ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Ка-чха! Дурни с мозгами слизняка, вы хотите сказать, что не смогли обнаружить нескольких тварей, волочащих за собой большую пыльную тряпку?

Быстроклюв тупо уставился на свои лапы:

- Мы обыскали все, Железноклюв. Нигде ни следа.

- Ни следа? Ты несешь чушь! Они - земнолапые, а не птицы. Не могли они улететь в небо. Куда они делись?

- Большая полосатая зверюга напала на нас, Генерал. Мы не могли справиться с ней. Когда мы вышли наружу, их и след простыл, - как растворились. Мы ведь не ожидали, что они пойдут через главную дверь. Полагали, что вы должны были запереть их здесь, у лестницы.

Железноклюв метнулся к нему, как молния. Он прижал Быстроклюва к стене и сбил с ног мощным ударом своего острого клюва.

- Йаг-га! Не говорите мне о том, что я должен был делать. Вы забываетесь, сороки? Я - командир! Мангиз, говорит ли тебе что-нибудь твое внутреннее зрение? Видит ли твой умственный взор, куда ушли земнолапые?

Прорицатель нервно переступил с лапы на лапу:

- Мое внутреннее око все еще в тумане, Генерал.

Ворон, уставившись, презрительно разглядывал его:

- Йах, неужели снова мышь-воин?

- Что вижу, то вижу, Железноклюв. Мышь воин в доспехах вертится в моих мыслях и мешает. Не могу этого объяснить.

- Хак-ка! И это - тот самый Мангиз, что служил мне в северных землях! Кажется, этот краснокаменный дом сделал из тебя старого дрозда. Эта мышь только картинка на куске ткани. Мы все ее разглядели и знаем, что это так. Никакой мыши, бродящей здесь в полном боевом вооружении, ни ты, ни я и в глаза не видели, и все-таки ты стоишь там, дрожа от страха и глупо хлопая крыльями. "Мышь в доспехах вертится у меня в мыслях". Тьфу! Убирайся с глаз моих! Я буду думать сам. Ты очень подвел меня, Мангиз.

Когда Мангиз уже собирался уходить, в проеме входной двери послышалось какое-то чириканье и скрип. Железноклюв ринулся вперед:

- Воробьи! Догнать, схватить их!

Пять воробьев, подслушивавших у дверей, вспорхнули и улетели. Железноклюв и Мангиз находились в пылу погони, когда те, обогнув лестничный проем, полетели вниз, в направлении Большого Зала.

- Воробьи! Догнать! - вторил Мангиз кличу своего командира, обращаясь к дозорным на галерее.

Воробьи приостановились на миг и изменили направление полета, еще не зная, куда им лететь. Один из них угодил в когти трем грачам. Положение его было безнадежным.

- Воробьи, воробьи! Сюда, вниз! - раздался хриплый голос Констанции из Пещерного Зала. Воробьи четырьмя прямыми стрелками метнулись вниз по лестнице, перелетели через баррикаду и приземлились в безопасности среди своих рэдволльских друзей. Обильный град камней, пущенных из пращей, сделал дальнейшую погоню невозможной.

Все обитатели аббатства собрались, чтобы выслушать рассказ четырех бойцов, оставшихся в живых из всей бравой армии королевы Клювы.

Они рассказали о долгих днях бесплодных поисков, блужданиях по неверным путям через дебри Страны Цветущих Мхов на далеком юге, о нападениях ястребов и нелегких ночах, проведенных на странных, неизвестных деревьях, - обо всех приключениях вплоть до того момента, как они нашли Матиаса и его друзей - увы, в ужасном положении. Далее последовал душераздирающий рассказ об одержанной с таким трудом победе, завершившийся повествованием о гибели королевы Клювы и почти всего ее воинства. Многие обитатели Рэдволла, не скрывая слез, плакали, потому что Клюва и ее бойцы были настоящими друзьями и истинными рэдволльцами.

Затем последовало облегчение и грусть уступила место радостным возгласам, когда все узнали, что Матиас, Бэзил и Джесс со своими старыми друзьями землеройками и некоторыми новыми спутниками живы и невредимы. Что они все еще идут по горячим следам злодея с его бандой, похитивших детей из аббатства.

Аббат велел принести поесть усталым, измученным воробьям, которые летели день и ночь без остановки, чтобы скорей добраться до Рэдволла. Затем он сообщил им о том, что произошло в аббатстве в их отсутствие: о налете Генерала Железноклюва и гибели стариков-воробьев и птенцов от безжалостных захватчиков.

Один из воробьев передал ему то, что они слышали у двери лечебницы.

Василика хлопнула лапами:

- Я знала это. Я была права! Мартин Воитель хранит нас! О, я так рада, я еще раньше составила небольшой план. Задача облегчается, когда знаешь, что дух Воителя, охраняющего наше аббатство, мешает этим подлым птицам. Теперь я думаю, план мой удастся на славу!

- Полагаю, тебе бы следовало рассказать нам, что это за план, перед тем как решиться идти на дело самой, - строго заметил аббат.

Василика изложила свой замысел.

Железноклюв с Мангизом сидели на галерее. Обе птицы внимательно наблюдали за нижним ярусом Большого Зала.

- Генерал, как думаешь, эти воробьи слышали наш разговор? поинтересовался Мангиз.

- Чагг! Что нам за дело до нескольких воробьев? Тебя, Мангиз, занимают всякие глупости. Это именно то, о чем я уже говорил: ты боишься тени собственных крыльев. Оставь меня одного, потому что теперь мне придется все обдумывать самому. И не докучай мне разговорами о каких-то воробьях и мышах в доспехах.

- Воля твоя, Генерал.

Мангиз полетел к спальному покою в дурном расположении духа.

Амброзий Пика и брат Дан подобрали длинную доску, предназначенную для бочонка, и начали обрабатывать ее слесарным инструментом. Пока они работали, еж бормотал себе под нос:

- Меч, похожий на великий меч Мартина, который носит Матиас. Иметь бы его сейчас перед собой в качестве образца. Впрочем, я и так помню его достаточно хорошо.

- К счастью, я в точности могу описать все детали меча нашего Воина, фыркнул брат Дан.

Амброзий фыркнул в ответ:

- Видишь эту бочку с октябрьским элем! Я должен помнить, что нужно вставить в нее кран до наступления осени. А те бочки с сидром? Я помню, что должен добавить в них меду через день-два, иначе он прокиснет. Теперь этот большой бочонок с земляничной наливкой, да, мне нужно не забыть разлить ее в кувшины для ужина сегодня вечером, чтобы она была прозрачной и прохладной. Так что ты можешь вспоминать о мече Воина что тебе вздумается, братец Дан. Мне же и так хватает о чем помнить, спасибо.

79
{"b":"55935","o":1}