ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Матиас, с головы до пят покрытый толстым слоем пыли, взмахами обоюдоострого клинка глубоко вгрызался в основание изваяния.

Рыча от натуги, взмокшие от пота, оба воина сокрушали изображение Малькарисса, известняк дрожал под их натиском. По поверхности статуи побежали трещины, известняковая колонна, соединявшая уступ со сводом пещеры, затрещала. Упрямство сменило отвагу, воины крошили и кромсали, взмахивали и рубили со всей разрушительной мощью, не обращая внимания на куски камня, разлетавшиеся во все стороны, как из сотен пращей. Всю силу своей ненависти к идолу они вложили в свои удары.

Надаз вопил и дико хохотал внутри.

- Вам не удастся бежать. Я буду охотиться на вас по всем лесным землям, долгие сезоны, неустанно - днем и ночью!

Тирада крысы была заглушена мощным грохотом, исходившим из подножия статуи. Весь уступ начал трястись. Матиас остановился, положил меч на плечо. Затем, осознав, что происходит, он потянул Орландо за мех на спине.

Орландо не замечал ничего вокруг, обуреваемый жаждой сокрушить кошмарный символ зла, и со всей своей мощью продолжал рубить камень. Матиасу едва удалось увернуться - лезвие двойного топора, сверкнув, чуть не задело его.

- Орландо, остановись! - прорычал он своему напарнику. - Все рухнет сейчас, бежим!

Внезапно со страшным треском, подобным громовому раскату, нижняя часть статуи развалилась на куски. Матиас и Орландо побежали по ходившему ходуном уступу к туннелю, в ушах их стоял звон, сердца тяжело колотились. Они стали виновниками пляски земли, совсем такой же, какую давным-давно видели предки Джабеза Пня.

Колоссальный идол рухнул, вырвав из потолка пещеры огромный кусок скалы. Трещина, расширявшаяся с каждой секундой, прошла по всему уступу, разделив его на две части. Статуя погрузилась в бездну, стены пещеры трескались и раскалывались. Два воина бросились в туннель, оставляя за спиной полное разрушение.

Маттимео сидел в роще, разглядывая последних поднимавшихся из-под земли лесных жителей. Увидав свет солнечного дня, они танцевали и смеялись, катались по траве, обнимали деревья, махали лапами, приветствуя милый их сердцу золотой диск.

Бэзил подмигнул мышонку:

- Черт побери! Это стоит того, чтобы так долго ждать!

Тэсс подсела к Маттимео.

- Свежий воздух и свобода, Матти, это вкуснее, чем земляничная наливка и свежий хлеб!

Земля под их лапами начала дрожать. Они замерли, уцепившись за траву и кусты. Вся роща ходила ходуном.

Юб схватил отца за колючки.

- Что это, па? - взволнованно спросил он.

Джабез прижал к себе сына.

- Земля пляшет, как когда-то, давным-давно, плясали скалы!

Джесс и Сэм бросились к лестнице, ведущей в подземелье.

- Матиас, Орландо, уходите скорей оттуда! - кричали они вниз.

Лестница сильно тряслась. Джесс напряженно вглядывалась в темноту.

- Там кто-то идет. Посторонись, Сэм!

Из темноты стремглав, как будто черти кусали его за хвост, выбежал маленький Витч.

- Йаах! Моя темница вся зашаталась, и дверь выпала! Помогите!

Маттимео схватил его за загривок:

- Мой отец, Орландо, ты видел их?

- Нет, нет, я только бежал. Там, внизу, все рушится! Разве вы не слышите?

Бэзил бросился к Ауме и оттащил ее, когда та рванулась к лестнице.

- Отец, мой отец там! - вырываясь, кричала она.

Мощный рокочущий гул доносился из утробы пещеры. Деревья безумно раскачивались, земля дыбилась складками, как скатерть, с которой стряхивают хлебные крошки.

Маттимео взял Ауму за лапу, и они кинулись ничком на землю.

- Мы не уйдем отсюда без наших отцов! - твердо сказал мышонок.

Бэзил припал мордой к трясущейся земле.

- Хорошо сказано, малыш. Я поддерживаю тебя.

Вслед за тем произошел ужасной силы удар.

Вся роща целиком опустилась, образовав обширную долину. Из отверстия в земле, где начиналась лестница, с воем и свистом вырвалась струя белого от каменной пыли воздуха и фонтаном взметнулась высоко в небо.

Два круглых предмета вылетели вместе со струей, как ядра из пушечного жерла. Матиас застрял в ветвях большого вяза высоко над землей, Орландо упал на верхушку рябины и, ломая ветви и сучья, съехал вниз, весь в ворохе оборванных листьев. Топор и меч воткнулись в ствол молодого бука и, трепеща, застряли в нем.

Затем земля успокоилась и наступила тишина.

Бэзил медленно поднялся на лапы и громко расхохотался:

- Ух-хо-хо-хо-хо! Маттимео, смотри, летучая белая мышь на дереве! Похожа на призрак твоего папаши, каково?

Маттимео едва верил своим глазам.

Джабез Пень подтолкнул Ауму.

- Твой отец выглядит как белый кусок теста, готовый к отправке в печь. Уху-ху-ху!

Юб потрогал свои колючки, чтобы убедиться, что все они целы.

- Фью! Этот здоровенный колун чуть было не снял с меня скальп!

Орландо встал и с достоинством принялся отряхивать с себя пыль.

- Поосторожней высказывайся об этом оружии, юноша. Это - боевой топор, а не колун!

Белка Джесс и Сэм взобрались на ствол бука.

- Повиси там еще немного, Воин. Мы спустим тебя вниз, если ты пообещаешь нам не изображать больше из себя птицу.

Матиас улыбнулся в ответ на дерзкие слова Сэма:

- Обещаю, только снимите меня отсюда.

В тот же радостный день уцелевших бойцов Генерала Железноклюва, связанных, отвели на северную зубчатую стену аббатства.

Амброзий Пика и малыш Ролло сопровождали их. Взбираясь по лестнице, ведущей на вал северной стены, малыш забавно семенил, подражая птичьей походке.

Легкий теплый ветерок шевелил одеяние аббата. Он вместе с Констанцией выстроил пленников в ряд. Обитатели Рэдволла стояли на широкой площадке стены, разглядывая грачей и двух сорок, щурившихся под лучами яркого солнца. Они дрожали и жались друг к другу, поглядывая на Стрик, наблюдавшую за ними с башни у привратного домика.

- Все здесь, Амброзий?

- Все, отец аббат.

- Прекрасно. Миссис Черчмаус, Василика, наденьте на них ошейники.

Две мыши высыпали из мешка металлические ошейники. Амброзий Пика сделал их из обручей для бочек. Они были круглыми, открывались посередине и легко наделись на птичьи шеи.

Трепокрыл дерзко дернул головой и наклонил ее - ошейник свалился и, звякнув, упал на каменную площадку.

109
{"b":"55935","o":1}