ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я тебя принес. Ты весишь целую тонну. Нет, две тонны. Райдер осторожно обвел языком губы.

– Все зубы целы, но я чувствую себя так, будто меня лягнула лошадь.

– Если бы я не понял вовремя, что это ты, мне пришлось бы заказывать тебе фоб, а не волноваться, не выбил ли я тебе зубы.

– Зачем ты капаешь ледяной водой мне на шею?

– Пытаюсь спасти то, что осталось от твоего дыхательного горла. Или, если хочешь, можешь считать мой холодный компресс изощренной восточной пыткой.

Райдер оттолкнулся от резной спинки кушетки. Он прижал руку к горлу и сглотнул, потом неуверенно усмехнулся. Джек уже снял с него галстук и расстегнул рубашку.

– Если ты велишь принести горячего бренди и меду, смогу ли я это проглотить?

Джек вручил ему холодное полотенце – пусть сам прикладывает к своей челюсти.

– Уже несут; полагаю, у тебя всего лишь ушиб. Райдер подавился кашлем.

– В таком случае мы оба хороши! Ты видел себя в зеркале?

– А ведь неплохо, а? – Джек пошел посмотреться в зеркале над камином. – Мистер Трент был умеренно основателен. И я очень рад, что ты решил, будто можешь добавить что-то еще к его побоям.

– Не очень-то честно было с моей стороны пытаться ударить тебя без предупреждения…

Джек обернулся и посмотрел на брата.

– Если ты извиняешься за это, я тебя убью. Ты был потрясен тем, что увидел в саду роз. Потом ты, вероятно, встретился с матушкой, которая, конечно, прочла на твоем лице, что именно произошло.

– Да, – сказал Райдер, тень затуманила его зеленые глаза.

– Если бы я оказался на твоем месте, я бы сделал то же самое. Точнее, я сначала сходил бы за кнутом.

– Нет, ты этого не сделал бы. Пусть твоя мораль в сексуальной сфере, как у уличной кошки, но никто с твоими боевыми умениями никогда не ударит беззащитного человека, если только не собирается его убить. Я не верю все же, что ты хладнокровный убийца или что ты склонен к братоубийству.

– Все же? Значит, ты поверил бы в это, будь у тебя больше доказательств?

– Господи, Джек! – Райдер попытался повернуть голову и поморщился от боли. – Во что мне верить, по-твоему? Ты исчез из Англии на годы. В твоих письмах нет ничего, кроме забавных анекдотов о путешествии по Персии или Индии. Твои сестры начали выдумывать фантастические истории о твоих , подвигах, истории, более подходящие для сказок «Тысячи и одной ночи». А любая легенда обрастает подробностями сама собой.

Джек отошел, чтобы выглянуть в окно. Ясный весенний вечер озарял маленький двор – еще один странный уголок, образованный бесконечными постройками и перестройками Уилдсхея за многие столетия.

– Тем временем ты слышишь нечто совершенно иное, – сказал он. – Другие рассказы циркулируют в лондонских клубах. Твой брат – извращенец: Дикий Лорд Джек, для которого ни одно чувственное приключение не кажется слишком низменным, ни один грех слишком непомерным. Он потерян для чести и пристойности. Возможно, отзвуки этого даже проникли в мои письма. Ты не хочешь верить этому, но в глубине души боишься, что это правда… и матушка тоже.

Райдер лег на спину и закрыл глаза.

– Я не верил, пока ты не обесчестил невинную англичанку…

– Только для того, чтобы снова овладеть ею в саду роз? – Джек отвернулся от окна и подошел к брату. – Да, именно это я и сделал. К чему ходить вокруг да около?

Брат ничего не сказал. Джек взял полотенце, обмакнул в ледяную воду, отжал и опять положил на шею Райдеру.

– Я не могу объяснить своего отношения к мисс Марш, – спокойно сказал он. – Я и сам этого не понимаю. Объективно я вижу, что она не грандиозная красавица, не воплощение соблазна. Это что-то вроде безумия, словно она одна обладает властью обнажать меня до мозга костей…

– Ты ее не любишь?

– Нет, – сказал Джек. – Как можно? Но я женюсь на ней, даже несмотря на то что мне сразу же придется уехать из Англии.

– Почему? – спросил Райдер, схватив сильными пальцами Джека за запястье. – Зачем тебе обязательно возвращаться в Азию? Ты должен сказать мне правду, Джек. Отцу, конечно, известны истинные причины?

Джек смотрел на руку Райдера. Он с легкостью мог бы вырваться. Но он расслабился и согласился на этот контакт, хотя ему было больно.

– Да. И еще герцог знает, что моя работа будет бесполезна, если любая из причин станет известна.

Райдер отпустил руку Джека и сглотнул.

– Ты считаешь, мне нельзя доверять?

– Я бы доверил тебе свою жизнь. Брат посмотрел Джеку в лицо.

– Наверное, мы можем сказать, что я только что доверил тебе свою. Ты – точно проклятая смертоносная машина, да? Как ты научился так драться?

– Потихоньку, полегоньку. На Востоке существует несколько видов боевых искусств. Этот поначалу был развит монахами. У них были тысячелетия, чтобы усовершенствовать тренировку и тела, и разума.

– Не христианские монахи, полагаю? Джек усмехнулся:

– Существуют куда более древние религии, чем христианство, Райдер. Этим монахам иногда приходится странствовать по землям, кишащим разбойниками. Они нашли способ обороны без оружия. Эта практика к тому же является духовным упражнением.

– А эти святые люди убивают?

– Нет, почти никогда. Я узнал об этом не сразу.

– Если это помогло тебе остаться в живых, я рад. Твоя работа, говоришь?.. Ты можешь мне рассказать о ней?

Джек сам не понимал, почему ему так не хочется вдаваться в подробности. Он полностью доверяет честности своего брата – это так. Ничто из того, что он скажет Рай – деру, никогда не выйдет за пределы этой комнаты. Но все же у него такое ощущение, будто бы он должен содрать с себя мясо и обнажить скелет – хотя добавлять себе лишней боли сейчас, конечно же, неразумно.

– Рассказывать особенно нечего, – ответил он. – Ты знаешь, что Россия и Британия ведут тайную войну без оружия за влияние в Центральной Азии? Россия хочет подчинить себе племена, угрожающие ее границам, а Британия не может позволить России завладеть перевалами, которые можно использовать для вторжения в Индию.

– Неужели это так?

Джек беспокойно заходил по комнате.

– Для нас это единственная по-настоящему серьезная опасность, что орды воинов – с помощью России или без – хлынут с севера, чтобы сокрушить жемчужину нашей империи. Но мы почти ничего не знаем о вероятных путях нападения. Все эти спорные, хотя и заманчивые, земли лежат большим белым пятном на карте.

– Другой край известного мира, – сказал Райдер. – Там есть драконы?

– Речь идет о высочайших в мире горах, а за ними о пустынях, которые вселяют в душу ужас. За каждый дюйм, хотя бы немного пригодный для жизни, борются воинственные племена, и все они не слишком дружелюбно смотрят на незваных чужаков, особенно на англичан.

– Но Индия отчаянно пытается добраться до этих земель и властвовать над ними?

– Если не мы, то это сделает Россия. Но для начала нам нужны карты. Мы должны знать, как выглядят эти земли и как легко современная армия может пройти по ним.

– Александр Великий преодолел все это, – сказал Райдер.

– Вот именно.

– И как же ты оказался замешанным в такое? Послышался осторожный стук. Джек подошел к дверям и принял поднос у лакея. Потом вернулся и приготовил для брата успокаивающее питье: мед и свежий лимонный сок, размешанные в горячей воде, плюс приличная доза бренди. Потом добавил еще один ингредиент, неизвестный Райдеру.

– Я болтался по Греции, потом бродил по Алеппо и Багдаду. За это время я немного выучился разным языкам и, кроме того, обнаружил, что обладаю даром менять внешность – полезное свойство, если хочешь свободно странствовать по Востоку. Тем временем я прочел Марко Поло, и у меня появилось увлечение – изучение непонятных древнегреческих текстов везде, где я находил их.

– Какое отношение имеет Марко Поло к классическим грекам?

– Все они путешествовали по Шелковому пути, – сказал Джек. – Некто Аристей проделал всю дорогу от Афин до границ Китая примерно двадцать пять столетий тому назад. От его записок уцелели только фрагменты, но другие сообщения подтверждают его рассказы. Он отправился искать грифонов.

51
{"b":"559","o":1}