ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Согласен с тобой, сестра, - вздохнул старый аббат. - Иногда насилие бывает оправданным, когда им наказуют зло. Кажется, брат Осока машет нам из аббатства? Идем, сестра, может быть, есть какие-нибудь новости.

Когда они вошли в Большой Зал, на башне ударили колокола Матиаса и Мафусаила. Они отзванивали нестройно и без своей обычной мощи. Агнесса указала на колокольню.

- Должно быть, это Черчмаус. Учит малыша Ролло как заставить петь наши колокола. Какая она молодец, пытается отвлечь Ролло от мыслей о матери. Он все еще не знает, что она умерла.

И сестра Агнесса рукавом своего облачения утерла слезу.

Матиас пришел в Большой Зал, чтобы обсушиться в компании с зайцем Бэзилом, королевой Клювой и множеством бойцов ее воробьиного племени.

Аббат строго погрозил им лапой.

- Куда вы все ушли, даже не сказав мне ни слова?

Матиас устало отшвырнул полотенце.

- Мы были на северной дороге. Клюва и ее воробьи пролетели еще дальше нас. Но прошел слишком сильный дождь, поэтому нет никаких следов.

Бэзил смахнул с усов дождевые капли.

- Пчхи! Проклятый ливень! Либо они проехали по той дороге несколько быстрее, чем мы рассчитывали, либо свернули на восток, в лес, или на запад по равнине. Разве разберешь в этом месиве, когда так течет с небес!

Клюва раздраженно захлопала крыльями.

- Эти червяки, они не могут двигаться быстрее нас, если тащат повозку. Вот увидите, мы их ловим!

Аббат Мордальфус собрал мокрые полотенца.

- Значит, они могли свернуть с дороги куда угодно в трех направлениях. Несомненно одно - никто не способен выследить их под таким дождем. Так что же нам делать?

Снаружи послышался раскат грома, яркая молния чиркнула вспышкой по окнам Большого Зала. Бэзил безнадежно поводил ушами.

- И никакого намека на то, что хоть немного утихнет, приятель, - буркнул он, обращаясь к Матиасу. - Мы действительно попали в оборот. Не можем сидеть здесь, сложа лапы, и не можем пойти и выследить их.

Матиас, гневно скрипя зубами, вытирал насухо меч.

- Можем мы их выследить или нет, но нам нельзя позволить им уйти с нашими детьми.

Аббат сложил лапы под широкими рукавами рясы.

- Пока что мы похороним наших павших и крепко поразмыслим между тем.

Амброзий Пика и Василика ни на шаг не отпускали от себя малыша Ролло, взяв его с собой в тот вечер звонить в колокола. Над Рэдволлом нависло свинцовое, багрово-пепельное небо, и дождь лил не переставая, когда процессия обитателей аббатства торжественно шла к месту погребения. Аббат в своем траурном облачении стоял над двумя могилами, у подножия которых были посажены две молодые плакучие ивы.

Лесные жители, плача, проходили мимо по одному, и каждый клал что-нибудь на могилы, отдавая последнюю дань памяти своим погибшим друзьям, - молодой мышке-матери и маленькому толстому монаху. Одни принесли цветы, другие - орехи и фрукты или какую-нибудь ценную вещицу, которая могла бы раньше понравиться покойным: кошелек собственного изготовления, резной деревянный половник, сделанный из зеленого фетра щавелевый лист.

Матиас в полном воинском облачении, сжимая в лапах меч, стоял рядом с Мордальфусом. Святой отец и воин вместе, в два голоса, пели молитву в память о тех, кто должен был навсегда остаться в земле Рэдволла.

Сменяя сезоны, заходят светила,

И травы расцветшие вянут в пыли,

Но память о друге любимом и милом

Огонь погребальный вовек не спалит.

Смотрите - как скоро у юных во взгляде

По следу зимы прорастает весна.

И в озере вечном по замершей глади

Другая расходится кругом волна...

Под неутихающим дождем процессия потянулась обратно к аббатству, оставив у могил Кротоначальника и его артель, которые должны были прикрыть землей своих павших собратьев.

Ужин был накрыт в Пещерном Зале. У большинства совсем пропал аппетит, и прежде всего - у Матиаса, но он заставил себя поесть досыта. То же сделала и Василика, она сдерживала слезы, думая о сыне, и мужественно пыталась поладить с малышом Ролло.

- Все должны поесть, ну, давайте же! - строго убеждал своих товарищей Воин. - Просто подкрепитесь, чтобы сберечь силы. Уже вечер, скоро нам нужно идти спать. Завтра я первым делом наберу отряд спасателей. Кончится дождь или нет, но мы снова отправимся на север. Я заставлю этого лиса в маске пожалеть о том, что он однажды появился у наших ворот, и мы вернем наших детей домой, в их родной Рэдволл.

Дождь хлестал, прорываясь потоками сквозь кроны деревьев и кустарники и окатывая без разбору и рабов, и погонщиков. Тэсс Черчмаус наткнулась на Маттимео и тяжело плюхнулась в пенившуюся пузырями грязь, отчего все скованные в колонну пленники, звеня цепями и толкаясь, вынуждены были остановиться.

Полухвост подскочил к ней, размахивая хлыстом.

- А ну, встать! Вставай, тварь ползучая!

Маттимео подался вперед, приняв на себя направленный на Тэсс жгучий удар хлыста. Аума подставила лапу, чтобы помочь мышке.

- Скорей поднимайся, вставай в колонну и пошли. Это единственный способ избежать мучений, - посоветовала ей юная барсучиха.

Маттимео и Аума, подхватив Тэсс с обеих сторон, поставили ее на лапы и подтолкнули вперед.

- Спасибо за помощь, - произнес Маттимео.

Юная барсучиха отряхнула свою полосатую мордочку от дождевой воды.

- Послушай, я дам тебе совет, который нужно передать остальным. Не позволяй цепи волочиться по земле. Придерживай ее лапами, вот так, только не слишком натягивай - пусть она немного провиснет, чтобы ты мог свободно двигаться. Тогда ты не будешь так часто спотыкаться.

Маттимео с благодарностью передал ее совет своим друзьям. Это помогло делу. Хотя Синтия Полевкинс все более выводила Маттимео из терпения. Она постоянно плакала и отставала, путаясь в своих оковах.

- Почему меня захватили в плен и заставляют теперь идти вот так, по дождю и слякоти? - жалобно причитала она. - Я не причинила вреда ни одному живому существу. Смотрите, моя одежда вся грязная и промокла. Ох, почему они не дадут нам поспать? Я так устала!

Маттимео не мог больше этого вынести.

- Синтия, перестань скулить и хныкать! - сердито прикрикнул он. - Ты еще ничего не сделала, но, с тех пор как проснулась, весь день жалуешься и плачешь.

20
{"b":"55935","o":1}