ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Только сейчас Тэсс поняла, что изменилось в Маттимео, - он больше не был тем буйным и своевольным юным озорником, каким она его всегда знала. Рядом с нею сидел некто, подобный Мартину и Матиасу. Она внезапно почувствовала, что, даже находясь в плену, в неведомом краю, может положиться на него и ничто не грозит ей, когда он рядом.

Мышонок стал воином!

25

Василика, аббат Мордальфус, Кротоначальник и королева Клюва собрались в привратном домике. Было уже далеко за полночь, но они сидели на коврике у очага, разложив перед собою лист пергамента. Лист покрывали значки, сведенные с помощью уголька с каменной фигуры ворона, стоявшей высоко на южном карнизе аббатства.

Воробьиная королева с гордостью почистила клювом перья.

- Прекрасно, да? Клюва ничего не пропускает, приносит все червезнаки.

- Хур-р, хур-р, все получилось, мудрая пичуга, - поздравил ее Кротоначальник.

Аббат засучил рукава.

- Спасибо, Клюва. Давайте посмотрим, что у нас тут. По-видимому, карта и к ней стихи, которые надо перевести. Я сам могу это сделать. Глядя на Джона, я вспомнил все, чему учился когда-то.

Они пристально изучали пергамент.

В ком жажда испытать судьбу и пыл в груди,

На юс и на глагол держи свой путь, найди,

Пока в пути закат в десницу светит ало.

Где Старая Обитель в былые дни стояла.

Где твердь земная ввысь до неба поднялась,

Средь ночи отыщи там пару зорких глаз.

Среди дерев не спи в лесу под темной хвоей,

Будь бдителен, минуя место роковое,

Пускайся в путь, когда померкнет небосвод,

Опасность ждет тебя в потоке быстрых вод,

Копьем или мечом не бряцай на ходу,

Не то разбудишь длиннохвостую орду.

Тень друга, что дерзнул и не придет обратно,

Прах воинов лихих, что пали в деле ратном.

С иссушенных земель да не отступишь вспять,

Гляди оттуда вниз, где будешь ты стоять.

Где страх и тьма на дне и где не слышен

звук падения камней.

Но кто живым пройдет, не сгинет на века,

Увидит колокол и рядом - барсука.

Лицом к Владыке встань, что указует путь,

После полудня в летний день там будь.

Свою могилу смерть перед тобой раскроет.

Кто сам сойдет туда?.. Никто, кроме героя.

Аббат понимающе кивнул.

- Вот, это гораздо яснее. Есть грубая карта и стихи, в которых говорится несколько больше, чем в предыдущем послании. Это и впрямь ключ к той головоломке, которую мы нашли под аббатством.

Василика была в недоумении.

- Как так, отец аббат?

Тот похлопал лапой по рисунку в нижнем углу листа.

- Вот здесь. "Юс", "глагол" - это всего лишь названия букв Ю и Г - ЮГ. И в строке сказано: На юс и на глагол держи свой путь...

Василика заулыбалась, повторяя прояснившиеся слова.

- Конечно, это значит - иди прямо на юг.

Кротоначальник сморщил нос.

- Зачем размышлять об этом? Если пойти на юг, то солнце должно заходить со стороны десной лапы.

- А где десная лапа? - в свою очередь пришел в замешательство аббат.

Кротоначальник усмехнулся и показал на левую лапу аббата.

- Здесь шуя лапа. - Затем он указал на правую лапу. - А здесь десная лапа - десница. Аббат улыбнулся и почесал голову.

- Какой я недотепа. Одесную и ошую, справа и слева. В старом глинописном языке употреблялись эти названия: шуйца - левая лапа, десница - правая. Значит, мы должны держать путь на юг, чтобы солнце садилось по правую лапу. Спасибо, Кротоначальник.

- Итак, одна вещь прояснилась, - прервала их Василика, - держать путь на юг, прямо на юг, неважно, какой дорогой. Надеюсь, Матиас сделал именно так, где бы они с Джесс и Бэзилом сейчас ни находились. Ох, отец аббат, если бы мы только могли передать им прямо сейчас эти сведения - стихи и карту. На что они нам, сидящим здесь, в Рэдволле? Но для моего Матиаса - может быть, ему суждено увидеть все те места, о которых сказано в стихах и в карте.

- И впрямь. - Аббат грустно повел плечами. - Но мало того, тут указан точный маршрут и даже те опасности, с которыми придется столкнуться на этом пути: лесные деревья, вода при переправах, длиннохвостая орда, место, где не слышен звук падения камней. Тут обо всем сказано - о барсуках, колоколах, Владыке. Ты права, Василика, для нас в этом проку не больше, чем в снегопаде летом, но для них...

- Тогда снимите копию. Все воробьи летят, все-все воробьи, очень далеко, на полный перелет, вот, находят моего друга Матиаса со старым длинноухом и древесной попрыгуньей. Мы найдем, вы знаете.

Василика была поражена.

- Клюва, даже не знаю, как...

Воробьиная королева вспорхнула на полку над очагом и задорно склонила голову.

- Нет беспокойства. Королева Клюва и бойцы-воробьи делают, что я говорю. Матиас, Рэдволл - все добры к Воробьиному Племени. Мы делаем это для вас, для вас.

- Великолепно! - Для мыши в таком почтенном возрасте, аббат на удивление живо вскочил с коврика на лапы. - Я разбужу брата Осоку, сестру Агнессу, брата Руфуса и сестру Мей. Все вместе, да еще я и Джон Черчмаус в придачу, мы еще до рассвета успеем снять несколько копий с карты и стихотворения. Насколько я понимаю, ты хочешь вылететь на заре, Клюва?

Воробьиха с важностью поклонилась.

- С первыми светлыми червями, мышь аббат, все воробьиное племя летит на юг.

Снаружи, под окнами привратного домика, еще одни уши слышали их разговор. Большая сорока удовлетворенно щелкнула клювом и улетела по направлению к лесу, темневшему за северной стеной аббатства.

Книга вторая. ГЕНЕРАЛ ЖЕЛЕЗНОКЛЮВ.

26

Матиас с друзьями остались сидеть и молча наблюдали за Лог-а-Логом, который, зажав в лапе черный камень, обратился к землеройкам, расположившимся тихим летним вечером на берегу реки.

- Бойцы Гуосима, вы слышали историю, которую Матиас из Рэдволла и его друзья поведали нам. Зло пришло в Страну Цветущих Мхов. Мы давно знали об этом. Работорговцы - лис в маске и его банда - захватили в плен детей лесных жителей. В это самое время они гонят их на юг.

- Ну и какое нам дело до этого? - перебил его Скен.

Лог-а-Лог повернулся к наглецу,

- Тихо, Скен! Не показывай своих дурных манер и не смей прерывать мою речь своими выкриками, пока я держу камень на общем совете. Если ты желаешь высказаться, дождись, когда я закончу, и возьми камень в свою очередь. Это правило Гуосима.

48
{"b":"55935","o":1}