ЛитМир - Электронная Библиотека

Это вызвало у него хотя и легкое, но все-таки раздражение.

Умеют же англичанки убить чудо сокровенного, одеваясь так, будто под одеждой у них вовсе не мягкая женская плоть. Так, что прикосновение руки к женской талии напоминает о черепахах и раковинах, вместо того чтобы воспламенить мысли воспоминанием о мускусе и спальнях. Бесчисленное количество мужчин и женщин надрывались, выращивая хлопок, чтобы произвести все эти нижние юбки, чтобы англичанин не знал, что у женщины есть ноги. Чтобы ему ничто не напоминало, что бедра ее плавно изогнуты, что колени сзади восхитительно по-женски таинственны, что ее лодыжки ощущаются гибкими и гладкими на спине мужчины.

Мисс Энн Марш может прятать от него все, что угодно, но он нес ее на руках, одетую только ночную рубашку. Он уже знает, что она мягка и женственна под этим своим нелепым персиковым платьем и что кожа у нее пахнет лавандой и розами.

Она подняла руку, чтобы поправить шляпку с омерзительно безобразными лентами и стеклянными виноградинами.

– Благодарю вас, – Энн смотрела, как уводят фаэтон, – но я никуда не пойду с вами, милорд, пока вы не объясните, что происходит. Вы говорили об отдельной гостиной и вашем кузене. Иначе я попрошу трактирщика отправить меня обратно к тетке.

Времени на любезности не оставалось. Джек точно вспомнил, кто он, и заговорил так, как мог бы говорить его отец:

– Вы думаете, я собираюсь овладеть вами, мисс Марш?

Она густо покраснела, и глаза ее наполнились слезами. И все же она подняла подбородок и покачала головой:

– Нет, милорд, конечно, нет.

– Мой кузен ждет нас. – Джек глубоко вздохнул и сбавил тон. – Я нанял служанку, и она тоже ждет. Мы с вами в самом скором времени уедем в Уилдсхей, но переодетые. А человек в синем тюрбане топчется там, снаружи, у ворот. Его дружки уже спешат присоединиться к нему. Я все объясню, как только мы войдем, но здесь задерживаться небезопасно.

– Да, – сказала Энн. – Прошу прощения. Я, наверное, кажусь вам очень глупой.

Она выпрямилась и, стараясь выглядеть как положено порядочной женщине, прошла по двору к двери в трактир. Придерживая за локоть, Джек провел ее наверх, в комнату Ги.

Девица с кухни стояла у окна. Выглядела она бледной, но решительной. Джек сразу познакомил их – служанку звали Рейчел Рен, – и Энн Марш села на стул, пододвинутый ей Ги.

– Прекрасно, – сказала Энн, лицо у нее было белее мела. – Что же мы будем делать дальше?

– Здесь мы обменяемся одеждой, мисс Марш, – сказал Джек. – Потом продолжим наше путешествие уже в другом экипаже, в то время как мистер Деворан и мисс Рен в нашей одежде вместе уедут в фаэтоне, чтобы увлечь за собой преследователей.

– Но мне не во что переодеться, – сказала Энн.

– Когда мы приедем в Уилдсхей, мои сестры с удовольствием одолжат вам все, что нужно. А до того я обеспечил вас всем необходимым.

Он указал на коробку, стоявшую подле камина. Энн внимательно посмотрела на нее. Рейчел Рен молчала, уставясь в окно, словно плохо понимала по-английски.

– Прошу прощения, что оскорбляю вашу скромность, мисс Марш, – продолжал Джек, – говоря о подобных вещах, но, конечно же, белье вы можете оставить свое. Однако прошу вас снять шляпку, мантилью и платье, чтобы мисс Рен могла все это надеть. – Он усмехнулся. – К счастью, шляпка у вас весьма заметная.

Энн посмотрела на него с некоторым вызовом:

– Моя тетя всю ночь отделывала ее.

– В таком случае нужно поблагодарить миссис Сейли за любезность. Как только мисс Рен ее наденет, никто не догадается, что она не мисс Энн Марш, чья тетушка просидела всю ночь за шитьем. А мы достали для вас новый туалет. Мы с вами уедем отсюда как фермер Осгуд и его жена в симпатичной маленькой фермерской двуколке, купленной по случаю.

– Вы немало потрудились, – сказала Энн, усмехнувшись. Не разделяя ее веселья, Джек с удивлением посмотрел на нее:

– Да, полагаю, так оно и есть, хотя могу припомнить случаи, когда трудиться приходилось и больше.

Она некоторое время молчала, потом взглянула на Ги.

– А мистеру Деворану и мисс Рен ничего не грозит?

– Ничего. Весь день они будут курсировать в виду берега. Наши преследователи будут наблюдать и ждать. Когда мистер Деворан и мисс Рен наконец вернутся, они будут выглядеть самими собой. Эти гадины смогут обыскать яхту и поймут, что их обвели вокруг пальца, но к тому времени мы благополучно доберемся до Уилдсхея.

Энн закрыла глаза и некоторое время сидела в полном молчании. Остальные ждали. Наконец она подняла голову и посмотрела прямо на Джека.

– Полагаю, это хороший план, – сказала девушка.

– Это план безумца, – сказал, усмехаясь, Ги. – Вот почему он скорее всего сработает. Вы согласны, мисс Марш? Тогда мы с мисс Рен отправляемся.

Она кивнула. Джек поймал взгляд Ги, и мужчины вышли.

– Это план безумца, – повторил Ги, когда они сняли с себя фраки.

Джек рассмеялся:

– Да, конечно, но, наверное, совсем по иной причине, чем ты думаешь.

Ги поднял брови:

– Тогда по какой же?

– По той, что при всей хрупкой внешности мисс Энн Марш она – леди, обладающая такой силой духа, что скорее наденет вишневые ленты и стеклянные виноградины, чем оскорбит чувства тетки, которая ее любит.

– Значит, ты думаешь, что эта шляпка не соответствует ее вкусу?

Джек рассмеялся:

– Уверен, что не соответствует!

Теперь, когда она связала себя словом, ей придется пройти через это. В сердце своем она услышала только одно – слова, произнесенные голосом ее отца: «Ты должна пройти через это, Энни!»

Энн сняла шляпку, мантилью и хлопчатобумажное персиковое платье, потом, стоя в полуботинках и нижних юбках, ждала, пока служанка надевала ее одежду. Они были одного роста, но у служанки волосы были золотисто-белокурые, а глаза синие, как барвинки: настоящая английская красота. Если бы не шляпка, спутать их было бы невозможно.

Прямо скажем, вишневые ленты и виноград были более чем заметны. И конечно же, они были ужасны. Широкие поля полностью скрыли лицо Рейчел. К своему великому удивлению, Энн почувствовала даже некоторую радость. Безумная идея лорда Джонатана может сработать!

Она развеселилась почти так, как если бы играла в переодевания с сестрами и братьями. Энн протянула руку к коробке и нашла там добротное синее платье, шляпку с полями козырьком и коричневый плащ – именно так оделась бы жена любого фермера, отправляясь в город за покупками. Рейчел помогла ей надеть платье.

– Ой! – воскликнула служанка. – Господи помилуй! Подол стлался по полу, а талия была рассчитана на куда более крупную женщину. Энн утонула в синей хлопчатобумажной ткани, как младенец в пеленках.

– Слишком велико, – сказала Энн, хотя это было и так очевидно. – Его светлость мог бы засунуть в него нас обеих!

Рейчел усмехнулась в ответ, блеснув глазами, а потом девушки рассмеялись – славная разрядка после такого напряженного утра. Кто-то постучал. Рейчел подошла в двери, выглянула, потом распахнула ее, и появились Ги Деворан и… неужели фермер Осгуд? На мистере Деворане теперь были синий фрак, белоснежный галстук и высокая шляпа – все, в чем только что красовался его кузен, зато лорд Джонатан стал неузнаваем.

Как Энн и ожидала, на нем была одежда фермера. Он припудрил чем-то белым – наверное, мукой – волосы, чтобы смягчить их цвет. Но и с лицом своим он тоже что-то сделал. Да, он щеголял трубкой и маленькими бакенбардами, но даже глаза его и губы изменились. Энн попыталась удержаться, но ее так и подмывало захихикать.

– Ах, – сказала она, – Господи помилуй!

– Сажа, – отозвался он, встретившись с ней глазами. – Не собственно борода, но подделка на скорую руку в опасную минуту. – Размахивая трубкой в одной руке, он посмотрел на Рейчел и сказал с хорошим западным акцентом: – Мисс Рен, вы очаровательны. Никто не подумает, что вы не мисс Марш.

Ги склонился к руке служанки. Та присела в реверансе и пошла с ним к двери.

– Увидимся в Уилдехее, – сказал лорд Джонатан. – Желаю удачи!

11
{"b":"559","o":1}