ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Проверено мной – всё к лучшему
Хороший плохой босс. Наиболее распространенные ошибки и заблуждения топ-менеджеров
Девочка, которая любила читать книги
Ветер Севера. Аларания
Йога между делом
Как учиться на отлично? Уникальная методика Рона Фрая
Восемь секунд удачи
Разоблачение игры. О футбольных стратегиях, скаутинге, трансферах и аналитике
Адольфус Типс и её невероятная история
A
A

- Пей! - приказал он, поднося к ее губам рюмку. - Пей, сука, кому говорят!

Илона попыталась взять рюмку, но ее рука так сильно дрожала, что водка выплеснулась ей на халат. Толян окончательно озверел. Он заорал во все горло:

- Пей, гадина! Убью!

Илона кое-как вылила в рот то, что оставалось в рюмке, и Нерадов немного успокоился. Он критически посмотрел на бутылку - там оставалось совсем немного. Допив водку прямо из горлышка, Нерадов взялся за вторую емкость. Илона, от страха совершенно протрезвевшая, теперь уже сама дрожащей рукой придвинула свою рюмку поближе к Толяну, но он вдруг решил, что с нее хватит. Он молча, глядя прямо перед собой, выпил еще полбутылки, так и не дотронувшись ни до омлета, ни до салата, лишь время от времени нюхая ломтик жареного батона. Илона тоже молчала, боясь напомнить о себе. Хоть бы он поскорее заснул, этот урод, поскорее бы он заснул...

К счастью, Толян не заставил ее долго ждать. Проглотив очередную порцию водки, он вдруг упал на диван и захрапел. Илона осторожно сползла на пол и крадучись выбралась из комнаты.

Бежать, бежать отсюда, скорее...

Она несколько минут сидела на кухне, обдумывая свои действия. Потом заглянула в ящик буфета. Там оказалось всего пятьсот рублей. Господи, что ей делать с такими грошами, в панике подумала она, даже на такси не хватит... Она вернулась в комнату и, двигаясь бесшумно, как тень, обшарила карманы пиджака, брошенного на кресло. Владелец пиджака храпел, как последняя свинья, и ничего не слышал. Триста рублей. Всего триста, черт бы его побрал, урода... Илона подошла к древнему шкафу, осторожно открыла его, взяла кое-что из своих вещей - потеплее и поновее. Все остальное было в прихожей - шуба, куртка и старые сапоги, в которых она разносила почту, большая сумка...

Через несколько минут она была готова. Проверив на прощанье карманы кожаной куртки Толяна и нашарив еще четыре сотни, она выскользнула из квартиры. У нее самой лежало в кошельке семьсот рублей - итого меньше двух тысяч. Уходить в неизвестность с такой суммой было страшно, но оставаться здесь она уже не могла, это было еще страшнее. Пусть без денег, но она станет наконец свободной. А деньги - дело наживное.

Готовясь к побегу, она даже не посмотрела на часы, и лишь очутившись на улице, поняла, что на дворе - глубокая ночь, ледяная и черная. Сырой мартовский ветер носился по улицам, как бешеный пес, забираясь во все закоулки. Ни людей, ни машин... пусто, темно, жутко.

Илона покрепче ухватилась за ручки не слишком тяжелой сумки и, подняв воротник шубы, зашагала по Садовой к центру. И только пройдя метров триста, вспомнила, что забыла прихватить лотерейные билеты, лежавшие на телевизоре. Ну и черт с ними.

А вдруг выиграют?..

Глава одиннадцатая.

В воскресенье Карпов проснулся чуть свет, но не потому, что ему очень этого хотелось, а потому, что у него разболелся живот. Вчера он объелся на радостях, да и выпил лишку, а теперь вот маялся. Но как было не отметить такую удачу? Шестьсот рублей - как с куста снято! Уж он накупил всего, что душе желалось... и никого не стал приглашать в гости. Ну их, друзей-приятелей, все сразу сожрут да выпьют, а ему жить надо... одному, без Ляльки. Из туалета Карпов отправился прямиком в кухню - полюбоваться на свои сокровища. Да... и хлеб теперь есть, и масло, и крупа, и колбаса... и водочки полторы бутылки... вот если бы еще живот не болел. Вздохнув раз-другой, Алексей решил, что надо бы все-таки пойти в аптеку, купить какое-нибудь лекарство. Деньги пока еще есть, почему не полечиться? А то вся еда зазря пропадет, жалко.

Ближайшая от его дома аптека находилась на Гороховой, но было еще, пожалуй, рановато, всего семь утра, если верить старому будильнику. Впрочем, старый-то он старый, но надежный... Карпов не знал, во сколько открываются аптеки. Обычно в эти медицинские заведения бегала Лялька - но не за лекарствами, конечно, а за настойкой боярышника, когда на водку денег не хватало. За десять рублей - стакан чистого медицинского спирта. Ну, и сам по себе боярышник вещь хорошая. От чего-то лечит. От чего именно Карпов никогда не интересовался. Полезно, вот и все.

Прикинув, что уж в восемь-то аптека наверняка откроется, Карпов решил, что можно собираться. Пока оденется, пока дойдет - вот тебе и восемь. Лишь бы по дороге не прихватило. Он выпил чашку холодного вчерашнего чая и приступил к сборам.

Через полчаса он уже вышел из квартиры. Темный двор был затоплен, как в наводнение. Осторожно пробравшись между лужами, Карпов очутился на улице и повернул к Гороховой. Но почти сразу он увидел сидевшую на бетонном основании ограды соседнего дома женщину в дорогой лисьей шубе. Рядом с женщиной стояла на асфальте большая сумка. Женщина плакала, закрыв лицо ладонями.

Карпов подошел поближе и всмотрелся. Вроде что-то знакомое... да ну, откуда бы у него взялись знакомые в шубах? Но женщина, услышав его шаги, подняла голову, и Карпов с изумлением понял, что это та самая девчонка-почтальонша, которая дважды выручала его, совсем недавно. Ну, дела, подумал Карпов, в такой шубе - и плачет ночью на улице, одна-одинешенька! Не иначе как беда стряслась. Тем более, что вон и синяк под глазом... кто же это ей засветил так основательно? Хулиган какой, или с домашними чего не поделила?

- Девочка, что случилось? - осторожно спросил он. - Ты меня не узнала, да? А я вот тебя запомнил. Ты мне помогла недавно, вот я и...

- Слушай, - вдруг спросила девушка, вытирая слезы тыльной стороной ладони, - ты где-то тут живешь, да? Недалеко? Чего ты в такую рань на улице?

- А... ну да, я вон там, в соседнем дворе живу, - кивнул Карпов. - А вышел... ну, живот прихватило, в аптеку иду, купить чего-нибудь. А что?

- Ты один живешь? - спросила девушка.

- Один, - погрустнел Карпов. - Лялька моя померла недавно... один, да.

Девушка встала.

- Давая я в аптеку сбегаю, - предложила она. - А ты меня здесь подожди.

- Ох, спасибо тебе, добрая ты душа! - обрадовался Карпов. - Мне-то, сама видишь, ходить трудно. Ноги болят. Из-за спины это, болезнь у меня такая...

- Я сейчас, - бросила девушка и умчалась, не дослушав.

Карпов осторожно сел на холодный бетонный выступ и уставился на большую сумку, так небрежно оставленную девушкой в шубе. Надо же, думал он, какая доверчивая! А если бы я вот сейчас эту сумочку-то прихватил - да и ходу? Там, поди, добра на большие деньги! Ой, глупая, молодая! Не учила ее жизнь, вот и верит всем подряд.

43
{"b":"55921","o":1}