ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Потом она оглядела себя и решила, что джемпер, конечно, хорош, но лучше бы отыскать собственную одежду. Ее черные брюки в обтяжку и золотая трикотажная блузка оказались почему-то в ногах постели, смятые в неопределенный ком, залепленные каким-то подозрительным пухом. Белье и вовсе пропало без следа. Илона попыталась стряхнуть пух с блестящей черной ткани брюк, но поняла, что так просто это сделать не удастся. Нужны щетка, вода... Потом она увидела свои золотые босоножки на высоченных шпильках; они валялись на полу возле окна, и одного каблука на них как не бывало. Ну, погуляли...

Мужик за ее спиной заворочался, рыкнул, фыркнул... По затхлой комнате пронеслась волна перегара вперемешку с изысканным ароматом "Miracle Homme". Этот одеколон фирмы "Ланком" Илона отлично знала, как знала и его цену. Ничего себе парниша, соображает, чем душиться, подумала Илона и обернулась. Черт, вспомнить бы, как его зовут, этого ценителя ароматов! Нет, безнадежно. Ни малейших проблесков памяти. Она увидела наконец его лицо интересный парень, ничего не скажешь... но черты слегка грубоваты. Лет ему... ну, наверное, тридцать пять или около того. Серые глаза незнакомца уставились на Илону, мужик откашлялся и прохрипел:

- И мне кофейку сооруди. Побольше и погорячей.

Она молча отправилась на кухню, уже не пытаясь вспомнить, как зовут этого типа. Черт, черт, черт побери, ругалась она мысленно, ну когда же я научусь сначала думать, а потом делать? Когда я научусь вовремя останавливаться и не напиваться до поросячьего визга? Как вот теперь выкручиваться?

Не спеша выпив полчашки кофе, мужик сказал:

- Надо же, а ты и с похмелья ничего себе красотка! Ну и как тебе в моем музее?

Илона уставилась в пол и промолчала. В музее? Ох, кажется, она поняла. Похоже, снова ее подвела любовь к красивой жизни. Наверняка мужик наплел, что у него не дом, а филиал Эрмитажа, а она и развесила уши и потащилась за ним в эту пыльную берлогу. На ознакомительную экскурсию. Вот влипла! Впрочем, ей не привыкать.

Мужик тем временем насмешливо наблюдал за ней, опершись локтем на подушку. Наконец он сказал:

- Похоже, ты ни хрена не помнишь. Угадал?

Илона сделала нейтральное лицо и пожала плечами. А что она могла ответить?

- Ладно, я не в обиде, - ухмыльнулся мужик. - Анатолий я. Толян Нерадов. Вспомнила?

С чего бы это ей вдруг вспомнить?

- Ну... - неопределенно протянула Илона.

- Неважно, - сказал Толян и выбрался из-под одеяла. Илона деликатно отвела глаза, но Нерадов, похоже, не способен был смутиться такой мелочью, как полное отсутствие одежды. Он вышел из комнаты, и через минуту до Илоны донеслось бодрое гудение водогрея и плеск воды. Толян что-то напевал под нос, фыркал, вообще вел себя чрезвычайно шумно, и голова Илоны разболелась с новой силой. Застонав, девушка упала на смятую постель и закрыла глаза. Все поплыло перед ней, закружилось, затанцевало... и она вдруг уснула.

А когда проснулась - нашла на подушке рядом с собой записку, наспех нацарапанную кривыми крупными буквами: "Не уходи, я скоро вернусь".

Вот так она стала подругой мсье Нерадова. Впрочем, "мсье Нерадовым" Толян называл себя лишь в те моменты, когда количество выпитого уже трудно было подсчитать. Да никто и не считал, собственно говоря. Пили, и все дела. И, конечно же, она ничего не знала о человеке, в доме которого так беззаботно поселилась. В доме, расположенном совсем недалеко от ее собственной берлоги.

Илона жила тогда в кошмарной коммуналке на Садовой, рядом с площадью Репина. Собственно, нельзя было сказать, что она там действительно жила. Она лишь появлялась там время от времени, расставшись с очередной своей неудавшейся любовью. А любовь у Илоны случалась исключительно неудачная. Никак ей было не найти своего принца, мужчину мечты, сказочного рыцаря. Хотя ей много раз казалось: вот он! Но проходило несколько месяцев, от силы год - и она понимала, что в очередной раз ошиблась. Первого "принца" она благополучно выгнала из квартиры, где жила одна-одинешенька после того, как ее родители погибли самым что ни на есть общепринятым способом: в автомобильной катастрофе (Илоне тогда было ровно двадцать). Бабушка умерла за полгода до того. Илоне было не просто грустно и тоскливо, она с ума сходила от одиночества, принадлежа к той породе людей, которые совершенно не в состоянии пребывать наедине с собой. Ей необходимо было постоянно ощущать рядом с собой кого-то, кому можно пожаловаться, о ком можно позаботиться, с кем можно поговорить. И, расставшись с первым "принцем", она тут же нашла второго. Но на этот раз дело обернулось намного хуже. Нежная страсть привела к законному браку и прописке счастливого супруга на площади жены. А потом, через полтора года, грянул развод - и как его следствие размен. В итоге Илона, так и не научившаяся как следует скандалить и защищать свои интересы, очутилась на двадцати квадратных метрах в окружении дурно пахнущих старух и крепко пьющих соседей помоложе.

Но она не слишком огорчилась. Она твердо верила: это ненадолго. Вот-вот, с минуты на минуту, за ближайшим поворотом отыщется настоящий рыцарь и спасет ее. У нее было множество знакомых в самых разнообразных кругах: художники, поэты, автогонщики, деловые люди, экономисты, искусствоведы, музыканты и так далее. Илона была хороша собой, молода, общительна, отлично воспитана, и, хотя не удосужилась после школы поступить хоть в какой-нибудь институт, умела рассуждать о многом. Она с самого раннего детства приохотилась к чтению, читала все подряд - от дамских романов до научно-популярных журналов, и, обладая недурной памятью, нахваталась верхушек в самых разных областях человеческих знаний и научилась производить впечатления дамы умной и эрудированной. И начался активный поиск спасителя... Но, к сожалению, Илона всегда спотыкалась на одном и том же: принимала воображаемое за действительное. Неуемное чтение романов развило в ней склонность к фантазиям, Илона видела вокруг себя вовсе не подлинных, живых людей, а романтических героев, и это, конечно же, осложняло ее отношения с реальностью.

Два с лишним года пролетели совершенно незаметно. "Принцы" один за другим исчезали из ее жизни и начисто вылетали из памяти, ничуть не повлияв на неистребимую романтичность Илоны. И вот - Толян. Что за чушь!

2
{"b":"55921","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Монтессори. 150 занятий с малышом дома
Знаки ночи
Селфи на фоне дракона. Ученица чародея
Канатоходка
«Под маской любви»: признаки токсичных отношений
Восемь обезьян
Бизнес – это страсть. Идем вперед! 35 принципов от топ-менеджера Оzоn.ru
Превышение полномочий
Generation «П»