ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но, как ни странно, Илоне было интересно с ним, хотя, безусловно, Нерадов не принадлежал к ее обычному кругу общения. И как он очутился в той живописно-музыкальной компании, где они познакомились, Илона так никогда и не узнала. Да и какая разница? У Толяна водились деньги, и немалые, и он готов был тратить их на свою подругу. Нерадов сказал Илоне, что работает в ФСБ, и она поверила, потому что так было интереснее. Особый агент! Классно! Время от времени Толян уезжал в командировки, но ненадолго - дня на два, на три. Илона даже немножко скучала без него. Зато когда он был дома - скучать не приходилось. Они развлекались каждый вечер. Ходили в дорогие рестораны, один другого чуднее и удивительнее, ездили на выходные в Хельсинки, как-то раз даже слетали в Париж... И очень часто вместо того, чтобы возвращаться в пыльную антикварную лавку Толяна, закатывались ночевать в гостиницу. Илона жила, как во сне, и снова плыла по течению, не задумываясь о завтрашнем дне, почти не вспоминая день вчерашний... хотя иной раз все-таки ее охватывала тоска по прошлому. Став подругой Нерадова, она растеряла прежних друзей, а новых не завела. Толян никого не приглашал к себе, не водил Илону к своим знакомым. Они были всегда только вдвоем...

А потом все внезапно изменилось. Нет, Толян относился к ней по-прежнему хорошо, насколько он вообще это умел. Перемена не коснулась их личных отношений. Просто Илона впервые посмотрела на жизнь под другим углом, и виной тому был Нерадов.

Илона отлично помнила, как это случилось в первый раз. Игра. Шутка. Приключение. Так Илона восприняла их первый совместный "подвиг".

Глава вторая

Поздно вечером они возвращались из очередного ресторана, называвшегося весьма оригинально - "Родное Политбюро". Там все было оформлено в духе сталинского барокко: огромные неуклюжие диваны и кресла с кожаной черной обивкой, золоченые капители жирных колонн, зеленый мрамор, начищенная до блеска бронза, пальмы в здоровенных дубовых кадках. На стенах висели картины в широких резных рамах: "Купание маленького Ильича" (на ней изображался младенец с пышными кустистыми бровями), "Мечта комсомолки" (огромный бутерброд с колбасой), "Свободная Чукотка" (голый чукча посреди бескрайней ледяной равнины)... и им подавали салат "Совхозный", и бифштекс "по-комсомольски", и даже коктейль "Рабинович в Кремле". А меню было вложено в Программу КПСС. Но Нерадов почему-то почти не пил, да и Илону останавливал, но ей все равно было весело и хорошо. Стоял конец мая, город купался в призрачном свете белой ночи, цвела сирень, насыщая воздух нежным ароматом, на улицах, несмотря на поздний час, гуляло множество людей...

- Пойдем к Неве, - предложила Илона. - Я сто лет не видела, как мосты разводят.

- Нет, - твердо ответил Толян. - Не сегодня. У меня другое предложение.

- Какое? - заинтересовалась Илона.

- Пошли-ка вон туда, - Толян показал на подворотню. - Там проходной двор, выберемся на набережную канала Грибоедова.

Она спокойно повернула за ним, не ожидая ничего дурного. Очутившись во дворе, Толян достал сигареты.

- Перекурим?

- Ага, - кивнула Илона.

Они остановились под высоким старым кленом, тихо шуршавшим молодыми листочками, и Толян принялся шарить по карманам в поисках зажигалки.

- Черт, кажется, потерял. У тебя нет?

Илона заглянула в сумочку, сунула руку в один карман, в другой зажигалки не было. Странно, мельком подумала она, куда же она подевалась, я ее за весь вечер ни разу не доставала, чужими пользовалась...

- Нет, не знаю, куда-то пропала, - пожала плечами девушка.

- Ладно, пойди, попроси... да вон у того, - Толян, отступив за толстый ствол клена, показал на только что выползшего из подворотни толстячка, явно находившегося в хорошем подпитии.

Илона шагнула навстречу толстячку, на ходу оценив "прикид" гуляки. Не дешевый.

- Извините, я зажигалку потеряла. У вас не найдется? - мягким тоном спросила она.

Толстячок, оказавшийся на полголовы ниже Илоны, уставился на девушку снизу вверх и восторженно охнул.

- Боже, как вы красивы, девочка! Зажигалка? А... должна быть, сейчас поищу.

Он принялся рыться по карманам расстегнутого пиджака, и на его толстеньких пальцах Илона заметила несколько огромных перстней с бриллиантами. В этот момент рядом с ними возник Толян.

- Гони-ка денежки, папаша, - тихо произнес он. - Выкладывай все, что есть. И гайки снимай. Колечки в смысле.

В мускулистой руке Толяна сверкнул нож, кончик которого нежно коснулся пухлой шеи неудачливого пьянчужки, и Илона, задохнувшись от ужаса, отступила назад. Но почему-то промолчала, не попыталась остановить своего "принца". Картина, возникшая перед ее глазами, на мгновение показалась ей до невозможности романтичной: эдакий питерский Робин Гуд, благородный разбойник, грабит разжиревшего на чужих трудах богатея...

Богатей тем временем как-то по-щенячьи взвизгнул, торопливо выгреб из карманов пиджака все, что в них было (бумажник, носовой платок, ключи, пачка сигарет "Мальборо", золотая зажигалка), и, неловко наклонившись, положил на асфальт перед собой, а потом, обливаясь потом, содрал с пальцев увесистые перстни и добавил их к прочему. Руки у толстячка не просто дрожали, они ходуном ходили, и каждое очередное действие ему удавалось совершить лишь со второй или даже третьей попытки. Илона наблюдала за всем отстраненно, как будто смотрела кино. Она совершенно не ощущала себя участницей событий. Толян взял бумажник, открыл его, проверил содержимое и сунул в свою спортивную сумку, висевшую на ремне через плечо. Потом аккуратно собрал золотые побрякушки, прихватив заодно и зажигалку, выпрямился и спокойно сказал:

- Стой на месте и считай до ста, понял? Не шевелись, пока не сосчитаешь!

И тут же схватил Илону за руку и помчался через двор к противоположному выходу. Илона, задыхаясь, бежала за ним, не чувствуя под собой ног. Ей вдруг показалось, что за ними гонится огромная толпа, готовая разорвать Толяна в клочья... Они выскочили на набережную канала и тут же нырнули в соседнюю подворотню, проскочили каким-то "трехсерийным" двором в узкий проулок, из проулка через сквозной подъезд - в следующий двор... Илона потеряла чувство направления, она запуталась в бесконечных дворах и подъездах... а потом они каким-то образом оказались в начале Вознесенского проспекта, и увесистая громада Исаакиевского собора внезапно возникла перед их глазами.

3
{"b":"55921","o":1}