ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

У озера они с Орастом спешились и пошли дальше, держа лошадей в поводу. Жрец шел уверенно, безошибочно выбирая дорогу – но принца вдруг начали терзать сомнения.

– Ты уверен, что ее там нет? – не удержавшись, спросил он, и, сознавая, как по-детски звучит его вопрос, добавил извиняющимся тоном – Я понимаю, что это звучит недостойно принца крови – но никто в этой жизни не внушал мне такого ужаса, как эта слепая вещунья. И я не могу отделаться от ощущения, что кто-то дожидается нас там, впереди…

Ораст оглянулся на Валерия со странным выражением, точно хотел что-то сказать, но усилием воли заставил себя сдержаться. Они прошли еще с десяток шагов – и вдруг жеребец Ораста заржал, призывно, громко. И чужая лошадь откликнулась издалека.

Беглецы застыли. Лицо Ораста вытянулось, кровь отхлынула от лица. Валерию еще никогда не доводилось видеть, чтобы человек так менялся в считанные мгновения. Он открыл рот, чтобы успокоить жреца – как приветственный возглас донесся до них, разрушив напряженную тишину:

– Месьоры! Я рад приветствовать вас. – Знакомая фигура показалась в просвете между деревьями, и Валерий в изумлении узнал Амальрика Торского. – Едва ли уместно с моей стороны предлагать вам гостеприимство жилища, мне не принадлежащего… И все же добро пожаловать.

Он поклонился церемонно, точно они с принцем встретились в Малой приемной, на Выходе короля, и Валерий на миг поразился даже, что посланник говорит по-аквилонски, а не на лэйо. Впрочем, он сразу сообразил, насколько абсурдна эта мысль.

Но еще большее потрясение ждало его впереди. Рядом с Амальриком показался другой человек, и Валерий, не веря своим глазам, узрел перед собой своего менестреля.

– Барон… Ринальдо… – только и мог пробормотать он. – Но как ты оказался здесь?

– Это долгая история! – Голос Амальрика звучал весело и беззаботно, принц никогда не видел его таким при дворе. Там дуайен был всегда суров и насторожен, и веселость на лице его казалась лишь маской комедианта, однако сейчас в искренности его не возникало сомнений. Вчетвером они вышли на поляну к домику колдуньи. И внезапно Ораст, все это время молчавший, встрепенулся:

– Барон… простите, я понимаю, что слова мои звучат нелепо – но были ли вы внутри скита? – Амальрик кивнул. – Я хочу сказать… Я должен войти туда, чтобы взглянуть… чтобы найти…

Немедиец настороженно покосился на жреца. В голосе его прозвучала неожиданная злость.

– Я не хозяин здесь, Ораст, и тебе это прекрасно известно. Если ты возжелал проверить меня – пеняй на себя. За дерзость ты ответишь перед Марной, когда она вернется!

Ораст недоуменно тряхнул головой.

– Да нет же!..

Затем лицо его преобразилось. Губы растянулись в усмешке, которую можно было бы счесть презрительной.

– Ах да, барон, я и забыл, что вам ничего не известно. Должно быть, вы давно покинули столицу?

– Третьего дня, – отозвался барон настороженно. Он никак не мог понять, к чему клонит жрец. – Но какое это может иметь значение? И что я должен был знать?

– Марна мертва, – выпалил Валерий, прежде чем жрец успел ответить. Ему доставило ни с чем несравнимое удовольствие произнести эти слова. – По крайней мере, Ораст уверен в этом. Иначе мы никогда не приехали бы сюда.

– Вот как? – Немедиец воззрился на них недоверчиво, словно опасаясь обмана. – Но как же могло тогда случиться, что мы недавно говорили с ней?

Ораст пожал плечами.

– Боюсь, мы покинули столицу слишком быстро, и потому едва ли сумеем поведать вам последние новости. Однако в гибели колдуньи у меня нет сомнений, ибо лишь с ее смертью я избавился от заклятья, что она на меня наложила.

Немедиец помолчал, оценивая ситуацию. Теперь он видел, сколь многое изменилось за эти дни. И должно быть Марна и впрямь мертва – иначе жрец никогда не осмелился бы разговаривать с ним в столь дерзком тоне; но теперь щенок осмелел.

Ладно, у него еще будет время призвать его к порядку…

А пока он обернулся к принцу.

– Я и вправду, должно быть, упустил все основные события последних дней. Ваше Высочество, окажите мне любезность и просветите меня. Могу ли я знать, как случилось, что вы на свободе – чему я, разумеется, рад всей душой.

Валерий устало пожал плечами. Видно было, что он крайне измотан и едва держится на ногах. Ему необходим был отдых – однако Амальрик, неукоснительно придерживавшийся придворного этикета в любых обстоятельствах, не мог позволить себе первым предложить всем сесть, и потому он лишь одобрительно кивнул Ринальдо, заметив, что менестрель, стреножив лошадей Валерия и Ораста, достает из седельного мешка флягу с вином.

Приняв кожаный сосуд из рук менестреля, Валерий с жадностью сделал несколько глотков и передал флягу Орасту. Тот, однако, пить не стал. Вид у него был задумчивый, он погрузился в себя и был слеп и глух ко всему, что его окружало.

Принц обратился к немедийцу.

– Вы спрашиваете, как мы оказались на свободе, барон? Нашим спасителем стал Троцеро Пуантенский. Не спрашивайте, что заставило его так рисковать, – добавил он поспешно, видя, что вопрос готов сорваться у Амальрика с языка, – эта тайна мне не принадлежит. Но довольно и того, что граф и его ратники вернули нам свободу и помогли покинуть город. Из Тарантии, по совету Ораста, мы направились прямо сюда. И теперь я вижу, что выбор его был не случайным.

Барон покачал головой.

– Если Ваше Высочество намекает, что наш добрый жрец уверен был, что встретит здесь вашего покорного слугу, то осмелюсь заметить, что вы ошибаетесь. Для него это было такой же неожиданностью, как и для вас, и я не уверен, что неожиданностью приятной.

Ораст встрепенулся.

– Нет-нет, барон, – пробормотал он рассеянно. – Вы не должны говорить так. Вы знаете, как я предан вам!

Амальрик кивнул, не скрывая усмешки.

– Я вижу, ты сам не свой, мой друг. Должно быть, иные соображения, что привели тебя в эту скромную лесную обитель, не дают тебе покоя и сейчас. Мы с принцем не удерживаем тебя. Ступай…

Смысл слов не сразу дошел до жреца – но затем глаза его вспыхнули радостью. Даже не подумав оскорбиться на пренебрежительный тон своего бывшего покровителя, он устремился к жилищу колдуньи.

Валерий проводил его задумчивым взглядом.

– Странный юноша, но мне он нравится, – произнес он, глядя вдаль, точно вспоминая о чем-то. – В нем есть внутренний огонь.

– Да, – не колеблясь, согласился Амальрик. – Огонь, за которым если вовремя не проследить – то он может спалить полмира… Но, впрочем, Ваше Высочество, я отослал мальчишку не просто так. Вы догадываетесь, о чем я хотел говорить с вами?

Валерий кивнул. Интриги и заговоры – даже здесь они настигали его! Но у него больше не было сил сопротивляться. И он невольно перешел на лэйо.

– Полагаю, что да, барон. Случайна наша встреча здесь, подстроена кем-то – или предопределена высшими силами, над которыми у нас нет власти, но она состоялась. И желаем мы того или нет, что-то в мире должно измениться.

Амальрик осклабился.

– Вы говорите об этом таким тоном, точно это не радует вас, принц. Я удивляюсь вам! Но скажите… – заметив, что Валерий вознамерился возразить, он поспешил перевести разговор на иное, – меня тревожит ваше упоминание о доблестном графе пуантенском. Вам известно, что у меня нет причин относиться к нему с симпатией, хотя я вполне допускаю, что пристрастен к этому славному вояке. Он не выдаст вас Нумедидесу?

– Конечно, нет, – негодующе воскликнул Валерий. – Троцеро слишком порядочен…

– Именно что слишком, – пробормотал Амальрик чуть слышно и добавил со своей всегдашней усмешкой: – Порядочность – понятие относительное, тем более при дворе, как вам должно быть хорошо известно, принц… Впрочем, на сей раз я склонен принять ваше суждение. И прежде всего потому что граф сам потеряет гораздо больше, если предаст вас. Но не поймите меня превратно – прежде всего меня волнует ваша безопасность. Наверняка, как только был обнаружен ваш побег, Нумедидес послал стражников в погоню.

116
{"b":"55912","o":1}