ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Твой хозяин Слэгар не сумел убить моего отца, и Камнекрапу с его паразитами это не удастся. Воин Рэдволла уже давно показал себя в сражениях с целыми армиями крыс, он и сейчас выживет и освободит нас. Когда настанет этот день, у нас с тобой будет возможность свести счеты. Я найду тебя, Витч.

Когда их погнали прочь через заросли деревьев, Маттимео позволил себе в последний раз оглянуться на дальний берег за рекой, сверкавшей в лучах утреннего солнца. Он не мог видеть своего отца, но тихо прошептал про себя:

- Мартин, храни его!

С самого рассвета по сосновой опушке разносился звон меча и боевого топора. Многие из деревьев, росших по краю леса, плохо держались корнями в зыбком прибрежном песке, а некоторые еще только подрастали. Орландо размашистыми, мощными ударами своего могучего топора рубил их, зачастую заваливая дерево так, чтобы оно зацепило и увлекло за собой стоящие по соседству более слабые сосны. Матиас скинул с себя одежду. Он рубил ветки и обтесывал поваленные деревья, а Щекач, Бэзил, Джесс и Джабез откатывали их к реке, где Лог-а-Лог занимался постройкой плота.

- Флагг, неси сюда веревки, - командовал Лог-а-Лог. - Герн, пропитай водой мох и смешай его с землей. Мне нужна хорошая пакля, которая не будет течь. Гарр, прикати мне то бревно.

Мало нашлось бы такого, чего предводитель землероек не знал о речной навигации. Лог-а-Лог был потомственным паромщиком. Он наблюдал за течением реки, показывая Бэзилу проложенный им курс.

- Мы возьмем вверх по течению и сделаем широкий разворот, потом я выведу плот на середину и высажу вас на другой берег примерно в том месте, видишь? Таким образом, мы снова сможем идти точно на юг.

Бэзил склонил одно ухо:

- Да, да, капитан, как скажешь. Только помни, старина, карьера моряка - не мое призвание. Мне придется сперва изрядно подкрепиться. Что толку страдать от морской болезни на голодный желудок, каково?

Вскоре после полудня плот был собран и лежал на отмели. Лог-а-Лог сложил лапы и покачал головой:

- Несколько грубоват, Матиас. Это лучшее, что я мог сделать на скорую лапу.

Матиас передал ему яблоко и кекс.

- Крепкая штука, Лог-а-Лог. Лучшего и желать нечего Я знал, что ты употребишь все свое умение, чтобы безопасно переправить нас. Чем ты так обеспокоен, Щекач?

Выдренок потер свой сухой нос:

- Да вот, э-э, тут, э-э, видите... В общем, эта вода, Матиас. Мне всегда бывало боязно от этого. О, небольшой поток или лесной пруд не так уж плохи, но взгляните на размах этой старой реки. Я никогда не видел такой большой и быстро текущей воды в Лесу Цветущих Мхов.

Бэзил бросил в реку огрызок яблока.

- Хо-хо! Чего я только не слышал! Но с меня довольно! Вот еще выдра, которая боится рек. Да завьются мои усы, хорош, ничего не скажешь!

- Полно, Бэзил, - упрекнула Джесс насмешника-зайца, - ты сам не слишком большой любитель воды. Нехорошо смеяться над теми, кто встревожен так же, как и ты.

Бэзил смягчился и обнял Щекача лапой.

- Ладно, Джесс, суть ясна. Кстати, мой мальчик, что, если мы с тобой, скажем, будем стоять вместе в центре плота? Мы сможем держаться друг за друга и вместе трястись от этого милого синего ужаса, а?

Джесс неуверенно взошла на плот.

- Ах, ладно, нельзя же ходить вокруг да около весь день. Нам нужно перебраться через реку. Ты поднимаешься на борт, Воин?

Матиас вложил меч в ножны и вскочил на плавучие бревна.

- Пригните головы, когда мы достигнем того берега. Кто его знает, что нас там ожидает, - предупредил он.

Лог-а-Лог поднял раздвоенную на конце ветку, которая служила ему кормилом.

- Всем подняться на борт! Отдать швартовы, готовь багры, курс на реку, толкайте. Осторожнее, он пошел, отчаливаем!

Плот запрыгал и закачался на воде, выходя в поток. Голубые волны, отражавшие небесную синеву, неслись и вздымались пиками белой пены, и ветер срывал с нее брызги.

Крысы из воинства Камнекрапа горящими от нетерпения глазами следили с другого берега за маленьким судном, которое отчалило и поплыло, направляясь к ним.

Генерал Железноклюв ловко приземлился на дорожку перед главным входом аббатства. Он аккуратно сложил крылья и важной поступью принялся расхаживать взад и вперед по лужайке.

Дверь распахнулась, и Констанция вместе с аббатом, в сопровождении Джона Черчмауса, выступили наружу. Аббат вежливо наклонил голову:

- Добрый день. Не желаете ли пройти в дом?

Железноклюв склонил голову набок, нагло разглядывая их:

- Йах-ха! То, что я имею вам сказать, можно сказать и снаружи, земнолапые. Нынче моя взяла. Может, если бы вчера на лестнице вы убили моих бойцов и меня с ними, вместо того чтобы играть в свои дурацкие игры, то победителями остались бы вы. Но теперь слишком поздно, мы встречаемся на моих условиях.

Мордальфус сложил лапы, глубоко засунув их в широкие рукава своего облачения.

- Тогда говори. Чего ты хочешь от нас?

- Полной капитуляции!

- Прошу прощения, но это невозможно, - дал ответ аббат.

- Нет ничего невозможного, если вам дороги жизни ваших соплеменников.

- Нам и раньше приходилось терять братьев и сестер.

- Да, но тогда у вас не было выбора, - заметил Генерал. - Сделайте пару шагов вперед и взгляните на крышу этого краснокаменного дома.

Трое друзей вышли на дорожку. Затеняя глаза от солнца, они поглядели наверх. Железноклюв издал резкий крик и махнул крылом.

Пленников вытолкнули на край крыши, откуда их можно было увидеть с земли. Джон Черчмаус в голос застонал. Констанция встала к нему вплотную и прошептала:

- Мужайся, Джон. Мы выручим их. Доверься аббату, предоставь ему вести переговоры.

Маленькие фигурки высоко над ними покачивались на ветру, подолы их одежд развевались, обе мыши крепко прижимали к себе малыша Ролло, который радостно махал лапами.

- Карр! Высоко, не правда ли? - произнес Генерал, почистив клювом перья. О нет, не для птиц, но для земнолапых. Кажется, что ваша голова упирается в облака. И вниз оттуда лететь изрядно, если, конечно, вы не убьетесь раньше, стукнувшись о стену или сбив по пути водосточный желоб. Или, кто знает, может, вы разобьетесь, ударившись об одну из тех низких крыш. Представьте себе, что все это может случиться с маленьким мышонком. Не так уж много от него останется, чтобы слушать ваши сказки, после того как он ударится о землю.

62
{"b":"55935","o":1}