ЛитМир - Электронная Библиотека

Остальные мужчины вскоре присоединились к ним. Произнесли прощальные слова. Джек проводил Артура Трента из комнаты, оставив Энн наедине с ее отцом.

Энн села, голова у нее кружилась. Вероятно, она никогда больше не увидит Артура, разве что среди гостей на каком-либо светском или научном собрании. Если бы она не нашла окаменелость в своей корзинке, она вышла бы за него замуж. Казалось, что в тот день на Хай-стрит перед домом ее тетки Сейли ее жизнь раскололась надвое. Даже не заметив огромности раскола, она слепо пошла по наиболее гибельному пути и не обнаружила вовремя, что слишком поздно поворачивать назад.

– Обошлось без разбитых сердец, Энни, – сказал мистер Марш, когда дверь закрылась. – Артур Трент довольно славный малый, дорогая. Но все же ты ничего не потеряла, разорвав с ним помолвку, а может быть, и приобрела весь мир.

Она подняла глаза на отца.

– Приобрела весь мир?

– Я не знаю, – сказал он, – не знаю. Наш Господь иногда скрывает от нас свои намерения, Энни, такими способами, понять которые мы до конца не способны. Ты согрешила, дорогая, это так. Ты это знаешь. Поступки влекут за собой последствия, за грехи нужно платить. Но, хорошенько поразмыслив, я решил, что я могу доверить будущее своей дочери лорду Джонатану, в конце концов, несмотря на все его обаяние и пороки.

– Пороки?

– О да! Я так думаю. Нет, я в этом уверен. Но хорошая женщина может стать спасением для порочного человека, если только он не ожесточился в сердце своем.

Энн закрыла глаза, чтобы не заплакать.

– Нет, – сказала она наконец, – вы не так поняли. Он не порочный человек.

– Потому что ты думаешь, что он порочный ангел? – сказал мистер Марш.

Что-то щелкнуло, Джек – за спиной у него закрытая дверь.

– Мы входим в эндшпиль, – сказал он. – Прошу прощения, что не доверился вам раньше, мистер Марш. Вы, конечно, имеете право знать, что происходит.

– Что, милорд? Эндшпиль? – Мистер Марш опустился на стул. – Что вы имеете в виду?

– Что прежде я не мог сдвинуть дело с мертвой точки. – Джек подошел к застекленному шкафчику и налил вина отцу Энн. – Но только что я получил письмо от моего врага – его ответ на одно из моих писем. Как только наше общее дело будет закончено, вы сможете отвезти вашу дочь домой без всяких опасений.

Мистер Марш взял бокал. Джек отошел к книжному шкафу. Казалось, через него протекает беспокойная энергия, как будто он способен испускать молнии.

– Как уже знает ваша дочь, я много путешествовал по Центральной Азии, окаменелостями я не очень интересовался. Однако в одной из самых отдаленных пустынь мира я встретил человека, чьей страстью были кости. Он обнаружил остатки огромного древнего животного и смог унести только один зуб, пройдя через одну из самых опасных территорий в мире. У меня слов не хватит, чтобы описать этот подвиг.

– И этот окаменевший зуб был нежданным подарком от убитого матроса моей дочери?

– Да, сэр, – сказал Джек. – Человека, который нашел его, зовут Тоби Торнтон. Он стал моим другом.

– Торнтон? – спросила Энн. – Но мне казалось, что ваш враг тоже некий мистер Торнтон?

– Мистер Урия Торнтон – кузен Тоби.

– Мне бы хотелось подышать свежим воздухом, – сказал мистер Марш. – Мы не могли бы посидеть где-то вне дома?

Энн вскочила и подошла к отцу. Джек распахнул дверь и провел их в очередной маленький скрытый дворик. Стены покрыты мягким мхом, но единственное вишневое дерево в полном цвету усыпало лепестками плиты.

Джек помог мистеру Маршу сесть на скамью под деревом.

– Итак, окаменелость действительно подлинная, – сказала Энн. – Почему вы солгали Артуру?

Джек повернулся, грозовые облака собрались в его глазах.

– Полагаю, что за один день вполне достаточно один раз разбить ему сердце.

– Разбить сердце? – спросила Энн. – Как правда могла разбить ему сердце?

– Дело в том, что как только мистер Трент привез окаменелость сюда, в Уилдсхей, я послал Урии сообщение, что он может приехать за ней.

– Приехать за ней? – переспросила Энн. – Но я думала, что важно не дать ему заполучить ее?

– Нет, – сказал Джек. – Я отдам Клык Дракона своему врагу.

Энн изумленно помолчала.

– Что он с ним сделает?

Джек задумчиво смотрел на каскады цветов, некоторые лепестки уже побурели по краям.

– Уничтожит его.

– Но как же вы можете? – Она вдруг стала сама щепетильность и честность, хотя и ощущала неловкость, словно присутствие отца уничтожило все остальные чувства, и в то же время непривычное негодование поднялось вверх по спине – насмешка над самой собой. – Как вы можете? Вы сказали, что существуют зарисовки и записки. Существует достоверная окаменелость, которую можно подержать в руке. Доказательство существования плотоядного животного, большего, чем все, что было когда-либо обнаружено. Все эти доказательства следует отвезти в Лондон, предъявить Королевскому обществу. Артур может это сделать, если вы не хотите.

– Вот именно, – сказал Джек. – И поэтому мне пришлось солгать ему. Теперь, когда мистер Трент верит, что Клык Дракона всего лишь поделка, он может забыть о ней и следовать к своему будущему с непреодолимой храбростью.

– Должен ли я доверить свою дочь человеку, который намеренно говорит неправду?

– Да, сэр, хотя вы, диссентеры, так высоко цените правдивые речи, результатом чего является то, что вы самые надежные в Англии банкиры, ученые и фармацевты. – Джек легко прикоснулся рукой к ветке. Лепестки затрепетали. – Однако я вовлечен не просто в коммерческое дело или дело личной чести.

– Но как же насчет святости дружбы? – сказала Энн. – Как насчет вашего друга Тоби Торнтона, который отправился в такую даль, чтобы принести окаменелость? Разве он так же не страдал в этих ужасных пустынях? Разве его усилия ничего не стоят?

– Он рисковал жизнью, чтобы найти эту окаменелость. Под конец она его убила.

– Она его убила! – Слезы потрясения обожгли ей глаза и горло. – Вам, конечно, это не безразлично?

Грозовая туча трещала вокруг него, словно он обладает властью затмить солнце.

– Долгое время только это и имело значение.

– Но теперь он мертв, и вы даже не станете спасать его труд, чтобы почтить его память?

– Почтить память? – От его взгляда неслышный гром вкатился прямо ей в сердце. – Конечно, я почитаю ее. Тоби спас мою жалкую жизнь ценой своей собственной.

Ее ноги скользнули в водовороте лепестков. Словно порыв бури ударил – Энн отступила, хотя подбородок поднят и она все еще смотрит на него.

– Прошу прощения, но если вы позволите уничтожить его работу, что же это за уважение к его памяти? Разве вы не понимаете, что окаменелость вашего друга важнее всего остального? Больше всего ему необходима была уверенность, что его открытия переживут его.

– Да, – сказал Джек. – Я это знаю. Тоби жил только ради истины и знаний. Он был диссентер, как и вы.

– Милорд! – проговорил новый голос. – Меня просили передать это лично вам.

Энн оглянулась и увидела лакея. Он протягивал маленький серебряный поднос. Джек взял лежащую на нем визитную карточку, перевернул ее и прочел нацарапанное на обороте. Его ноздри затрепетали.

– Когда это принесли?

– Эта особа ждет на мосту, милорд. Его и его спутников попросили подождать там, пока мы не получим ваших указаний.

Джек положил карточку на поднос.

– Грейем, я пригласил этого джентльмена в Уилдсхей. Вы позволите ему войти в замок. Вы также примете всех, кого он привел с собой, какими бы странными эти люди вам ни показались. Я приду к ним через пять минут. Несколько наших людей можно для начала снять с их постов, чтобы они проследили, как бы кто из наших визитеров не проник глубже в Уилдсхей. – Он посмотрел на свет, льющийся во дворик, потом улыбнулся лакею. – В конце концов, нам вовсе не нужно, чтобы пропала какая-либо из фамильных безделушек.

– Безделушек, милорд? – переспросил Грейем потрясенным голосом. – Очень хорошо, милорд.

55
{"b":"559","o":1}