ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Сильно ушиблись? - спросил он.

- О, нет, - томно выдохнула она, бросив на принца загадочный взгляд. - Вот только каблук, кажется, немножко пострадал... качается.

- А куда вы так спешили? - поинтересовался синеглазый.

- Такси хотела перехватить, - Илона махнула рукой, показывая, куда умчалось упущенное ею такси. - Меня подруга ждет, я опаздываю... ну, теперь уж точно вовремя не добраться.

- Я вас довезу, - любезно предложил рыцарь с серым "фордом". - Вам куда?

- Ой, что вы спасибо... у вас, наверное, своих дел хватает.

- Ничего страшного. Так куда едем? - повторил он свой вопрос, распахивая перед Илоной дверцу машины.

- Ну, если вам действительно нетрудно... - Илона заранее продумала все возможные варианты встречи, так что никакой вопрос не мог застать ее врасплох. - Мне нужно на Театральную площадь.

Это было и не слишком далеко, и не слишком близко. В самый раз для первого разговора.

- Меня зовут Илона, - представилась она, как только машина тронулась с места. - Илона Ланкова.

Она вопросительно глянула на принца, постаравшись, чтобы ее взгляд из-под полуопущенных ресниц был как можно более нежным.

- Антон Иванович, - чуть заметно улыбнулся синеглазый. - Раменский.

Коммерческий директор фирмы "Миллениум" отлично видел, что дамочка, что называется, запала на него. Но ему было не привыкать. Он прекрасно знал, как действует на женщин его внешность, но никогда не стремился воспользоваться этим. Его не слишком интересовали подобного рода приключения, хотя, конечно, время от времени он позволял себе немножко развлечься, - лишь бы это было не в ущерб семье и работе. Однако ему и в голову не пришло бы оставить очаровательную жену и двоих детишек, которых он любил без памяти и которыми отчаянно гордился, поскольку, несмотря на чрезвычайно юный возраст, и дочь, и сын уже проявляли недюжинные способности, да к тому же обещали вырасти очень красивыми. Но дамочка была, безусловно, хороша... весьма хороша, соблазнительна и, скорее всего, не опасна, поскольку на ее правой руке посверкивало обручальное кольцо. А поскольку жена с детьми на отдыхе... Раменский слегка расслабился.

- Вы где-то здесь работаете? - спросила Илона, мгновенно уловив перемену в его настроении.

- Да, как раз в том здании, возле которого мы столкнулись, - ответил он. - А вы?

- Я сижу дома, - мягко улыбнулась она. - Домохозяйка... ну, занимаюсь разной ерундой. Икебана, гитара, кулинария... обожаю экзотическую кухню. А вы?

- Да я как-то не знаю, - пожал плечами Антон Иванович. - Я слишком занят на работе, так что не особенно разбираю, что мне подают. На завтрак что жена приготовит, на обед - что другие заказывают в ресторане, то и я. Ну, и на ужин тоже. У меня, видите ли, практически все обеды и ужины деловые, так что за разговорами не до того, чтобы на вкус внимание обращать.

- Ну, дело есть дело, - согласилась Илона. - Но неужели вы не занимаетесь ничем, кроме работы?

- Отчего же, занимаюсь - с детьми по выходным.

- О! - заинтересованно воскликнула она. - У вас много детей?

- Не много, всего двое, - усмехнулся он и постарался сменить тему. Ему не нравилось обсуждать свои семейные дела с посторонними. - Вы с подругой собрались в театр?

- Нет, просто погулять, посидеть где-нибудь в кафе, поговорить.

В это время в кармане Антона Ивановича тихонько зазвенел сотовый телефон, и Раменский, забыв о пассажирке, стал обсуждать с невидимым собеседником какие-то сугубо деловые проблемы. Они уже подъезжали к Театральной площади, и Илона, осторожно коснувшись пальцами руки принца, показала ему, что хотела бы выйти. Он остановил машину на углу улицы Декабристов и Прачечного переулка. Илона, послав ему воздушный поцелуй, выпорхнула из машины. Раменский рассеянно кивнул и уехал.

Илона, не чуя под собой ног, пошла вперед, не зная, куда идет и зачем. Ей было все равно. Ее душа, переполненная счастьем, пела, Илоне казалось, что весь мир радуется вместе с ней, что все прохожие улыбаются, все собаки виляют хвостами, все воробьи и вороны превратились в соловьев, и вообще - все к лучшему в этом лучшем из миров! И осталось совсем немного добиться свидания с Антоном. Он не устоит. Он просто не сможет устоять перед ней, она пустит в ход все свое обаяние, все чары, она...

Вот только ей нужно хорошенько принарядиться. А для этого необходимы деньги.

Завтра. Она раздобудет их завтра.

Ей надоело ждать выигрыша в лотерею. Пора форсировать события.

Глава девятнадцатая

Ночь она снова провела без сна, то и дело выбираясь из-под засаленного, дурно пахнущего одеяла и уходя на кухню - посидеть, покурить, подумать. Карпов храпел, ничего не слыша, поскольку за ужином они выпили бутылку водки, а вставать ни свет ни заря под грохот древнего будильника было на этот раз ни к чему - у Илоночки "отпуск". Илона снова и снова обдумывала то, что она должна была сделать следующей ночью. И знала, где все должно произойти - неподалеку от Московского вокзала, там есть магазин "Двадцать четыре часа", она уже присмотрелась к нему, туда в поздний час заходят люди, выглядящие вполне подходящими для ее целей... Откуда они приходят, Илону не интересовало. Может быть, из ближайшей гостиницы. Может быть, с вокзала, наскучив ожиданием своего поезда. Какая разница? Лишь бы у них было при себе побольше денег. У нее ведь уже почти ничего не осталось.

На этот раз Илона решила вооружиться газовым баллончиком. Она читала в какой-то газете, попавшей на почтамте в отход (рваная оказалась), что слезоточивый газ с перцем способен остановить даже вконец ошалевшего наркомана, не говоря уж о простых пьяницах. А значит, для человека трезвого и не ожидающего ничего подобного это будет подобно выстрелу. И безопасно. Умоется - и боль в глазах пройдет. Но, конечно, и нож она дома не оставит. Ей нравилась реакция людей на прикосновение острого холодного лезвия. Ей нравилось видеть, как человек замирает, боясь вздохнуть, как перекашивается его лицо, как съезжают куда-то глаза, стремясь увидеть нож, легко касающийся горла... да, это здорово, это настоящее приключение, это не просто щекочет нервы, нет! Это учит жить, владеть собой, заставляет сердце колотиться радостно и бодро, заставляет кровь молодеть, тело - крепнуть... В общем, ей это по душе.

56
{"b":"55921","o":1}