ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой грешный герцог
Забойная история, или Шахтерская Глубокая
Мои годы в General Motors
Марта и фантастический дирижабль
Денег нет, но ты держись!
Монстролог. Дневники смерти (сборник)
Конклав
Черная кошка, зеркало и пустое ведро (сборник)
Севастопольский вальс

– Вовсе нет. Я хочу, чтобы мы были честны относительно наших желаний. Я хочу, чтобы мы принимали страсть, а не демонизировали ее. Не знание выгнало нас из Рая, выгнал страх.

Герцог смотрел так, словно его младший сын вырос с двумя головами.

– Вы добавляете к вашим грехам богохульство, сэр?

– Я не хотел никого оскорблять, – мягко возразил Джек. – Но отрицайте естественные потребности человеческого тела во имя добродетели, допустите торжество полового пуританства – и результатом будет только лицемерие, проституция и человеческое страдание, как доказывает хотя бы одно посещение Лондона.

– Мой сын, очевидно, презирает английскую культуру. – Герцогиня встала. – Но ведь Восток не предлагает ничего лучшего, не так ли, Джонатан? Только бесконечный бег от себя, но в сердцевине лежит бесчестье, точно червоточина. Ты гонишься за пустотой. Награду, которую ты ищешь, может найти только человек с чистым сердцем.

– У вас двое сыновей, матушка, – сказал Джек. – Но вы правы, как всегда. Кто еще может заглянуть одним взглядом в каждый скрытый угол моей души и найти ее неполноценной?

Герцогиня остановилась перед ним и посмотрела ему в глаза.

– Я вырастила вас не для того, чтобы вы причиняли страдания каждой женщине, которая любит вас.

Солнце мерцало на матери и сыне, словно они были одни в комнате. Погруженный в тень герцог сидел неподвижно у огня, лицо у него окаменело. Райдер смотрел в окно пустым взглядом. Энн сжала руки на коленях, сознавая, что она ничего не понимает в подводных течениях этого страстного личного разговора.

– Потому что я уехал в Индию против вашей воли? – тихо спросил Джек. – Потому что вы не могли руководить мной и по-прежнему не можете?

– Я не настолько глупа, но мне невыносимо потерять вас.

– Значит, вас не радует, что мои обязательства перед мисс Марш дают вам возможность заставить меня остаться в Англии?

Герцогиня положила руку на рукав Джека, словно стремясь удержать его.

– Это всегда было желанием моего сердца, но теперь я готова отказаться от него.

Джек устремил взгляд на нее пальцы.

– Вы были правы, негодуя на мой отъезд из Уилдсхея несколько лет тому назад. Я поехал в Азию без какой-либо особой цели, просто очередной бесполезный отпрыск английской знати захотел увидеть мир. Но оказавшись там, я обнаружил, что в конце концов обрел нежданный дар, позволяющий следовать к некоей цели.

– Цели многосторонней, насколько я понимаю, – сказала герцогиня. – Эта цель вела вас через пустыни и горы. Но тот сын, которого я любила и хотела удержать при себе, умер, не так ли, где-то на этих высоких перевалах?

Джек стоял без движения, слегка наклонив голову. – Да.

– И так вы стали человеком, который посвятил себя откровенной погоне за чувственными наслаждениями, перемежая их дикими и смертельно опасными приключениями? Мой сын теперь ревностный поборник эротических искусств, который презирает всякие цивилизованные ограничения?

– Эротическое искусство и ограничения не являются взаимоисключающими, ваша светлость. Напротив.

– И все же вы без колебаний решили потакать своим самым основным потребностям, оставшись на одну ночь наедине с невинной девушкой, которая доверилась вам?

– Для этого у меня нет оправданий. Герцогиня опустила руку и отвернулась.

– Я думала, что, может быть, рассказы, которые я слышала, несправедливы. Я надеялась, что мой Джек вернется ко мне, старше и мудрее, возможно, но не изменившимся в глубине души. Но станете вы отрицать, что были добровольным учеником у самых бесстыдных куртизанок и наложниц? Что вы вступали в связь с каждой похотливой, экзотической женщиной от Греции до Азии, которая предлагала вам свои развратные объятия?

– Я не жду, что вы поймете, ваша светлость, но все было не так.

– Я не желаю знать, как оно было, – сказала герцогиня. – Я читала ваши письма все эти годы со все нарастающим страхом за вас. Мне нет дела до ваших эротических пристрастий, но неужели выдумали, что сможете скрыть от родной матери свою сущность? Вы будете отрицать, что Англия никогда больше не удовлетворит вас?

– Существуют иные причины, почему я должен вернуться в Азию.

– Из-за которых Уилдсхей патрулируется и охраняется от незваных гостей, пока мы разговариваем? – Райдер подошел к нему. – Какая неприятность действительно последовала за вами на родину?

На мгновение Джек встретился взглядом с отцом. Герцог покачал головой.

– Неприятность последовала за мной, когда я уехал, – сухо улыбаясь, сказал Джек. – Ты ведь не думаешь, что это я привез ее с собой?

– Каковы бы ни были твои цели, я думаю, что жалкая английская сексуальность и девственная английская невеста ничуть тебя не интересуют, – сказал Райдер. – Я думаю, что ты стал развращенным.

– Развращенным? Ни ты, ни матушка не понимаете, о чем вы говорите.

– Но факты нельзя игнорировать, – настаивала герцогиня. – А я готова отказаться от своих мечтаний. Они каким-то образом разбивались, одна за другой, с того дня, когда ты родился. В погоне за упадком ты растратил свои природные силы. Ты разрушил честь позором, не оставив в сердцевине ничего, кроме этой хрупкой, умной гордыни. Англии и этой молодой женщине будет лучше без тебя.

Испытание огнем. Под темным загаром и синяками пепел мерцал в тугих завитках его ноздрей, в глубоких, как печаль, линиях, врезавшихся по сторонам рта.

– Я не могу объяснить, – сказал ей Джек наконец. – Но я признаю свою вину перед мисс Марш. Я готов принять наказание. Единственное, чего я не стану делать, – это умолять.

Герцогиня села, расправив юбки.

– Вы полагаете, что я добиваюсь от вас именно этого, Джонатан?

– Я думаю, что это только малая часть того, чего вы хотите от меня. Все это давно превратилось в игру, не так ли?

Райдер подошел с другого конца комнаты.

– Игру?!

Джек посмотрел на брата.

– Конечно. Ее светлость хочет, чтобы я спрятал мой позор в ее юбках и молил о материнском прощении – не за то, что я сделал, но потому, что я не стал тем, кем она хотела меня видеть.

– Значит, ты не сожалеешь?

– Я преисполнен сожалений больше, чем могу выразить, но только потому, что причинил вред мисс Марш. Но ведь речь не об этом? Как бы тщательно она ни исследовала мою душу, ничто из того, что говорит матушка, не может заставить меня остаться в Англии. Понимая это, герцог и герцогиня уже пришли к единственному возможному решению, хотя по очень разным причинам.

Энн стиснула руки так, что костяшки побелели. Они что, забыли о ней? Даже Джек?

– Какому решению? – Голос Райдера был колким, как лед.

– Конечно, брак.

Райдер повернул лицо к отцу.

– Ваша светлость, конечно же, не может разрешить подобный брак!

Как вскакивает тигр, лежавший в засаде, Джек шагнул вперед, и солнце скользнуло по его спине.

– Ради Бога, Райдер, пойми причины! Какие бы слухи ни распространяла тетя Матильда, правда непременно обнаружится. Даже если я дам целое состояние мисс Марш в приданое, она все равно останется отвергнутой любовницей пресловутого лорда Джонатана Деворана Сент-Джорджа. Если Трент не женится на ней, что с ней станется? Она не может вернуться домой, ведь у нее есть незамужние сестры. Позволит ли ее отец, чтобы ее позор погубил и их будущее тоже? Или она должна начать жить самостоятельно, как падшая женщина, отрезанная от друзей и родных, став добычей каждого честного, нравственного англичанина, который считает, что любая подобная женщина годится для забавы?

– Ты думаешь, что брак с соблазнителем будет лучше?

– Времена изменились, сэр, – бросил герцог. – В наши дни мы удерживаем наше положение, только пока сохраняем уважение к средним классам, а их мораль строже, чем у нас. Если девочка не выйдет за этого Трента, она выйдет за Джонатана.

– Значит, вы больше не думаете, что для чести нашей семьи будет гибельно, если один из Сент-Джорджей будет «заарканен» дочерью диссентера? – язвительно спросил Джек. – Конечно, я всего лишь младший сын, но ваша светлость немного высокомерны в решениях насчет мисс Марш. Разве она не может иметь собственное мнение?

39
{"b":"559","o":1}