ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Волки у дверей
Посольство
Нежданное счастье
Станция Одиннадцать
София слышит зеркала
Это всё магия!
Радость малого. Как избавиться от хлама, привести себя в порядок и начать жить
Резервация
Манифест великого тренера: как стать из хорошего спортсмена великим чемпионом

Тетя Сейли отодвинула свою чашку. Губы у нее дрожали.

– Дом моего брата в Хоторн-Аксбери, – сказала она. – Дом отца Энн. Мы все можем уехать туда.

– Боюсь, что этим делу не поможешь, миссис Сейли. – Лорд Джонатан был необычайно доброжелателен и терпелив. – Вы только поведете преследователя за собой и поставите в опасное положение семью вашего брата. С другой стороны, если завтра утром увидят, что мисс Марш уезжает со мной, вы можете оставаться в полной безопасности.

– Милорд, моя племянница ни в коем случае не может уехать с человеком, которого она не знает, – сказала тетя Сейли.

– Придется, – ответил он. – В противном случае она подвергнет опасности нескольких невинных людей, как и саму себя: вас, Эдит, даже ваших соседей. Обещаю, что с ней ничего не случится.

Тетя Сейли упрямо вцепилась в руку Энн.

– Простите, милорд, это не подлежит обсуждению. Это нарушило бы все правила скромности. Я, во всяком случае, должна оставаться с ней. Если ей грозит опасность, мы с Эдит разделим ее.

– А если вы ее любите, вы должны отдать ее в мои руки, – сказал Джек. – Что же касается приличий, то все будет обставлено так, будто мы отправились на прогулку, как если бы я был старым другом вашей семьи. Ничего более приличного и быть не может.

Тетя Сейли смерила его взглядом.

– Да, милорд, но соседи… Он весело улыбнулся.

– Вы еще не видели меня одетым, как подобает сыну моего отца, сударыня, держащим вожжи модного фаэтона. Обещаю произвести на ваших соседей самое благоприятное впечатление.

– Ваш замысел состоит в том, чтобы увлечь преследователей за собой? – Энн сидела, решительно выпрямившись.

– Да, – сказал лорд Джонатан, – но они нас не настигнут.

– Даже и не думайте об этом! – воскликнула тетя Сейли. – Ах, Энн, должен же быть какой-то иной способ.

Джек опустился на стул напротив Энн и подался вперед.

– Вы сомневаетесь, что я могу защитить вас? – тихо спросил он.

– Дело не в этом. – Энн закрыла глаза, стараясь выразить то, что чувствовала. – Я уверена, что вы прекрасно владеете оружием, милорд, и готова поверить вашим заверениям. По правде говоря, в своей комнате мне на мгновение показалось, что вы – архангел Михаил, готовый обнажить свой неистовый меч, чтобы защитить нас.

– Боже мой! – Джек откинулся назад и рассмеялся.

Этот смех мог бы стать тем аргументом, которого так недоставало Энн, если бы только страх ее имел лишь физическую природу. Чтобы защитить свою семью, она готова умчаться на безголовой лошади с самим дьяволом. Но дело не в этом!

Да, обычно с незнакомыми людьми она смущается, бывает косноязычна до нелепости. Пожалуй, из всех, кого она знает – если не считать ближайших членов семьи, – только при Артуре Тренте ей. удается чувствовать себя естественно и свободно.

Теперь она совершенно уверена, что если она будет рядом с этим человеком, сыном герцога, этим путешественником, никакой самый отчаянный негодяй не посмеет к ним приблизиться. За себя она не боится. Но какое-то странное опасение лежит глубоко под спудом страха.

Она потрясла головой, пытаясь отогнать свои смутные сомнения.

– У вас есть какой-либо план, лорд Джонатан? – спросила она. – Почему будет лучше, если я уеду с вами?

– В данный момент мой соперник не знает, что я здесь. Я пришел под покровом ночи, и его слуга не видел меня в вашей спальне. Это наше первое преимущество.

– Но если вы появитесь открыто у наших дверей завтра утром и увезете меня с собой в экипаже, разве они не убедятся, что окаменелость у нас?

– Не совсем так. Они, скорее, поймут, что у миссис Сейли ее нет, и заподозрят, что она о ней ничего не знает. В противном случае, рассудят они, я должен был бы войти в дом, чтобы расспросить ее и Эдит. Это оградит этот дом от новых вторжений, хотя все же было бы разумно, миссис Сейли, чтобы вы навестили вашего брата через несколько дней, просто чтобы успокоить вашу племянницу.

– Что значит наша безопасность, милорд, – сказала тетя Сейли, – если Энн в опасности?

Энн повернулась к тетке и попыталась улыбнуться:

– Вы должны навестить батюшку, чтобы сообщить ему, где я нахожусь, тетя, но боюсь, что лань – это я. Охотники гонятся только за мной.

– В настоящий момент – да, – сказал лорд Джонатан. – Но как только я покажусь публично, они уже не будут так уверены, кого именно им нужно преследовать, особенно когда я увезу вас в карете.

– Мне это не нравится, – сказала тетя Сейли. – Я совершенно не понимаю, куда катится мир!

– Мир входит в новый век, сударыня, – ответил он, – но вам незачем чувствовать себя в нем неловко. Если я войду в дом открыто и какое-то время пробуду в нем, они решат, что окаменелость у меня. Но если я не смогу прямо доказать им, что она у меня, мисс Марш снова окажется под подозрением.

– А когда мы уедем вместе, – спросила Энн, – они не будут знать в точности, действительно ли я получила ее?

– Они решат, что я просто пытаюсь собрать сведения – те же сведения, которые нужны им. Пока они будут мучиться от неопределенности, мы на этом выиграем время.

– Время, чтобы мое письмо успело дойти до Артура?

– Вот именно. За нами будут следить, но нападать не станут. Они будут думать, что я привезу вас сюда обратно. Прежде чем предпринимать что-либо, они захотят увидеть, что я буду делать дальше.

– Но куда именно вы ее отвезете? – спросила тетя Сейли.

Энн затаила дыхание. Есть ли смысл во всех его аргументах? Не отдает ли она себя в руки безумца? Если он предложит что-то слишком экстравагантное, она, конечно, еще может отказаться.

Но когда ослепительно белые зубы мелькнули на темном, загорелом лице в очаровательной улыбке – сердце у нее забилось сильнее, лишив ее способности рассуждать.

У нее мелькнула безумная мысль, что она с радостью поехала бы с ним куда угодно…

– Я отвезу мисс Марш в Уилдсхей, – сказал он.

Глава 3

Ги проснулся, словно его встряхнули. Он протянул руку к пистолету, лежавшему на ночном столике, но его тут же крепко схватили за запястье.

– Прости, – прошептал Джек. – Второй раз за ночь мне приходится залезать в чужие спальни – разница только в том, что сейчас почти утро. Птичий оркестр уже настраивается за окном.

Ги вгляделся в лицо кузена и усмехнулся:

– Что еще тебе понадобилось? Почему бы не постучать в дверь или не подождать до завтрака, как все нормальные люди?

Джек отпустил руку Ги и сел в кресло. Слабый розовый свет проникал в комнату.

– Я не был уверен, что ты один.

– Ты думал, что у меня в постели кто-то есть?

– Почему бы и нет? Это не такое плохое заведение, гораздо лучше, чем «Роза и корона». Если я все правильно помню, мы, бывало, посещали и худшие, когда были моложе.

И глупее? – Ги провел рукой по волосам и пожалел, что под рукой нет чашки кофе. – Дамы из портовых трактиров больше меня не привлекают, Джек, хотя они все еще могут нравиться тебе…

– Нет, мои вкусы совершенно переменились.

– Потому что ты путешествовал по роскошному Востоку?

– По добродетельному Востоку, Ги. Но чем добродетельнее культура, тем более чувственны ее женщины!

– Только не в Англии, очевидно.

– Только не в Англии. Ни чаю, ни кофе пока нельзя получить, конечно. А бренди?

– В такой час? Ты действительно стал таким распущенным?

Джек улыбнулся:

– Нет, просто я в мирном настроении. Я пришел спросить, нельзя ли позаимствовать у тебя комплект одежды?

– Одежды?

– И твой фаэтон. Здесь у меня нет по-настоящему модного экипажа, а на покупку уйдет очень много времени.

Ги набросил на себя халат и плеснул в лицо холодной воды из кувшина на умывальном столике.

– Тебе следовало бы знать, что я никогда никому не одалживаю свою упряжку…

– Кроме меня. – И Джек протянул ему полотенце. Полотенце чистотой не блистало.

– Кроме тебя, конечно. А зачем тебе понадобилась моя одежда? Я уверен, что у тебя есть своя одежда, и превосходная.

8
{"b":"559","o":1}