ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Осталось километра три, давай с ветерком.

- Какой русский не любит быстрой езды?

Бен усмехнулся и увеличил обороты. Двигатель взвыл, и вдруг что-то изменилось. Бен инстинктивно нажал на тормоза, и краулер встал. Алексей от неожиданности врезался головой в обзорный экран. Потирая ушибленный лоб, на котором вздувалась шишка, он уставился на Бена:

- Ты что, взбесился? Что случилось?

Бен ткнул рукой вперед:

- Посмотри.

Вокруг, насколько было видно, простиралась песчаная равнина. Кое-где громоздились барханы и под ветром курилась над их вершинами песчаная дымка.

Командир вздрогнул, и склонился к экрану:

- Что случилось, куда они пропали?

Зонд неподвижно висел на одном месте. С него отлично просматривалась дорога в обе стороны. И она была пуста. Краулер, а вместе с ним Бен и Алексей, бесследно исчезли. Командир откинулся в кресле и устало потер виски:

- Володя, передай всем, пусть срочно возвращаются на корабль. Быть всем предельно внимательными. Я у себя в каюте. Когда соберутся - позовешь.

- Хорошо, Рудольф Янович, будет исполнено!

- Кажется, влипли. Послушай, Бен! Ты куда меня завез?

- Откуда я знаю? Только что были джунгли, и вдруг - эта равнина.

- А может, заросли кончились?

- Не смеши, карта у тебя на коленях.

- Это я так, для самоуспокоения.

Алексей повернулся к обзорному экрану:

- О черт, не работает. Неужели я его расколотил?

Бен усмехнулся:

- Если ситалл устоял против твоей башки, то и остальное должно было уцелеть.

Алексей начал крутить ручки, потом попробовал стукнуть по экрану кулаком. Бен хихикнул:

- А ты попробуй еще раз - головой.

- Юмор висельника.

Наконец он включил обзорную телекамеру, экран засветился, и по нему поплыл все тот же унылый пейзаж.

- Ага, телезонд потеряли. Интересно, как? Ведь он стоит в автоматическом сопровождении и должен быть над нами.

- Многое, Алек, должно быть, а вот кое-чего быть не должно, это уж точно. Смотри.

Слева от них разгоралась багровая заря, всходило солнце. А справа от них второе солнце готовилось скрыться за горизонтом.

- Но этого не может быть, в этой системе только одно солнце!

- А ты уверен, что мы все еще в той же системе?

- Черт знает, но другая система...

- Опять самоуспокаиваешься?

- Кажется, да.

- Тогда давай помолчим, подумаем, может, что умное в голову придет.

Через час все собрались в кают-компании. Вошел командир.

- Как я понимаю, вы все в курсе происшедшего. Володя, дай запись. Свои соображения выскажете после просмотра.

Засветился экран репитера, и на нем появилось изображение краулера, стоящего на дороге.

Кадр скользил за кадром.

Вот краулер стронулся с места и покатил по дороге. Еще немного, и наступил решающий момент. Изображение качнулось, и краулер исчез. Только что он был - и вот его нет, как при трюковых съемках в кино. Прошло несколько томительных минут. Молчание нарушил инженер корабля:

- Можно повторить еще раз последние кадры?

Командир кивнул. Вновь ожил экран, и вновь исчез краулер.

Так повторялось несколько раз. Наконец командир не выдержал:

- Аркадий Львович, вы что-нибудь заметили?

- Пока ничего определенного сказать не могу, но кое-что это мне напоминает. Я пойду к себе, соберусь с мыслями.

- Хорошо, все свободны. Сбор через два часа.

Бен заерзал, открыл глаза:

- Слушай, Алек, что ты знаешь о теории гиперпространственных скачков?

- Тебе тоже эта мысль пришла в голову?

- А что еще может прийти в голову?

- Ты прав. Но об этом я знаю только из лекций.

- Я тоже из лекций, давай вспоминать. По теории, переход происходит во времени и пространстве одновременно Вернуться в ту же точку пространства-времени невозможно. Почему - не знаю, но невозможно. Вот, пожалуй, и все что я запомнил.

- Ты что, только одну лекцию и прослушал?

- Одну, я как раз познакомился с Роной, и было не до отвлеченных теорий.

- Ну, знаешь, я тогда тоже познакомился с Валентиной, но несмотря на это прослушал весь курс.

- Вот поэтому у тебя Валентину чуть не отбил парень с астрофизического.

- Пусть бы попробовал...

- Ты что, драться полез бы?

- Там было бы видно.

- Зверь! Ну, давай дальше.

- Дальше формула: время равно расстоянию, пройденному от точки или к точке отсчета, помноженному на коэффициент. А он сам меняет значение от плюс единицы, до минус единицы, в зависимости от направления движения. В нашем случае он равен минус единице.

- Значит, по отношению к кораблю мы сейчас провалились в прошлое, а если попытаемся вернуться, то окажемся в будущем.

- Верно. И насколько мы уйдем в будущее, будет зависеть от того, какое расстояние мы пройдем туда и обратно.

- Да, влипли. Интересно, куда нас занесло?

- Дождемся ночи и определимся.

- Думаешь, ночь тут будет?

- Я прикинул, минут сорок темноты обеспечено.

- Тогда я пойду подремлю.

Бен перебрался в бытовой отсек и минут через пять оттуда раздался раскатистый храп. Алексей, обладавший далеко не такой стабильной нервной системой, только пожал плечами.

Командир сидел задумавшись в ходовой рубке, когда к нему заглянул Марков:

- Рудольф, я кажется вспомнил, где видел подобное.

Командир оглянулся:

- Заходите, Аркадий.

Марков протиснулся в рубку и заполнил собою огромное объемистое кресло:

- Это было лет двадцать назад. В то время начались эксперименты с гиперпространственными кораблями-автоматами. В момент перехода изображение на всех контрольных экранах так же покачивалось. Это объяснялось большим напряжением гравитационного поля. Оно искажало световые лучи. Но я о другом. Эксперименты пришлось прекратить. Ни один корабль не вернулся назад. Тогда не знали, в чем дело. Только через десять лет выяснилось, почему они не вернулись. Харламов разработал подробную теорию гиперперехода, из которой, как следствие, вытекало, что переход происходит не только во времени, но и в пространстве. А первые корабли были нацелены на самое большое расстояние, которое мы могли достигнуть в то время: что-то около ста пятидесяти световых лет. Значит, вернуться они должны были только через триста лет. Так далеко ушли они в будущее. Возможно, и эта дорога только в одну сторону, только вперед, в будущее. Обратной дороги нет.

2
{"b":"55914","o":1}