ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Еще чего? - удивился он. - Какая заметка? Я полез в карман, достал специально захваченный на этот случай номер. Иван прочитал внимательно, усмехнулся. И тут я спросил его напрямик:

- Слушай, а откуда у тебя эти монеты? Иван помолчал, потом встал, прошелся тяжело по комнате и, резко обернувшись, спросил:

- Погулять не хочешь?

- Пройтись, что ли?

- Ну, не на свадьбе же, - усмехнулся он. - Так пройдемся?

-Чего ж...

Жуков вышел в сени, копался там минут пять.

Вернувшись в комнату, достал из шкафчика электрический фонарик, оказал:

- Пошли...

В сенях он взял прислоненный к стенке небольшой сверток и пропустил меня вперед.

Уже совсем стемнело. Иван шагал быстро и уверенно, я едва поспевал за ним. Все это было мало похоже на прогулку.

- Куда это мы летим? - спросил я его в спину.

- Сейчас придем, - бросил он, не оборачиваясь, но скорость все же сбавил.

К Соборному парку мы подошли с нижнего конца - вход был с противоположной стороны. Жуков огляделся - в чахлом свете редких фонарей улица была пустынной - местный "бродвей" лежал в двух кварталах отсюда, вся толкотня сейчас там.

- Лезем здесь, - скомандовал Иван, бросил через ограду свой сверток и полез следом. Стараясь не зацепиться за декоративные пики, которые ничем не уступали своим недекоративным родичам, я перелез через ограду и оказал Ивану:

- Хороша прогулочка. На любителя. Жуков промолчал, посветил фонариком: здесь, под кронами, темнота сгустилась до осязаемой плотности. Он еще раз посветил, буркнул: - Сюда...

И, продравшись через кусты, мы оказались на крохотной полянке.

- На, свети, - ткнул он мне в руки фонарик и, присев на корточки, стал разворачивать свой сверток. В желтом пятне света остро сверкнула заточенная кромка маленькой саперной лопатки.

Иван взял лопатку, сказал снова: - Свети, - и, примерившись, очертил лопаткой неровный квадрат.

"Неужели у него здесь монеты закопаны?" - мелькнула мысль. - Часть отдал в музей, а часть оставил здесь и сейчас забрать решил?"

Тем временем Жуков аккуратно поддел лопаткой дерн толщиной пальца в два и отвалил пласт в сторону.

- Ну, а теперь гляди, - сказал он, отложив лопатку.

Я всмотрелся в черный квадрат свежей земли, и вдруг - я не поверил глазам - чуть в стороне от центра квадрата в луче фонарика тускло блеснула большая монета. Секунду назад ее не было!

"Когда же он успел подбросить ее?" - пронеслась нелепая мысль и тут же исчезла: прямо на моих глазах из земли высунулась наполовину вторая монета с тонкой насечкой по бортику.

- Слушай, что же это такое? - спросил я неожиданно осевшим голосом.

- Смотри, смотри, - ответил Жуков, осторожно высвободил застрявшую в земле монету, положил ее рядом на траву, туда же небрежно бросил вторую.

Мы просидели на корточках полчаса, и за это время из земли - именно из земли, потому что больше им взяться было неоткуда, вынырнули еще семнадцать монет - маленьких и больших, блестящих и тусклых, с понятными и непонятными надписями. Потом они перестали появляться, и минут через пять Иван сказал:

- Все, сегодня больше не будет... - и аккуратно взяв пласт дерна, положил его на место и притоптал. - Пошли...

- Слушай, что же это такое? Ты толком мне сказать можешь?

-Могу, - ответил Жук. - Потом.

- Ну, а те, что ты в музей сдал, здесь нашел?

- Нет.

-А где?

-Пошли, - вместо ответа сказал Иван и, не дожидаясь нового вопроса, поднял снова увязанную в тряпку лопатку и зашагал к выходу из парка. Сообразив, что пока Жуков сам не решит рассказать, слова из него не вытянешь, я замолчал. А предчувствие, что мне предстоит услышать нечто невероятное, крепло с каждой минутой, пока мы выбирались из кустов на освещенную аллею к выходу. Иначе на кой черт было показывать мне это поразительное место?

Выйдя из парка, мы свернули на улицу Танкистов и через квартал Иван облегченно сказал:

- Открыто...

"ЗэЗэ" была набита битком. Иван помрачнел, но поужинать где-то нужно было. Мы кое-как протиснулись к угловому столику, который, судя по всему, вот-вот должен был освободиться. Два осоловевших приятеля с надеждой пересчитывали медяки, так и сяк раскладывая их на скользкой пластмассе стола. Судя по их осанке, надежда отыскать в кармане завалявшийся рубль была несбыточной. И все-таки, чтобы уразуметь это, им понадобилось минут пятнадцать. Шашлычная гудела, в полной мере оправдывая свое неофициальное название "Зеленый Змий". Иван еще раз огляделся и, нахмурясь, сказал:

.-Ладно, завтра мы сюда с нашими ребятами заглянем. Давно эту рыгаловку прикрыть пора...

Первый мыслью было: разыгрывает!

Но Жуков, машинально тыкая вилкой, рассказывал ровно, неторопливо, и только в глазах его, когда он взглядывал прямо, появлялось какое-то беспомощное выражение.

- Не веришь? - вдруг вскидывался он. - Думаешь, вру?

- Верю, - как можно спокойнее отвечал я, хотя в голове колотилась мысль: да может ли быть такое?

Когда мы вышли из "ЗэЗэ" - перед самым уже закрытием, Иван сказал:

-Ты только не трепись об этом. Все равно никто не поверит...

Я кивнул и, ошалелый от двухчасового рассказа, побрел домой.

Ночью мне снились рыцари, давящиеся джемом, огромные трехкопеечные монеты, резиновые пружанки, некто по прозвищу Собака и самая обыкновенная желтая собака. Кот натягивал огромные сапоги и рассуждал об экзистенциализме...

Проснулся наутро я совершенно разбитым и, хотя накануне кроме чаю я не пил ничего - с тем самым ощущением, которое знакомо каждому, кто накануне несколько переборщил в соревновании с Бахусом. Встав, я принялся лечиться по системе йогов. Системе этой меня обучил еще в студенческие времена Сережка Андреев. Правда, насчет принадлежности этой системы йогам я еще тогда сомневался, поскольку, как известно, йоги водки не пьют, так что система такая им вроде ни к чему. Но так или иначе, Сережкий способ помогал хорошо, и через полчаса я чувствовал себя вполне сносно. И все-таки что-то мешало. Это "что-то" была пугающая уверенность, возникшая на грани сна и пробуждения и крепнувшая с каждой минутой: Жуков не врал.

Откуда она взялась, эта уверенность, я не понимал, и это раздражало еще больше.

Натянув брюки, я почувствовал оттягивающую карман тяжесть и вспомнил монеты... Осмотрев и ощупав каждую, я снова ссыпал их в карман.

Челюсть у Павла Федоровича отвалилась, когда я, подняв его с постели, небрежно сунул ему под нос наугад вынутую из кармана монету. А когда я высыпал перед ним целую горсть, он икнул и схватил меня за плечо:

-Откуда?! Да ты понимаешь, что это такое?!

-Одевайся и пошли, - сказал я, и он, довольно удачно попадая в рукава, оделся, время от времени повторяя:

-Нет, ты ничего не понимаешь. Я таких даже и не видел! Это же уникумы... Половина, по крайней мере...

Несмотря на расспросы, я не сказал Павлу Федоровичу, откуда эти монеты. Мне вдруг захотелось проделать с ним тот же опыт, что проделал со мной вчера Жуков и увидеть свое вчерашнее выражение на физиономии Павла Федоровича, когда у него на глазах из земли начнут выскакивать монеты, как лягушки из лужи.

Когда мы прошли через весь парк и до нужной полянки оставалось несколько десятков шагов, из-за кустов послышалось урчание мотора. А через минуту мы стояли у довольно глубокого с ровными стенками рва, который трудолюбиво прогрызал поперек полянки желтый канавокопатель. Для чего - под фундамент ли новой биллиардной или другого крайне необходимого культурного учреждения - не знаю.

- Ну, в чем дело? - потянул меня за рукав Павел Федорович.

И мне ничего не оставалось сделать, как ткнуть рукой наугад под ближайший куст:

- Вот тут валялись...

Павел Федорович присел на корточки и, пошарив в траве, огорченно выпрямился.

-А знаешь, - вдруг вспомнил он, - я ведь тоже где-то здесь, - он осмотрелся, - нашел в прошлом году монету - талер Оигизмунда...

2
{"b":"55933","o":1}