ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Илона спохватилась - надо же было забыть! - и поспешила поставить на стол приготовленную загодя бутылку бургундского восемьдесят девятого года. Толян кивнул с одобрением и поспешил наполнить бокалы. Сделав несколько глотков и отдышавшись, он рассмеялся.

- Детка, предупреждать надо! Я, конечно, люблю перец, но не настолько же!

- Ты просто не распробовал, - серьезно сказала Илона. - И не с того начал. Ты возьми сначала вот это, - она показала ножом на крупный светлый кусок мяса, уложенный в самом центре тарелки. - Это телятина. А потом уже ешь все подряд. А то сунул в рот стручок перца, да еще и удивляешься.

Толян улыбнулся и приступил к блюду заново, действуя теперь по правилам. В итоге креольское рагу ему очень понравилось, и он решил, что любит всех креолов до единого и готов ехать к ним в гости.

Илона хихикала, слушая его болтовню, и ей было хорошо и уютно. Страхи отступили, ночное "приключение" начало окрашиваться в совершенно другие тона...

- И все-таки я не понимаю, - сказала она немного спустя, когда они с Толяном уже уселись на диван перед телевизором, поставив на низкий журнальный столик бутылку водки и минеральную воду (Нерадов сказал, что пить водку после бургундского - самая настоящая пошлятина, но все равно в этом что-то есть). - Не понимаю, зачем было убивать того человека?

- Но, детка, он первым попытался выстрелить! - возразил Толян. - Наш шофер просто защищался.

Илона обратила внимание на то, что даже теперь Нерадов не назвал шофера такси по имени, хотя, конечно же, это был никакой не шофер, а один из преданных друзей Толяна. Но подумала, что Нерадов проявляет осторожность ради нее, - ведь чем меньше она знает, тем лучше для нее самой.

- Ну хорошо. А... а почему, когда ты отстреливался, ну, уже в машине, - огня не было? Я, правда, сразу зажмурилась, но сначала-то я лежала там, под сиденьем, с открытыми глазами... недолго, конечно. В кино всегда огонь из стволов вылетает.

- Это только для кино хорошо, детка, а деловым людям лишние световые эффекты ни к чему. На ствол надевается такая специальная штуковина, которая называется пламегасителем. Вот и вся тайна.

- А глушитель? - глупо спросила Илона.

- На автомат? - расхохотался Толян. - Ох, детка, ты меня утомила. Давай лучше еще немножко выпьем.

И они выпили еще немножко, и еще, и еще, а потом Толян подхватил Илону и перенес ее на кровать, и ласкал ее так, что от восторга Илона забыла про всякие глупости вроде автоматов, трупов на шоссе и разлетающихся вдребезги стекол.

Глава тринадцатая

Следующие несколько дней были для Илоны днями сомнений. Она никак не могла разобраться, нащупать подлинное свое отношение к происшедшему. То ей становилось страшно, то противно... а то вдруг она приходила в восторг от ловкости и смелости Толяна. При этом пугали ее скорее не картины пережитого, а наоборот - воображаемые картины возможных последствий, ведь даже полный идиот понял бы без труда, что при таких делах недолго превратиться в труп или влететь в руки правоохранительных органов. Она ничего не говорила Нерадову, но видела, что он наблюдает за ней и, похоже, без труда прочитывает все ее мысли. Однако предпочитает подождать, пока созреет естественный результат.

Естественный результат созрел на четвертый день, когда Илона с Толяном уселись вечером перед телевизором. Нерадов принес несколько новых кассет и сказал, что фильмы - просто блеск! Илоне тут же захотелось увидеть этот "блеск". Но пока Толян ставил кассету, она вдруг неожиданно для себя самой спросила, глядя в спину Нерадова:

- Милый, а почему мы так скромно живем? У нас ведь в общем-то есть деньги.

- А зачем привлекать к себе лишнее внимание? - не оборачиваясь, сказал Толян. - Или тебе очень хочется, чтобы тебя быстренько заметил кто-нибудь очень энергичный и очень жадный? И начал на тебя охотиться. А ведь если ты станешь размахивать деньгами, как красным флагом, тут же найдутся желающие разделить твое счастье и твое состояние, можешь не сомневаться.

А Илона и не сомневалась. Она прекрасно понимала, что Толян прав. Да в конце-то концов, что ей еще нужно? Дворец на колесах? Они с Нерадовым ходят в самые дорогие рестораны, ей не приходится подсчитывать, может ли она купить то или другое платье, туфли, шубу... а ведь именно так было, когда она жила с родителями и со своими предыдущими "принцами". Они с Толяном ездят отдыхать за границу. Когда им не хочется возвращаться в свою квартиру - отправляются в дорогой отель. Чего еще ей желать?

Но ей все-таки желалось - друзей, подруг, общения. И она сказала об этом Толяну. Он отвернулся от видика, на экране которого замелькали уже титры, и всмотрелся в обиженное лицо Илоны.

- Знаешь что, дорогая? - сказал он. - Обещаю тебе: если ты потерпишь еще немножко, ну, наверное, полгода, не больше, наша жизнь изменится. Мы переедем в Москву и будем жить совсем по-другому. Веришь?

- Верю, - охотно кивнула Илона. А почему бы ей и не поверить? Толян всегда держал слово. - А почему именно полгода? - тут же спросила она.

- Мне нужно закончить здесь кое-какие дела, - пояснил Нерадов. - У меня обязательства перед партнерами.

- А-а...

Илона не стала спрашивать, что это за дела и что это за партнеры. Она отлично знала, что Толян все равно не ответит. Проверено.

Прошло еще несколько дней, обычных, ничем не примечательных. Завтрак, обед, ужин. Прогулка. Ресторан. Гостиница, снова загородная. Там они с Толяном провели субботу и воскресенье. А в понедельник вечером, вернувшись "с работы", Нерадов во время ужина предложил Илоне:

- Давай на несколько дней вообще уедем из города, куда-нибудь в деревню, а?

- Холодно уже, - поежилась Илона. - Лучше за границу. Туда, где солнышко греет. И синее море, и белый пароход.

- А мы поживем в отличном доме с отличными печками и каминами, побродим по лесу, да и вообще, что ты говоришь? Октябрь только начинается, в лесу еще и листья не осыпались, представляешь, какая красота?

- Представляю, - кивнула Илона. - Комары кусаются, мух несчитано, в супе муравьи плавают... красота!

Ее не слишком привлекали радости сельской жизни. Она была прирожденная горожанка, любила асфальтированные тротуары и душ утром и вечером, она совершенно не представляла, как это она будет готовить еду на дровяной плите... У ее родителей не было своей дачи, а если они бывали за городом, то ездили к кому-нибудь в гости, и Илоне, само собой, не приходилось топтаться у раскаленной докрасна печки с плитой, это брала на себя мама, впрочем, на большинстве дач и печек-то не было, а обед готовили на маленькой газовой плитке. Даже не готовили, а скорее разогревали привезенное из дома.

24
{"b":"55921","o":1}