ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кристофер Грант, Натали О'Найт

Время жалящих стрел

«БЕСЕДЫ МАГИСТРА ГВАЛТЕРА ИЗ ЛОРНЫ С ЕГО УЧЕНИКОМ АСЕЛЭНОМ ГАЛЬКОНСКИМ»

(выдержки из глав с XXXVI по XLIV включительно)

О ЧУВСТВАХ

Аселэн Гальконский: Так вы утверждаете, любезный магистр, что истоки этой истории следует искать в летописях Хаурана?

Гвалтер из Лорна: Истинно так, мой друг, ибо там впервые познакомились Конан из Киммерии, будущий император Аквилонии, и Валерий Шамарский, наследник Антуйского Дома. Более подробные сведения об этом можно почерпнуть из переписки Астриса Оссарского и Алкхидха из Немедии.

Аселэн Гальконский: А шамарский принц, который, в поисках приключений, служил простым наемником в Хауране, не мог примириться со славой Конана?

Гвалтер из Лорна: Валерий домогался любви королевы Тарамис, но она не приветила отважного юношу, и тому пришлось вернуться обратно в Аквилонию, страдая от любви и зависти.

О ВЛАСТИ

Аселэн Гальконский (смеясь): В ту пору наша держава погрязла в распутстве и лени. Король Вилер, сын короля Хагена, был достойным сюзереном, он даже сумел раздвинуть наши южные границы и присоединить Пуантен, которым тогда, если мне не изменяет память, правил некий граф Троцеро. Но Вилер не понимал, что рано или поздно аквилонцы затоскуют о былой славе и захотят снова взять в руки меч.

Гвалтер из Лорна: Увы, мой юный друг, это так! И заговор в Аквилонии замышлял никто иной, как немедийский посланник Амальрик барон Торский. Он сумел опутать своей паутиной всю страну. И помогала ему в том ведьма Марна, прячущая свое лицо под кожаной маской.

Аселэн Гальконский: Та самая Марна, которая звалась…

Гвалтер из Лорна: Принц Нумедидес, кузен Валерия, также имеющий права на трон после смерти Вилера, желая похвастаться своей отвагой на охоте перед дамами, случайно разбудил от векового сна валузийского Зверобога Цернунноса. Тот покарал дерзкого и помутил его разум. Но Нумедидес стал лишь коварнее и злее, чем прежде!

Аселэн Гальконский: А что Амальрик? Какая ему корысть в перевороте?

Гвалтер из Лорна (улыбаясь): Друг мой, немедийский посланник хотел с помощью Марны убить Вилера и посадить на его место марионетку Нумедидеса, чтобы после развязать войну в Хайбории. Он надеялся стать императором, тщась повторить подвиг древнего Кулла.

О ЧЕРНОКНИЖИИ

<… >

Аселэн Гальконский: В хрониках упоминается некто Ораст, не так ли, любезный магистр? Кто это?

Гвалтер из Лорна: Бывший жрец Митры. Изгнанный из Ордена за чернокнижие. Безумец, надеявшийся расшифровать труд пифонских мудрецов – Скрижаль Изгоев!

Аселэн Гальконский: И он преуспел в этом?

Гвалтер из Лорна: По счастью, совсем немного! Он прочитал самую малость и, желая проверить действенность заклинаний книги, навел чары на девицу Релату, дочь барона Тиберия, владыки Амилии.

Аселэн Гальконский: Амилия? Это, кажется, провинция к югу от Тарантии? Я припоминаю, что ее владетель прознал о заговоре и сообщил о нем принцу Нумедидесу, надеясь, что тот передаст это королю Вилеру?

Гвалтер из Лорна (скорбно): И пал жертвой его коварства. Злобный принц побоялся, что Тиберий прознает о его связях с мятежниками, и решил избавиться от него чужими руками. Для чего нанял Конана-киммерийца с его отрядом, солгал тому, будто Тиберий занимается чернокнижием, дабы вынудить варвара сровнять Амилию с землей.

Аселэн Гальконский: А что жрец Ораст, сумел он воспользоваться плодами приворота? Девица отдалась ему?

Гвалтер из Лорна: По роковому стечению обстоятельств, дочь Тиберия полюбила принца Валерия. А Ораст, содрогнувшись от содеянного, отдал Скрижаль Изгоев Марне, в надежде, что она сумеет разрушить последствия приворота.

<… >

О ЖЕНСКОЙ ДУШЕ

<… >

Арселэн Гальконский: А девица и вправду была приворожена или просто отдалась шамарцу, рассчитывая в будущем на корону?

Гвалтер из Лорна: Кто их разберет, этих женщин? Асуриты утверждали, что у них нет души, и я склонен с этим согласиться.

<… >

О НЕИЗБЕЖНОМ

<… >

Аселэн Гальконский: Таким образом, Нумедидес плясал под дудку Амальрика Торского?

Гвалтер из Лорна: Летописцы утверждают, будто впоследствии он начал собственную игру…

<… >

ВРЕМЯ ИЗМЕНЫ

Угрюмый дом Тиберия Амилийского, похожий на мрачный горный утес, был погружен во мрак. Его приземистый силуэт чернел на холме, точно вырастая из недр земли. Тяжелое осеннее небо давило на него, еще сильнее прижимая вниз. Он был обнесен высокой крепостной стеной и внешним рвом и когда-то, должно быть, считался неприступным, однако со временем ров высох и никто не потрудился вновь заполнить его водой, расчистив ведущий к реке канал, и ныне он превратился в пологую ложбину, заросшую колючим дроком.

Мост больше не подымался, окончательно проржавели державшие его цепи. Да и охрана в замке была уже отнюдь не та, что в былые времена: молодежь все больше просто баловалась с оружием, не умея владеть им по-настоящему и не желая тратить время, обучаясь воинскому искусству.

У ворот стояли несколько стражников, но их сонный вид, плохо начищенные латы и тупые мечи красноречиво говорили о том, что они вряд ли сумеют остановить даже ватагу деревенских сорванцов, не то что отряд вооруженных латников..

Такой предстала Амилия перед Вольным Отрядом.

Разумеется, нельзя было списывать со счета самого барона и двоих его сыновей, – как положено высокорожденным, они отлично владели мечом и кинжалом. Однако старый нобиль, если верить словам Нумедидеса, был прикован к постели, так что, в общем, предприятие их обещало быть не сложнее загородной прогулки.

Вот если бы еще кошки не скребли на душе…

Небольшой отряд наемников под предводительством киммерийца выехал на дорогу, что, петляя по холму, поднималась к замку. Развернув потертую орифламму, доставленную утром посланцем принца, Конан нацепил ее на свою короткую пику. На синем фоне был вышит красный квадрат, в центре которого гарцевал серебряный единорог. Полоска ткани дергалась и хлопала на пронизывающем ветру.

Одному Эрлику ведомо, откуда их наниматель сумел раздобыть штандарты и доспехи Антуйского Дома, но варвар предпочитал не задумываться об этом.

Бодрой рысью они подъехали к воротам. Копыта глухо простучали по дощатому настилу моста. Двое стражников, лениво отложив в сторону кости и бутыль с вином, поднялись им навстречу, даже не подумав обнажить мечи.

– Кто такие и чего вам нужно в замке барона Амилийского? – лениво поинтересовался старший, седеющий ветеран, заметно прихрамывающий, как видно, от застарелой раны.

Киммериец вскинул голову и заговорил повелительным тоном, так что у стражников вмиг отпало всякое желание спорить с надменным молодым офицером:

– Посланцы Валерия, принца Шамарского. Нам нужно видеть барона по срочному делу.

Стражник задумчиво почесал в затылке – на нем даже не было шлема! – и отступил в сторону, давая отряду проехать. На миг в глазах его мелькнуло смутное подозрение при виде непривычно большого, для простых гонцов, числа всадников и их свирепого вида, однако привычная лень пересилила. Двадцать лет прошло с тех пор, как он в последний раз брал в руки меч, – когда ходил с бароном на юг, в один из последних походов против Пуантена. С тех пор все, что он знал, – это неспешная, унылая служба в замке, где самым большим происшествием могла считаться случайная пьяная свара или появление в соседней деревне конокрадов.

1
{"b":"55912","o":1}