Нас разделяло не более пятидесяти футов по горизонтали и около сотни по вертикали. Люси передернула затвор.

— Вниз! Давай! — завопила она, поднимая автомат.

Я послушно исполнила приказ. Мы мчались вниз со скоростью в тысячу футов в минуту, и у меня уже не оставалось никаких сомнений в неизбежности столкновения. Я попыталась взять в сторону, но Люси остановила меня:

— Держи прямо! На них!

Я не слышала выстрелов Мы пролетели над «швайцером» так близко, что только чудом не попали под его лопасти. Люси стреляла и стреляла, и я видела вспышки, а потом она вдруг схватила ручку управления и резко подала влево, подальше от белого вертолета, превратившегося в огненный шар. Ударная волна отшвырнула нас в сторону, и я приготовилась к худшему.

Внезапно все изменилось, и передо мной снова было только чистое небо. Краем глаза я заметила объятые пламенем куски, которые падали в синеющий под нами Атлантический океан. Люси выровняла машину и перешла в широкий, плавный разворот. С изумлением и недоверием смотрела я на свою племянницу.

— Получи, сука, — сдержанно и сжато выругалась она, провожая взглядом рухнувшие в сияющую воду обломки.

73
{"b":"5589","o":1}