ЛитМир - Электронная Библиотека

– Наши преследователи не пойдут за нами следом?

– Они могут пойти по нашим следам, но другой лодки им не найти. И они не узнают, где мы оставили нашу. Я думаю, они найдут обломки ниже по течению. Потом я одолжу у Кеньона лошадь, чтобы проехать десять миль до Уилдсхея, взять там карету и вооруженных слуг. Ваше приключение закончилось, мисс Марш.

– Да.

Увидев ее поникшие плечи Джек ощутил странную горечь и неожиданное чувство вины.

– Что случилось?

Она отвернулась, потом снова посмотрела на него. Ее ресницы слиплись. Словно сознавая собственную уязвимость, она тут же отвела глаза, но он знал, что она смаргивает вместе с дождем слезы.

– Ах, ничего, – сказала она. – Мне не очень-то привычно так безоглядно верить постороннему человеку. Это несколько выбивает из колеи.

– Вы жалеете, что наше путешествие завершилось?

– Думаю, что вы ради собственной цели совершенно сознательно старались вызывать во мне слепое восхищение. И, как вы и ожидали, добились этого хотя бы отчасти. – Она провела по лицу тыльной стороной руки. – Наверное, я чем-то похожа на кролика перед змеей. К счастью, я уверена, что этот недуг скоро пройдет – чашка крепкого чая, и я снова стану рассудительной мисс Энн Марш.

Проклятие! Ему понадобилось очаровать ее, чтобы она слушалась, но большее в его планы не входило. И все же она, сама того не желая, нарушила его планы – он был беспечен и потакал себе, наслаждаясь ее обществом без оглядки. Она же, со своей невинной храбростью, не отвергла этого и не впала в ярость.

И вот он поймал ее, точно блестящую рыбку в сеть. Протяни он руку, и она упадет в его объятия в приступе смятенного желания и безропотно принесет в жертву свою девственность.

Желание вспыхнуло, жаркое и нетерпеливое. Черт бы его побрал! Пикантно было бы обучить эту хорошенькую невинность. Замечательно было бы посвятить в тайны тайн ее длинные ноги, гибкую спину и белую шею. Его пальцы ныли от желания расшнуровать защитный корсет, освободить ее целомудренные груди для своих губ и рук. Ему страшно хотелось преподать ей науку наслаждения. Это очень легко сделать.

И словно его пальцы уже скользили по нагой женской плоти, возбуждение разгоралось, сильное, требовательное и властное. Наслаждение!

Она совершенно не понимает, что жаждет того же. Она даже не знает, что это значит.

Она – англичанка, обручена и выйдет замуж.

Лодка повернулась, царапнув по корням, когда Джек рывком направил нос к берегу. Он выпрыгнул на землю, подтащил лодку и протянул руку, чтобы помочь Энн. Она вложила пальцы в его руку и стала рядом с ним. Пустая лодка медленно повернулась в завихрении потока, который унесет ее вниз.

– Совместное приключение часто приводит к образованию временных уз, – сказал он. – Я тоже их чувствую, но они исчезнут, когда я доставлю вас в лоно своей семьи. Мои сестры угостят вас россказнями о моих менее достойных деяниях. Мой старший брат сразу же затмит меня своими достоинствами, и я окажусь колоссом на глиняных ногах. Вы тут же забудете обо всем, когда увидите, кто я на самом деле.

Энн опустила пальцы, словно он обжег ее, переступила через корни дерева на тропинке, потом немного постояла не двигаясь, глядя на деревья, и капли дождя падали ей на волосы.

– И кто же вы? – спросила она.

– Обыкновенный человек. – Дождь усилился, и Джек зябко поежился, плечам его стало холодно.

Она обеими руками подобрала юбки.

– Нет, я думаю, что вы именно тот, каким я вас вижу, и я права, восхищаясь вами. Вы необыкновенный. Другой. Не похожий ни на кого из моих знакомых. Я не вижу ничего дурного в честности, как мы и договорились, и некоторое наивное обожание героя только естественно в наших обстоятельствах, разве не так? Не пытайтесь опровергнуть мои чувства.

– Я не герой, мисс Марш.

Энн поморщилась, словно от боли.

– Нет, герой! Но это не имеет значения. В конце концов, благополучно влюблена в своего жениха.

Она пошла прочь по тропинке, а он смотрел ей вслед. Тропа была усыпана сорванными листьями и веточками. Высокое дерево, упавшее на соседние, скрипело ветвями. Вывернутые корни скрутились, оставив зияющий шрам в земле. Ее сердце горело от горького понимания, что она и лорд Джонатан никогда не будут равными, что они вращаются – и всегда будут вращаться – в разных мирах. Он со своим титулом, опытом и природной силой принадлежит к более высокому классу, чем она.

Ее не страшила мысль о том, что она на самом деле влюбляется. Ее страшило неодолимое влечение к нему.

«Даже при сильных разливах английские реки – довольно смирные создания… Мне не нужна жена. Я собираюсь вернуться в Азию».

Разве может она влюбиться в лорда Джонатана? Она любит Артура. Она собирается за него замуж. Артур сделает ее счастливой, даст ей будущее, о котором она всегда мечтала. Но теперь Энн рискнула бросить взгляд на что-то совершенно другое и увидела, что оно блестит, как золото.

Мисс Энн Марш никогда не забудет этот день, пока жива. Для Дикого Лорда Джека этот день ничего не значит.

Он странствовал по пустыням, где небо наклоняется, чтобы поцеловать землю, пережил невообразимые приключения в местах столь экзотических, что она и представить себе их не может. Он вернется туда, как только позволят обстоятельства. Она – англичанка, провинциалка, заурядная особа. Как только он вернет себе свою драгоценную окаменелость, он даже не вспомнит ее имени.

Дождь припустил сильнее. Тропа раскисла и была скользкая от листьев. Она споткнулась о корень, чуть не упала и остановилась, не в силах преодолеть сердитые слезы. Дура! Почему не прожить этот день таким, каков он есть, и больше ни о чем не думать?

– Бегите!

Энн резко повернулась. Лорд Джонатан бежал от реки, глаза его были устремлены на что-то у нее над головой.

– Бегите! – крикнул он. – Быстро!

Резкий звук разнесся по лесу. Энн рванулась с места, сделала шаг и снова поскользнулась, держа свои юбки обеими руками.

Звук был такой, точно разрывалась земля. Лорд Джонатан налетел на нее. Одним взмахом руки он сшиб ее с тропинки. Она скользнула, запуталась ногами в подоле платья и упала рядом с основанием крепкого бука. На то место, где она только что стояла, обрушилась, прорвав другие ветви, сломанная верхушка поваленного дерева.

Лорд Джонатан успел отскочить в сторону, но спутанные ветки настигали его. В вихре обломков он упал под ударом покатился. Но хлещущие сучья краем задели его, и обломок дерева сильно ударил в висок.

Энн с трудом поднялась на ноги. Лес теснился вокруг, густой и тихий, только с листьев здесь и там стекали капли. Ничто не движется, кроме дождевой воды, собравшейся в ручейки, которые сбегают по раскисшей почве к реке. Лорд Джонатан Деворан Сент-Джордж лежит на тропинке лицом вниз. Он одолел банду убийц в бешеном танце единоборства, а потом был сражен деревом.

Дождь шумит. Энн отвела одну из веток и опустилась на колени рядом с ним. Коченея от страха, она отбросила листья и веточки, глядя на его побелевшее лицо. Кровь и грязь размазаны у него над ухом.

– Господи, – сказал он севшим голосом. – Черт бы побрал эту бурю!

Энн чуть не потеряла сознание от облегчения.

– Вы живы!

Он поднял голову, но уронил лицо на руки, его локти наполовину были погружены в грязь.

– Так мне кажется, мисс Марш.

– У вас кровь! Я сделаю вам повязку.

– Это пустяки, дайте мне одну минуту.

Джек повернулся и сел. Дождь молотил по его плечам, рубашка прилипла к спине, он обхватил свою голову, упершись руками в колени. Энн подобрала юбку платья и попыталась оторвать полоску от нижней юбки, от разумной, практичной нижней юбки.

– Не сходить ли мне за помощью? Не знаю, что будет лучше! Вряд ли стоит оставлять вас.

– Нет, стойте! Это небезопасно. – Он протянул руку и схватился за ее запястье. – Я смогу идти, если вы мне поможете.» Я не совсем…

Тяжело опираясь на ее руку, он встал, потом немного постоял, раскачиваясь. Энн обхватила его за пояс обеими руками. Он совсем замерз в мокрой рубашке.

20
{"b":"559","o":1}