ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Ничего, - вдруг сказал хозяин. - Я говорю по-русски. Я знаю много языков. Его не бойся. Меня бойся. Ты кто, посланник или просто решил немного в море поплавать?

Он говорил чисто, с легким пришептыванием. Сергей посмотрел в его серые глаза, потом опустил голову.

- Ну, мы плавали, а нас в море унесло, - ответил он.

- Кто унес? - поднял брови хозяин.

- Ветер! - брякнул Сергей.

- Плохой мальчик, - огорчился хозяин. - Нескладно врешь. Подойди ко мне.

Сергей замешкался, но тут к нему подскочили двое, схватили за плечи так, что ноги оторвались от пола, и поставили перед хозяином, наградив парня двумя крепкими подзатыльниками.

- Как тебя звать? - спросил хозяин. - Откуда родом, есть ли родители?

Сергей назвал свое имя, сказал, что родителей не помнит, живет у дяди в Кунцево...

- Где, где? - переспросил хозяин, но не успел Сергей ответить, как вошла толстая женщина, что кормила их, и что-то шепнула хозяину на ухо.

- Твоя подружка не умеет говорить? - Хозяин задумчиво оглаживал бороду, в которую бьии вплетены золотые кольца.

- Она совсем немая, ничего не понимает...

Женщина опять что-то сказала.

- Человеческий язык она как раз понимает, - сказал задумчиво хозяин. Как же это вы встретились и где? Отвечать быстро и правду.

Голос его звучал мягко, но Сергей понял, что сейчас ему придется туго.

- Мы... мы... убежали, господин Капитан, - выдавил он из себя.

- Так я и знал! - поднял палец хозяин и рассмеялся. - А теперь знаю, от кого сбежал. Я не Капитан, меня следует звать Адмирал, потому что я господин над Капитанами. Это потому, что я всегда вижу, где правда, а где ложь. Смотри сюда!

Он поднялся с места и показал Сергею предмет, который держал на коленях. Две соединенные вместе короткие толстые трубки с оправленными в них стеклами.

- Глядя в них, я вижу далекое и близкое, читаю в сердцах людей и узнаю помыслы демонов. Только такой человек, как я, может обладать такой могущественной магией. Опасайся ее!

Вовремя смолчал Сергей, не рассмеялся ему в лицо и не сказал, что своим биноклем Адмирал может деток малых пугать. Только взор свой потупил и на шаг отступил, словно в страхе.

- Не важно, от кого ты сбежал, - заявил Адмирал, закончив похваляться биноклем. - Я тебя получил от воды, значит, ты мой с потрохами. Девчонку к котлам, а ты будешь палубу мыть. Будет грязно, прибью.

Он приставил к своим глазам бинокль, опустил его.

- Может, ты каким полезным ремеслом владеешь?

Сергей видел загаженную людьми и скотом палубу этого корабля, он знал, что мыть ее - занятие бесполезное, а получать колотушки не хотелось.

- Я могу за движком присмотреть, - торопливо сказал он. - Масло заливать, муфты подкручивать.

- А! - торжествующе хлопнул по биноклю Адмирал. - От меня ничто не укроется. Ты вовремя явился к нам. Ступай вниз, и чтобы к вечеру все было в порядке. И пусть тебе повезет. Один уже пытался наладить двигатель. Но ему не повезло.

Сергей хотел было спросить, а что случилось с его предшественником, но холодная улыбка Адмирала отбила у него охоту задавать вопросы. А когда, спустившись в машинное отделение, он увидел разобранный двигатель, то осталось лишь одно желание - тихо и незаметно исчезнуть с корабля.

То, что он назвал движком, было большим корабельным двигателем, о которых он знал понаслышке. Механик ему рассказывал, как раньше одни корабли ходили по морям, а другие летали по воздуху. Сергею такие истории были не в диковинку, сотник Харитон частенько вспоминал старые времена, да и у старателей он много всяких железок навидался. Вот и здесь хватало железа, только раскидано оно было по всему помещению, а массивное тело двигателя зловеще вздымалось перед ним в полумраке. Кожух был снят, сквозь маслянисто отблескивающие стержни и шестерни с трудом можно разглядеть ребристые стальные цилиндры и медные трубки, оплетающие их со всех сторон. Надо было разобраться во всем этом, найти неисправность, устранить ее, а потом соединить так, чтобы машина заработала. Да он не знает даже, с какого боку к ней подступиться!

Усевшись на стальной ящик, Сергей горестно оглядел разоренное хозяйство, поднял с пола большую гайку, взял болт, валяющийся рядом. Накрутил на него гайку, свинтил обратно.

Выронил и проводил взглядом гайку, укатившую в щель.

Сколько времени он так просидел, сказать было трудно. Пару раз к нему спускался один из людей Адмирала, коренастый такой, с заплетенной на две косички бородой; заслышав его шаги, Сергей поднимался с ящика, хватал ближайшую деталь и, встав рядом с полуразобранным двигателем, ворочал железку так и этак, словно прикидывал, как бы половчее вставить ее на место. Коренастый одобрительно хлопал его по плечу и уходил. Порой сверху доносился шум и топот, а однажды раздались громкие крики, но не злобные, а вроде бы даже радостные.

Отсидев ногу, он встал и, разминаясь, прошелся по машинному отделению. Обнаружил в дальнем конце небольшую дверку, открыл, за ней скрывался длинный узкий проход. Взял фонарь со свечой и пошел по нему. Нет, спрятаться было негде, двери по обе стороны прохода не открывались, а небольшой изогнутый коридорчик завершался тупиком и короткой лесенкой. Сергей поднялся к люку в потолке, толкнул его рукой. Люк откинулся неожиданно легко. Сунул туда фонарь - ничего не видно. Поставил фонарь на край люка и полез наверх.

В большом помещении вдоль стен лежали длинные ящики.

В таких морской народ держит стволы, вспомнил Сергей. А потом он поднял фонарь повыше и обнаружил, что большой ящик в центре трюма не ящик вовсе, а угловатая колесница, склепанная из железных листов с прорезанными в них узкими бойницами.

Если увидят его здесь, сразу прибьют, подумал Сергей и, чуть не уронив в спешке фонарь, метнулся обратно в люк. В машинном отделении снова уселся на ящик.

Долго так не могло продолжаться. Сергей все чаще поглядывал на лестницу и на дверь у потолка. Пока корабль не отплыл в море, можно выйти на берег, размять ноги и, если повезет - сбежать, затаиться... А немой девочке и здесь будет неплохо, решил он, ей лучше кормиться у морского народа, чем маяться вместе с ним. Но не успел Сергей взяться за поручень, как лязгнула дверь и в машинном отделении появились двое.

Первым спустился коренастый, а лицо второго не было видно во мраке, который не мог рассеять подвешенный на крюке фонарь с закопченным стеклом.

- Помогатт, - сказал коренастый. - Бистро-бистро!

Слабый свет фонаря высветил лицо второго, и Сергей радостно засмеялся, приветственно взмахнув рукой, - вот и опять все чудесно устроилось, теперь-то никакой двигатель ему не страшен. Коренастый озадаченно нахмурился, что-то спросил у второго, но не получив ответа, поднялся наверх.

Хлопнула дверь.

- Ну и чему ты радуешься, глупый мальчишка? - сердито буркнул Механик. - Нет, чтобы подождать немного! Погубил ты нас...

Сергей ошарашенно уставился на него. Слова о том, как он рад Механику, застряли на языке.

- Э, ладно, теперь надо выкручиваться!.. - Механик вздохнул, а потом, глянув на лестницу, добавил: - Значит, так, вы убегали, а я вас ловил. Но не успел. Понятно?

- Понятно, - кивнул Сергей.

- Что тебе понятно?

- Ну, мы убежали, а вы остались...

- Не так, - терпеливо сказал Механик. - Я не просто остался, я заметил, как вы опускаете на воду плот и хотел вас схватить, но не успел, мне помешал тот чертов старик, иначе бы я вас поймал. Когда тебя будут спрашивать, говори только так. Теперь понятно?

- Ага... - понимающе протянул Сергей. - Так и скажу. Вы чуть не схватили меня, а сердитый дед вылез не вовремя.

- Вот именно. - Механик перевел дыхание. - Если меня снова не запрут в карцер, то я что-нибудь придумаю и на этот раз 6ежим вместе. Ну, давай посмотрим, что с этим барахлом делать, а там, может, и пронесет. Ты только на палубу не вылезай. Корабли рядом стоят, тебя могут заметить.

18
{"b":"55902","o":1}