ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Мартин становится Матиасом, становится Маттимео - и так продолжается дальше. Теперь иди, - сказал он.

Видение угасло, когда кто-то потянул Василику за лапу.

Она открыла глаза и села: Ролло карабкался к ней на кровать.

- Хотю пить воды. Дай Ролло пить, - канючил он.

Василика быстро оделась.

- Идем, малыш, мы попьем и поедим на стене. Пусть это будет у нас завтрак-пикник. Солнце скоро взойдет.

Ролло радостно запрыгал вокруг нее.

- Пить и есть булочки - пник-кник на стене!

Солнце взошло над Страной Цветущих Мхов, как раскаленный красный шар, осветив верхушки деревьев и разогнав серые и пурпурные груды облаков. Небо было нежных розовато-голубых тонов. Светлый туман поднялся над лесом, птицы на все голоса распевали о начале нового дня.

Василика с волнением глядела вдаль, в тихие просторы лесной страны. Ни единый лист, ни травинка не шевелились, и ничего не было видно до самого горизонта. Она накрыла для Ролло завтрак на камне. Потом, решительно сжав лапы, принялась ждать. Все было по-прежнему.

Утро уже сияло, когда аббатство ожило и наполнилось звуками. Отовсюду доносились голоса обитателей, приступивших к своим повседневным занятиям. Джон Черчмаус сидел рядом с женой за завтраком. Он оторвал глаза от карты Страны Цветущих Мхов, которую изучал.

- Сегодня завтракаем без Ролло, дорогая?

Миссис Черчмаус передала Амброзию сыр.

- Да, странно. И Василики тоже нет. Интересно, куда они подевались?

Джон одним глотком осушил свою чашу с октябрьским элем.

- На южную стену, разумеется, сегодня и ежедневно. Давай я провожу тебя туда, побудем немного вместе с ними.

Когда они взошли на южный вал, Ролло был занят швырянием яблочных огрызков в воображаемых грачей.

- Доброе утро, Василика. Рад, что у тебя есть такой хороший защитник на случай нашествия врагов, - сказал Джон.

- Ах, доброе утро. Простите, что не позвали вас, но мы решили прийти пораньше и позавтракать здесь.

Джон рассмеялся:

- Хорошо, что у вас на завтрак не было каши: этот юный сорванец что-то уж очень разошелся, разбрасывая кругом мусор. Послушай, Ролло, почему бы тебе не взять свою маленькую пращу и вот эти камешки? Они полетят дальше.

Ролло попробовал, но голыши, которые он подобрал, ударялись о парапет и отскакивали назад.

Увлеченная игрой малыша, Василика перестала наблюдать за окрестностями. Констанция взобралась к ним на стену и тоже включилась в игру вместе с мышами и маленькой полевкой, потом случайно окинула взглядом южный горизонт - и оцепенела. Застыв как каменная, она напряженно во что-то вглядывалась.

- Что там, Констанция? - спросила Василика, подавая Ролло камешек.

- Пыль!

- Пыль? Откуда?

- Там, где дорога, заворачивая, скрывается за деревьями. Пока непонятно, подожди. Да, правда - пыль. Облако приближается!

Три мыши влезли на сторожевую башню укрепления. Василика принялась подпрыгивать, и Констанции пришлось схватить ее за тесемки фартука, чтобы она не свалилась.

- Это пыль! Кто-то приближается сюда по дороге, я уверена! - кричала Василика в волнении.

Джон Черчмаус быстро нацепил свои очки.

- Это, должно быть, очень большая группа, если они подняли такую пыль ранним утром по осенней дороге. Скоро они появятся из-за поворота. Прислушайтесь, не слышно голосов?

Констанция подалась вперед, навострив уши. С большим трудом смогла она разобрать звук голосов - хорошо знакомый клич воинов Рэдволла и Страны Цветущих Мхов.

Строй показался из-за поворота в облаке коричневой пыли. Василика разглядела шедших впереди, когда армия прибавила шагу при виде аббатства Рэдволл.

- Это Матиас и Маттимео, они вернулись! - закричала она.

Джон Черчмаус и его жена громко завопили:

- Вон наши Тэсс и Тим. Ур-ра!

Констанция перевесилась через парапет:

- А я вижу Бэзила, Джесс и Сэма. Ой, и маленькая Синтия с ними!

- Вон два барсука!

- Сова, смотрите, сова!

- И лесные жители - ежи, землеройки!

- Украшайте аббатство. Скажите отцу аббату. Звоните в колокола!

Матиас шагал плечом к плечу с друзьями, вслед за ними строем подтягивалось все воинство. Охваченные священным трепетом, глядели они на красные высокие стены аббатства, возвышавшиеся над деревьями.

Маттимео смеялся, Тим и Тэсс ободряюще похлопывали его по спине и громко кричали, приветствуя собравшихся на стене родных и друзей:

- Старый добрый Рэдволл! Скажите Амброзию, чтобы открыл бочонки с вином!

- Кто это там, на стене? Это твоя мама! Смотри, смотри, и наши тоже. Мама, мама! Как думаешь, они слышат нас?

Звон колоколов Мафусаила и Матиаса разнесся по окрестностям, всколыхнув ясный, прозрачный утренний воздух.

Бонг-кланг! Бонг-кланг!

Бэзил остановил армию.

- Равнение напра-во! Ну-ка, неряхи, приведите себя в порядок, мы возвращаемся домой как настоящая армия, а не как толпа оборванцев. В колонну по шесть стройсь! Подбородок прижать, грудь вперед, плечи осадить! Эй, там, шагать живее! Сзади - подтянись! Веселей, ребята, вы не венки из маргариток вышли плести, знаете ли. Вперед - марш!

- Ну, сел на своего конька, - шепнула Джесс Сэму краешком рта. - А стоит кому-нибудь бросить со стены пирожок, и он будет первым, кто расстроит ряды и перейдет в атаку.

Яркие лучи дневного солнца пронизывали облако коричневой пыли, поднимавшееся сквозь золотую и зеленую листву деревьев у дороги, когда главные ворота древнего красностенного аббатства распахнулись. Аббат выступил на дорогу во главе толпы обитателей Рэдволла. Они выстроились, встречая армию Матиаса.

Наступила полная тишина. Они молча стояли, глядя друг на друга.

Воин отвязал меч от ремня и, выступив вперед, положил его на землю перед Мордальфусом.

- Отец аббат, мы вернулись.

Громкий приветственный возглас огласил дорогу - от него задрожали балки главных ворот. Затем строй распался, и все бросились обнимать своих старых и новых друзей.

Так молодые рэдволльцы вернулись в свое аббатство.

Целый день после этого в кабинете аббата и те и другие наперебой говорили о происшедшем.

Матиас, Джесс, Бэзил, Орландо, Маттимео, Тэсс, Тим, Синтия и Аума с Василикой, Констанцией и Амброзием Пикой сидели там в окружении остальных рэдволльцев.

112
{"b":"55935","o":1}