ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мой сын, мисс Марш, не причинит вреда мистеру Тренту. Лорд Джонатан, может быть, утратил большую часть нравственных норм. Я потеряла его. Но не падайте духом – хотя мой сын и стал соблазнителем, он не убийца.

Энн ничего не сказала, а герцогиня шагнула вперед – каждое ее движение было изящно и отточено.

– Ваш жених не настаивал на том, чтобы жениться на вас, несмотря на то, что произошло?

– Нет. Мистер Трент страдает, разъярен и оскорблен, но…

– Но вы не думаете, что сердце у него разбито. До этого момента вы этого не понимали, не так ли?

Энн внимательно смотрела на герцогиню. Гордости Артура и его чувству социальной чести был нанесен урон, но не его сердцу. Значит, он никогда не любил ее по-настоящему? Значит, она никогда не любила его?

– Нет, ваша светлость, – сказала она, пытаясь найти другую правду, ту, которая была странно-мучительной. – Хотя я по-прежнему считаю, что мы могли бы вполне счастливо пожениться. Мистер Трент – достойный джентльмен.

– Без сомнения. И такой, который оскорбился при первом же упоминании о деньгах. Такие честные сыновья часто бывают у простых дворян. – Герцогиня устремила взгляд на гобелен – лицо спокойно, как тихая вода, хотя глаза сверкают. – Если бы вы были обручены с сыном какого-нибудь графа либо отпрыском маркиза, любой из этих молодых лордов уцепился бы за возможность жениться на вас, все равно, запятнаны вы или нет, если свадьба избавила бы его от карточных долгов. Он решил бы добиться такого брачного контракта, который помог бы ему промотать остаток своего нового состояния как можно быстрее.

– Не знаю, – сказала Энн. – Я никогда не была знакома с сыновьями знати…

– Кроме моего, – сказала герцогиня. – И вы не можете их понимать. Вы не можете понимать никого из нас. Вы считаете, что я – жестокая мать, мисс Марш? Жизнь не всегда бывает для нас прямой, моя дорогая, но я позабочусь о вас, что бы ни сделали Джонатан или мистер Трент.

– Вы очень добры, ваша светлость.

Герцогиня провела пальцем по голове вытканного дракона. Ткань зашевелилась, словно тварь ожила под дрожащим копьем.

– Мой сын пытается бороться со мной. – Герцогиня снова повернулась к Энн. – Хотя в настоящий момент он, без сомнения, борется с мистером Трентом. Полагаю, они пошли в сад роз.

– В сад роз?

– Мы посадили розы на открытом месте внутри защитной стены у основания башни Уайтчерч. Там есть отличный участок, покрытый дерном. Джонатан жаждет, чтобы кто-то причинил ему достаточно боли за его непослушание с тех пор, как вернулся домой. Я сделала все, что могла, чтобы удовлетворить это желание. Но может быть, вам стоит пойти за ними?

Энн задумчиво присела в реверансе. Герцогиня грациозно направилась к двери в синий салон.

– Сад роз найти легко, – сказала она, – любой лакей укажет вам.

Этот сад явно был когда-то частью внешнего двора замка, теперь окультуренный фигурно подстриженными тисами и симметричными грядками с розами. Большая часть кустов были в бутонах либо еще только раскрывали листья, но там и тут, возле теплых камней, поймавших солнце, уже открывался цветок. Густые живые изгороди и местами выступы зданий разбивали сад на несколько отдельных участков.

Голоса и тупое шарканье слышались из-под одного кольца подстриженных тисов. Энн пустилась бегом, спряталась под аркой и замерла на месте. В одной рубашке с открытым воротом и брюках Джек стоял перед ее женихом на круглом куске дерна. Таким же образом раздетый Артур изготовился к драке, тяжело дыша, сжав кулаки.

Позади мужчин большой фонтан разбрызгивал воду, разбрасывая маленькие радуги, словно стайки разноцветных рыбок. Вода ниспадала в круглый каменный бассейн. Вдоль живой изгороди кругом стояли скамьи. Мирное убежище, превратившееся теперь в боксерский ринг.

– Я бы предпочел встретиться с тобой завтра на рассвете. С пистолетами, – сказал Артур.

– Вы когда-нибудь имели дело с пистолетами, мистер Трент? – спросил Джек.

– Нет, но поскольку ты не можешь вести себя как джентльмен, очевидно, джентльменское оружие не для тебя, несмотря на твою благородную кровь!

– Утром, мистер Трент, будет холодно, – отозвался Джек. – Я справедливо заслужил вашу ярость. Дайте ей разрядиться на моем теле, пока ваша кровь и день все еще пылают.

– Тебе мало досталось, значит, получишь еще, ибо ты того желаешь. Но я тебя предупреждаю – справедливость на моей стороне.

– Я это уже заметил, сэр.

Джек держался со странной, спокойной грацией, но и Артур не выглядел хилым. Он пожал плечами, словно для того, чтобы расслабить плечи, и бросился на Джека, молотя воздух. Это не была, вероятно, совершенно неравная борьба, если не считать того, что Джек где-то научился биться, как призрак ангела мести. Но сейчас он не воспользовался своим искусством. Он казался таким отчужденным, как если бы ходил в изящном танце в бальном зале, немного скучающим, даже слегка довольным.

Артур уклонился от удара и ударил сам с пылкой решимостью. С тем же холодным безразличием Джек отбил удар, но Артур нагнулся и нанес сильный удар ему в живот. Джек согнулся, Артур немедленно обрушил еще один удар, потом еще, с безжалостной силой попав Джеку в лицо.

Джек отступил к фонтану. Он улыбнулся, хотя из маленькой ранки на губе сочилась кровь.

Артур наступал и снова нанес удар, его кулак опустился с отвратительной силой на висок противника. Энн обеими руками подхватила юбки и бросилась к ним.

– Стойте! – крикнула она. – Артур! Стойте! Стойте сию же минуту!

Его синие глаза блестели торжеством, красный синяк горел на щеке, Артур оглянулся через плечо и покачал головой:

– Уходите! Я намерен стереть эту ухмылку с его лица раз и навсегда!

Когда Артур снова повернулся к нему, кулак Джека опустился с безошибочной точностью ему на плечо. Артур скривился, но два раза крепко ударил костяшками пальцев сбоку по голове Джека, а другой кулак снова пришел в соприкосновение с животом его врага.

– Вы что, не видите? – закричала Энн. – Он не отвечает вам. Лорд Джонатан уже ранен. Вы нападаете на раненого!

Артур отпрыгнул назад.

– Не думаешь ли ты, что его раны хотя бы отчасти подобны тем, что он нанес мне?

– Я уже принес свои извинения, сэр. Хотя я не могу ничего исправить, но, вероятно, теперь нам стоило бы подумать о неприятностях леди?

Энн бросилась между ними и схватила Джека за рукав.

– Вы с ним не деретесь, – сказала она. – Вы даже не защищаете лицо. Здесь кровь.

– Все в порядке, – шепнул он, осторожно беря ее за предплечья. – Пусть он сделает свое дело! Вам не следует смотреть на это.

– Уходи, Энн! – крикнул Артур. – Здесь не место для леди. Или ты утратила всякое чувство приличия?

– Видите? – сказал Джек. – Если вы не уйдете сейчас же, один из нас непременно собьет вас с ног по ошибке.

– Но вы могли предотвратить все это, – не унималась она. – Я видела, как вы дрались на лужайке, помните? Вы могли бы кончить это теперь же, если бы захотели.

– На этот раз я принял другое решение.

– Прекрасно, но если вы непременно хотите вести себя как варвары, вам придется делать это при зрителях. – И, выпрямив спину, сжав в руке носовой платок, Энн направилась к фонтану.

– Она любит тебя. – Голос Артура дрожал от напряжения. – Неужели ты этого не видишь? Неужели не достаточно, что ты играл с девичьей добродетелью? Неужели тебе необходимо разрушить также и ее сердце?

– Ее сердце?

– Да, ее сердце! Чистое, невинное сердце молодой девушки. Но тебе хотелось только осквернить ее, будь то на брачном ложе или вне оного. Неужели ты не мог найти еще кого-то для своих низменных потребностей?

Глаза у Джека потемнели, словно ночь настала в лесу. Он опустил кулаки.

– Стало быть, вы не против того, чтобы мисс Марш стала леди Деворан Сент-Джордж, при условии, что я буду осквернять ее лишь раз в году, а других женщин брать как шлюх?

Артур размахнулся и ударил изо всех сил. Ткань разорвалась. Костяшки встретились с телом с отвратительной силой. Артур отпрянул, дрожа от потрясения, произведенного его ударом, а Джек рухнул на колени, прижимая обе руки к животу.

46
{"b":"559","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Танос. Смертный приговор
Вторая половина Королевы
Спасенная горцем
Дом потерянных душ
Рассмеши дедушку Фрейда
Семья мадам Тюссо
Шум пройденного (сборник)
Флейта гамельнского крысолова
Самый желанный мужчина