ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стражники, как по команде, бухнулись на колени.

Навлечь на себя гнев всемогущего Вилера, что может быть хуже!

Рыжеусый, окончательно обескураженный и сбитый с толку, принялся бормотать что-то в их оправдание. Мол, они и знать не могли, что барон этот – такая важная шишка… и уж тем более и помыслить не могли побеспокоить Его Величество подобной безделицей. Они просто хотели сообщить обо всем, что видели, капитану Черных Драконов и препоручить немедийца его заботам – но принц Валерий остановил их и заставил идти сюда. Сами они, ясное дело, ни за что бы…

– Ладно. – Коротким рубленым движением ладони король оборвал их жалкие извинения и обернулся к Амальрику: – Теперь мне хотелось бы послушать, что скажете вы, дуайен.

Барон заметно приободрился, с того самого момента, как уловил настроение владыки. Вилер явно был не заинтересован, чтобы в том неустойчивом положении, в каком находилась сейчас его держава, хоть в малости осложнять отношения с соседями, и с Немедией прежде всего. А потому барону – если только против него не найдется неопровержимых свидетельств, каковых, он доподлинно знал, и быть не могло – ровным счетом ничего не грозило.

Он небрежно пожал плечами.

– Эти жалкие недоумки не заслуживают даже наказания, Ваше Величество, – бросил он презрительно, впервые за все время заговорив на аквилонском, чтобы стражники могли понять его. – И мне лишь крайне досадно, что своими ничтожными проблемами мы отняли у правителя великой Аквилонии столько драгоценного времени.

– И все же мне крайне любопытно было бы знать, что случилось. Кто-нибудь в состоянии объяснить мне это?

Заговорили все разом – трое стражников и немедиец… и так же разом смолкли. Солдаты от смущения, барон – ибо не желал мешать свой голос с чернью. Но взгляд короля был устремлен на него, и, волей-неволей, Амальрику пришлось продолжать.

– Мне почти нечего сказать, – он улыбнулся, точно извиняясь. – Все мое преступление в том, что я, по чистой случайности, стал свидетелем поединка. Я возвращался во дворец из города, как вдруг увидел молодого человека, выходящего из таверны. Мне он показался знакомым… кажется, я видел его при дворе, но, увы, я знаком отнюдь не со всеми достойными вельможами. Видно было, что он немало выпил. Я вознамерился окликнуть его, чтобы предложить помощь – но какой-то негодяй опередил меня. Соблазненный, как видно, богатым нарядом, он подло напал на почти беззащитного юношу.

Однако тот не растерялся и, обнажив клинок, стал обороняться. Я поспешил к ним, в надежде помочь несчастному, однако подоспел слишком поздно. Злодей смертельно ранил его и убежал, как видно, испугавшись меня. Когда я подбежал к раненому, тот уже отдал душу Митре. В этот момент и подоспели эти доблестные стражи порядка…

В свой черед барон обвел побагровевших от ярости солдат рукой. Те уже чувствовали, что перед красноречием немедийца все их косноязычные доводы рушатся, им было нечего противопоставить его надменной уверенности. И, сознавая всю тщетность попыток убедить правителя в своей правоте, замкнулись сердито, как это свойственно крестьянам и детям крестьян, всем видом своим излучая угрюмую, тупую ярость.

– Вы хотите добавить что-нибудь к словам барона? – спросил их король.

Они молча, как один человек, помотали головами.

– Может, он что-то сказал не так? Тот же ответ.

– Так хотя бы знаете ли вы убитого? Кто он был? Сумрачное молчание.

Король понял наконец, что ничего больше не добьется от них. Пристальным взглядом окинув стражников, он вздохнул и, нерешительной рукой подняв со столика колокольчик, дважды позвонил. Явившемуся мгновенно на зов дворецкому он указал на солдат, которые неуклюже поднимались с колен, по привычке отряхиваясь, словно они стояли не на мраморном полу, а на залитой помоями мостовой.

– Проводи их, Анбальм. Пусть каждый получит по серебряной марке – они хорошо послужили мне.

Глаза стражников вспыхнули радостью. Но уже следующие слова короля заставили их вновь помрачнеть.

– И если увидишь Альвия, капитана Драконов, передай, что всякие обвинения с немедийского посланника сняты мною лично. Так что, если ему уже донесли об этом происшествии, то пусть выкинет это из головы. Выкинет из головы, ты меня понял?

Дворецкий, кивнув невозмутимо, как человек, давно утративший способность удивляться, удалился, уводя за собой стражников, которых посещение королевского дворца оставило в состоянии крайней растерянности, ибо они не поняли ровно ничего из того, что случилось у них на глазах, а король Вилер вновь повернулся к Амальрику.

– Вы позволите мне удалиться, Ваше Величество? – поклонился тот. Он уже готов был идти, уверенный, что правителю Аквилонии незачем более задерживать его… как вдруг тот отрицательно покачал головой.

– Нет, барон, не позволю. Наш с вами разговор только начинается. Признаться, я давно собирался встретиться с вами. Так что будем благодарны случаю. Пусть и не слишком приятный, но он дал нам возможность поговорить наедине. Согласитесь, подобная возможность выпадает нечасто.

Не дожидаясь ответа посланника, король Вилер поднялся с места и с приглашающим жестом отдернул тяжелую атласную портьеру между двух шкафов с книгами, прикрывавшую, как оказалось, вход в другую комнату. Амальрик последовал за аквилонским сувереном, заинтригованный и слегка встревоженный в душе, силясь, однако, ничем не выдать своих чувств. Однако на пороге комнаты замер, ибо услышал низкое угрожающее рычание.

Не обращая ни малейшего внимания на замешательство барона, король прошел к низкому дивану, стоявшему у окна, и сел, потрепав по холке разлегшегося на ковре лобастого волкодава. И лишь затем поднял глаза на замешкавшегося на входе дуайена.

– Входите же, барон. Зверь вас не тронет.

Словно опровергая его слова, пес вновь заворчал. Вилер успокаивающе почесал его за ухом. Амальрик осторожно прошел в комнату и сел на краешек дивана, напротив короля. Недавняя его уверенность была поколеблена, и он чувствовал себя неуютно как никогда, но тут же усилием воли взял себя в руки. Не хватало еще, в конце концов, трястись из-за какой-то псины, пусть даже и такой огромной!.. И все же он косился на собаку короля с заметной опаской.

Пес напоминал полярного волка. Мощный, с крупной головой и челюстями, способными, казалось, перекусить руку взрослому мужчине – о нем во дворце давно ходили недобрые слухи. Одно время, две зимы назад, он повсюду сопровождал хозяина, и разве что на торжественных аудиенциях король появлялся без него, а так волкодав ходил за ним, точно тень, угрюмым взглядом и глухим рыком внушая ужас чепядинам и придворным.

Суеверная чернь, вообще, считала Зверя порождением колдовства, и ничем невозможно было разубедить их в этом… собственно, иные среди знати втайне придерживались того же мнения. Затем случилась некая таинственная история, о которой предпочли как можно скорее забыть – насколько удалось выяснить Амальрику, пес набросился на принца Нумедидеса, только чудом не искалечив его – и с тех пор собаку не видели.

Но, получается, Зверь не был изгнан с позором на конюшню и не отведал отравы. Король оставил его в своих личных покоях – благо, лучшего стража трудно было и вообразить. Но зачем же теперь показывать его Амальрику? Ибо немедиец не сомневался, что, как и все, что делает король Вилер, это было сделано намеренно, с неким неясным ему пока умыслом.

Полный смутных тревог и опасений, он попытался усесться поудобнее на слишком мягком диване, чувствуя себя особенно неуютно из-за того, что приходится сидеть так низко. Как же любят они все унижать собеседника, подумал он, вспомнив похожую сцену у Нумедидеса. Или они столь ничтожны, что даже такая малость может их возвысить в собственных глазах?

Узкая полоска сероватого света, точно лезвие зингарского клинка, падала в прорезь между неплотно задвинутыми шторами на окне, рассекая надвое душный полумрак. Вилер, сидевший напротив, устало откинулся на бархатных подушках, украшенных золотым шитьем с изображением аквилонского змея, рассеянно поглаживая бьющего хвостом волкодава. Внезапно собака, успокоившаяся было, вновь вскинула голову, янтарным глазом косясь на Амальрика, и оскалилась, и жесткая шерсть дыбом поднялась на загривке.

34
{"b":"55912","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Серые пчелы
Я ненавижу тебя! Дилогия. 1 и 2 книги
Нетленный
Исчезающие в темноте – 2. Дар
Мститель. Долг офицера
Как сделать, чтобы ребенок учился с удовольствием? Японские ответы на неразрешимые вопросы
Любовь: нет, но хотелось бы
О чём не говорят мужчины, или Что мужчины хотят от отношений на самом деле