ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это не могло быть правдой!

Это иллюзия! Обман!

Марна обманула его – едва не погубила его – а значит, Книга обманет тоже.

Проклятая Скрижаль продолжала глумиться над ним!

Она не откроет ему своих тайн. Она призвала его лишь с тем, чтобы окончательно погубить, свести с ума. Но он не поддастся ее чарам!

В огонь гибельный фолиант! В огонь!

Трясущимися руками Ораст схватил свечу, стоявшую в углу комнаты, высек искру из трутницы, обнаруженной поблизости – должно быть, это барон оставил ее здесь – и поднес книгу к огню.

Он мог бы поклясться, что она испугалась!

Страницы зашелестели, точно живые. Закружились стремительно, словно ветер листал их, пытаясь избегнуть губительного пламени…

Черные и алые буквы мелькали перед взором Ораста – И внезапно Он осознал, что буквы эти складываются в слова! Слова – в предложения. И они наделены смыслом!

С испуганным криком отшвырнул Ораст свечу, затаптывая пламя ногой. И дрожащими пальцами принялся листать страницы Скрижали.

Вот оно! Вот оно все! Сокровищница древнего знания отныне принадлежала ему безраздельно. И словно чтобы подтвердить это, Книга сама раскрылась на той самой странице, где жрец прочел ответ на вопрос, что так мучил его все это время.

И когда он ступил на порог хижины, то понял, что воистину сами боги собрали их в этом странном месте, ибо в этот миг было дано ему знамение.

Тот же вопрос задавали его спутники друг другу. И лишь он один обладал способностью привнести свет во тьму и рассеять мрак неведения, окружавший их.

– Те деяния, о которых толкуете вы, – возвестил им Ораст, и они замерли, прислушиваясь к его словам, точно к речам божественного оракула, – мелки, ничтожны и недостойны замысла богов, что свели нас вместе на этом пути! Ибо нам была дана великая цель, единственная достойная великих мужей!

И чувствуя, что внимание их принадлежит ему безраздельно, так что даже маленький менестрель, не отходивший все это время от лошадей, замер, точно натянутая тетива, Ораст улыбнулся медленной, хищной улыбкой, и провозгласил торжествующе, ощущая, как сам мир на мгновение замер в шатком, неуверенном равновесии:

– Нам предстоят дальние странствия, лишения и бедствия, поиски вслепую и жгучее отчаяние… Но в конце – отмщение! И власть! И обладание силой, равной которой вы не можете и вообразить. Ибо цель теперь известна мне. Ее открыли мне боги! А я передам ее вам… Я расскажу вам о Сердце Аримана!

– Подожди! – Валерий предостерегающе поднял руку. – Подожди немного!

И, провожаемый недоуменными взглядами, бросился в чащу.

Ноги сами принесли его к лесному озеру. Он всмотрелся в его серую гладь, на которой клубился туман. Вокруг стояла тишина. Ничто не нарушало покой этого уголка.

Принц Шамарский подошел к самой воде. Мокрая земля и прелые листья захлюпали под ногами.

Он поднес руку к шее и нащупал под разорванным воротником, на котором еще угадывались плетения шелкового сутажа, холодный предмет, щетинившийся остриями.

Теперь у него иной путь! И ничто не должно связывать его с проклятым прошлым. Он резко дернул, шнурок, на котором висел оберег порвался, и Валерий сжал в кулаке золотой диск.

Он осторожно распахнул ладонь. Именно так он делал в детстве, когда ему удавалось поймать бабочку и нужно было разжать пальцы с предельной осторожностью, чтобы не повредить разноцветные переливающиеся чешуйки на ее крыльях.

Он посмотрел на золотой диск с человеческим лицом, окаймленным лучами, попеременно прямыми и изогнутыми.

Прощай, Оберег Кулла! Прощай проклятый талисман, повинный в целой веренице смертей! Пусть ты не настоящий, пусть всего лишь подделка, сотворенная рукой безвестного мастера, но отныне ты никого не обманешь, своей светящейся красотой, никому не посулишь неуязвимость в бою, власть над миром, или успех в любви!

Он размахнулся и швырнул золотой диск прямо на середину водной глади. Раздался тихий всплеск, и последняя реликвия валузийских владык, булькнув, ушла на дно.

Сквозь туман невозможно было даже разглядеть круги на воде.

Валерий развернулся и пошел туда, где пылал очаг, варилась похлебка и ждали новые друзья.

Аой.

ЭПИЛОГ

…Старческие руки, с надтреснутой кожей на костяшках пальцев и белыми пятнами от ожогов кислоты, осторожно вынули из сундука грязноватый узелок из небеленой холстины.

Вот оно! То, ради чего он презрел законы Гильдии и опустился до воровства!

Заскорузлые пальцы, почерневшие на подушечках, осторожно раскрыли уголки ветхой ткани.

Как приятно смотреть на него. Смотреть и знать, что вся его Сила принадлежит тебе одному.

Нет! Не зря он сделал это. Не зря!

Драгоценная вещь изменила всю его жизнь. Каждый год Солнцеликий одаривал его своими щедротами.

Сначала он сумел постелить новую черепицу на крышу. Потом прикупить кое-что из обстановки. Его кобыла принесла ему здорового резвого жеребенка, жена Альвина излечилась от грудной жабы, а он сам сумел поправить зрение.

Нет, не зря он согрешил почти тридцать зим назад.

Но теперь ему осталось совсем немного, и эта великолепная вещь уйдет с ним в могилу. Ее положат рядом с ним в гроб, и она будет охранять его душу на Серых Равнинах.

Он погладил золотой диск в виде человеческого лица, окаймленный лучами попеременно прямыми и изогнутыми, и старческие губы озарила улыбка.

Подумать только, а ведь сиятельная госпожа так и не заметила подделки, когда он отдал ей две копии, а оригинал оставил себе.

Пусть эта вещь покоится на дне сундука, до той поры, пока его не пойдут провожать в последний путь…..

Кривой Илений, шамарский ювелир, завернул Оберег Кулла обратно в платок, бережно опустил в сундук и захлопнул крышку…

118
{"b":"55912","o":1}