ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Грант с интересом посмотрел на нее:

- Уж не носите ли вы две пары часов?

- Как вы догадались? - воскликнула она. - Да, на левой руке с местным временем, - она показала ему часы. - А эти...

- Среднее время по Гринвичу... - окончил за нее Грант.

Она помедлила с ответом. - Вообще-то нет. Это время того места, откуда я прибыла. Но принцип тот же. А вы откуда узнали?

- У меня был знакомый пилот, - сказал Грант. - Он летал в Австралию и обратно. Очень длительные перелеты. Так вот он привык носить две пары часов. А вы не пилот?

- Как сказать. Я летаю.

- Я имею в виду, не пилот пассажирской авиакомпании?

- Нет, мне не позволяют транспортировать группы людей, - ответила она, и в голосе ее сквозила печаль.

- В этом нет ничего странного, - сказал Грант. - Я бы удивился, если бы какая-то авиакомпания наняла вас.

- О, вы так говорите только потому, что я девушка, - сказала она с вызовом, вздернув свой очаровательный подбородок. - Если бы вы внимательно изучали историю, то заметили бы, что существа как мужского, так и женского рода транспортировали людей по воздуху с незапамятных времен. Иногда даже очень большие группы людей.

Кажется, Грант читал когда-то статью в газете о женщине, которая в двадцатых годах летала вторым пилотом в коммерческой авиакомпании в Новой Англии. - Так вы летаете?

- О, да. Я летаю по всему свету, все время. Но я летаю одна.

- Вы имеете в виду, у вас свой самолет...

- О, нет, - ответила она торопливо. - Я только имела в виду, что летаю сама, в одиночестве. Но когда-нибудь, - добавила она мечтательно, когда-нибудь я буду транспортировать группы людей. Когда-нибудь мне обязательно позволят.

- Кто позволит? Люди, на которых вы работаете? Откуда вы знаете?

- Те, которые стоят надо мной, - ответила она, почему-то подняв глаза кверху. - О, я знаю, что позволят. Видите ли, именно для этого я и создана.

Грант не мог себе представить это хрупкое существо, в пилотской кабине сверхзвукового лайнера.

- Многие из нас уверены, что обладают талантами, которых в действительности нет. Только когда мы на практике доказываем свои способности...

- Я же вам сказала, что создана для этого, - упрямо повторила девушка. И только для этого. Но мне сейчас нужно убедить свое начальство.

- Вы имеете в виду, показать, что вы можете?

- О, они знают, что я могу, - ответила она. - Но я должна доказать, что достойна. Понимаете, когда я была моложе, то попала в неприятную историю. Напилась в Чикаго.

Грант улыбнулся - любой подросток когда-то в первый раз напивается.

- Но я была пьяной с вечера накануне Дня Благодарения до второго дня после Нового года, - сказала она. - Это вас не шокирует?

- Меня это удивляет, - ответил Грант.

- Я тогда была еще младенцем, - объяснила она. - Совершенно новенькой. Я напивалась и жила в дорогих отелях, покупала роскошную одежду. Каждый вечер я выходила в город, растрачивала все золото, которое они мне давали, подписывала чеки на огромные суммы. А два раза даже чистила карманы.

- Вот как? - удивился Грант.

Она наклонилась к нему и прошептала: - Это нетрудно. Хотите покажу?

- Нет, - ответил Грант. - Не надо.

- Ладно, все равно заберите ваше портмоне, - сказала она, протягивая ему его кошелек. Кошелек до этого лежал в кармане его пиджака.

- Неудивительно, что вы попали в беду, - заметил Грант. - Пьянствовали, тратили казенные деньги, воровали... - Он пристально посмотрел на нее. - А еще был мужчина, не так ли? Красивый, беспутный, никчемный...

Она зарделась очаровательным розовым цветом. - А это уж не ваше дело, сухо сказала она. - Не вам меня учить, Джон Грант. Вы тоже иногда изрядно напиваетесь. И у вас делишки с женщинами.

- О, это ловкий трюк, - признал Грант. - Но я вам скажу, как вы это проделали. Моя фамилия на визитке в кошельке. Насчет того, что я напиваюсь... это свойственно человеку. Ну, а насчет женщин... то это просто наугад.

Она хихикнула. - О, это проще всего. Вы мужчина. Такое должно случаться.

Грант улыбнулся.

- Штаб-квартира вашей компании в Нью-Йорке?

- Нет, в другом месте. Но здесь я бываю часто. Мне здесь нравится. Столько жизни, столько людей...

Она некоторое время молчала в задумчивости. - Может быть, вы подумаете, что я ненормальная, но знаете, что я делаю, когда бываю здесь? Я иду в Бауэри и, если встречаю кого-нибудь в отчаянном положении, какого-нибудь несчастного и больного бродягу, то покупаю ему выпивку и еду, оплачиваю ночлег. Вы, наверное, подумаете, что я ненормальная.

- Нет, это добрый поступок, - возразил Грант серьезно. - Я думаю, это настоящий акт милосердия.

- В самом деле? - спросила она, глядя на него сияющими глазами. - Я так рада, что вы мне это сказали. Я сама не очень-то сильна в определениях.

- Это акт милосердия, - повторил Грант с уверенностью.

- Знаете, я хочу вам еще кое-что рассказать, - прошептала она, придвинувшись к нему еще ближе. - Я не тронутая или что-нибудь в этом роде. Не хотелось бы, чтобы вы так подумали. Но... я медитирую.

- Медитируете? - переспросил он.

Она кивнула. - Да. Время от времени. Даже часто. И я хотела бы рассказать вам об этом.

- Расскажите, - попросил Грант.

- Некоторые думают, что нужно идти в часовню или храм, какое-нибудь место, где написано "открыто для отдыха, раздумий и молитвы". Но это вовсе не обязательно. Я отыскиваю святые места. Можно, скажем, зайти вон в ту телефонную будку и медитировать. Но лучше для этого пойти в святое место.

- Святое место? - переспросил он.

- Вы их можете найти ближе к природе. Это может быть берег моря ночью, когда набегающие волны несут с собой фосфоресцирующий свет. Или когда вы один в тишине соснового леса. Рекомендую вам такие места. Это жизненный опыт, который будет очень полезным для вас.

- Вообще-то я люблю природу, - сказал Грант.

Она бросила взгляд на свои огромные часы на правой руке.

- О, мне нужно лететь. Но я вам закажу один стаканчик на прощание. - Она подала знак бармену.

- Нет, это я вас угощу.

- О, нет, - возразила она. - Я должна. Она подняла свой бокал и улыбнулась ему: - За счастье.

- Аминь, - произнес Грант.

Она положила свою руку в перчатке ему на плечо, потом легонько коснулась его щеки. - Благословляю тебя, - сказала она.

- Что? - переспросил Грант.

- Я сказала вам до свидания. У вас что, какие-то проблемы со слухом?

- А, нет. Нет, - твердо ответил Грант.

Она пошла к двери, потом внезапно обернулась. В ее правой руке была трость, и она направила ее на него, словно указку.

- О, еще одно. Будь поосторожнее со своими женщинами. - Она засмеялась, подмигнула ему и вышла за дверь.

"Черт, я забыл спросить, как ее зовут", - подумал Грант. Он подошел к двери и выглянул на улицу. Ее не было. Может быть, она сразу села в такси. Грант, улыбаясь, вернулся в бар. Какая очаровательная девушка, - подумал он. Настоящий ангелочек?? Похмелье у него, кажется, прошло.

...

Грант вышел из бара и направился к центру города. Ему не хотелось идти в офис. На углу 51-й улицы он повернул и пошел на восток к реке. Облокотившись на металлическое ограждение, Грант стал смотреть на воду. Он так долго стоял не шелохнувшись, что чайка дважды пролетела у него над головой, прежде чем решила, что он не съедобен и не годится в качестве насеста. Много лет прошло с тех пор, как Грант стоял здесь в последний раз. Он только начинал работать в Нью-Йорке и приходил сюда почти каждый день. Подолгу смотрел на воду и строил планы. Иногда он рассказывал о них Фрэнсис, которая тогда была его девушкой. Девушка из Гринвич Виллидж - всегда с какой-нибудь книжкой Сартра подмышкой, вступающая в разговоры с прохожими вместо того, чтобы идти на занятия в колледж. Они жили в одной комнате с электроплиткой и без холодильника. Посуду им приходилось мыть в ванной. По воскресеньям она вставала раньше него и бежала в булочную Саттера, чтобы купить что-нибудь к завтраку. Когда она возвращалась, булки были еще теплыми.

2
{"b":"55936","o":1}