ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Есть, молиться, любить
Триумфальная арка
Я признаюсь
Понаехавшая
Элиза и ее монстры
Раньше у меня была жизнь, а теперь у меня дети. Хроники неидеального материнства
Hygge. Секрет датского счастья
Приманка для моего убийцы
Алекс Верус. Бегство
A
A

Чайка села на ограждение.

- Вот что я тебе скажу, птица, - обратился к ней Грант. - Я прошел долгий путь от электроплитки до собственного дома в Стамфорде, штат Коннектикут. И я не собираюсь терять ничего из того, чего добился. Ни одного паршивого одуванчика или даже семечка пырея. Ты поняла?

Чайка в ужасе закричала и улетела.

Грант уставился на свою ладонь, словно в ней лежала его жизнь. Целых два акра земли в графстве Фэйрфилд с настоящим домом XIX века и настоящим бассейном XX века. Постоянная служанка, которая жила в доме. Приходящий садовник. Массивный "Бьюик", "Порше" и старинный "Морган", с которым он возился по выходным. Скоро он купит катер - сыну исполнилось семь лет, можно уже учить его управляться с лодкой. Дети посещали хорошие школы зимой, а летом - хорошие лагеря. Постоянная жена, Эдит, которая тоже жила в доме; она вечно делала что-то для Лиги Женщин-Избирательниц или какой-нибудь другой организации. Она уговорила его удочерить девочку-гречанку - разумеется, удочерить не по-настоящему, а просто посылать деньги и писать письма. И, наконец, у него было партнерство с Фредом.

Грант сжал ладонь, как будто увидел свое будущее. Боже мой, ведь это только один счет, подумал он. Если я его потерял, то потерял. Будут и другие клиенты. А Эдит должна будет понять, что я перепил, только и всего.

Грант пошел пешком через город. Он увидел табачную лавку, зашел внутрь и позвонил Джеку Регалу. Секретарша попросила его подождать.

Через несколько секунд трубку взял Регал. - Грант? Господи Иисусе, приятель, ты еще жив сегодня?

- Вообще-то утром я пытался лечиться от похмелья, - ответил Грант. Знаешь, я даже не помню, как уходил из твоего дома. Не помню, как мы ехали в Стамфорд.

- Слушай, а я даже не помню ужина, - сказал Джек. - Последнее, что я помню, это как мы сидели, смеялись и пили в игровой комнате. Потом, бум!.. Девять часов утра, и Джеки распекает меня за то, что мы так надрались. Слушай, а мы вообще ужинали?

"Господи, да он не помнит, - подумал Грант. - Не помнит про нас с женой, он был слишком пьян!"

- Могу тебе сказать, Джек. Я помню только, что вино было превосходное. Да, почему я звоню. Могу я пригласить тебя на обед?

- Не сегодня, приятель. Сейчас я жду несколько междугородных звонков. Давай пообедаем завтра. Я за тобой заеду, потому что мы должны обсудить детали. Я решил поручить вам с Фредом свой счет. Я решил, что вы с Фредом посвятите моему счету столько времени и энергии, сколько я считаю нужным.

"Я заполучил его, - подумал Грант. - Все-таки заполучил!"

- Джек, это великолепно, - сказал он. - Мы очень это ценим. Фред и я - мы оба это ценим.

- Я должен заканчивать, приятель. Жду звонков.

- Обедаем завтра, - напомнил ему Грант.

... Он все еще улыбался, когда вошел в офис.

Его секретарша сняла очки и пощипывала переносицу, что было признаком того, что она нервничала.

- Миссис Грант в вашем кабинете, мистер Грант. Она хотела подождать вас. Она, кажется, так расстроена, так...

- Все в порядке, Руби! - перебил ее Грант. Но сам подумал, черт побери, только не здесь! Он не мог допустить в офисе семейную сцену. Нужно будет затолкать ее в такси, уговорить поехать куда-нибудь пообедать. Он энергичным шагом зашел в кабинет, сказал: - Привет, бэби, - жене и поцеловал ее.

Эдит была высокой, всегда безукоризненно выхоленной блондинкой. Но сейчас она выглядела так, как будто только что бежала от стихийного бедствия, надев на себя первую попавшуюся одежонку. Он знал, что Джек Регал мог забыть то, что видел, но Эдит наверняка помнила то, что слышала.

- Крошка, ты так же паршиво себя чувствуешь, как я? - спросил он. - Я выпил пару коктейлей, чтобы опохмелиться, но, пожалуй, выпью еще один. Как ты?

Эдит закрыла глаза, словно жизнь для нее была слишком мерзким зрелищем.

- Мне следовало бы лежать, но я должна поговорить с тобой. И не по телефону.

"О, Боже", - подумал Грант. Он направился к небольшому бару в углу кабинета.

- Я смешаю хайболы. И сообщу тебе хорошую новость. Джек Регал доверил нам свой счет.

Эдит судорожно отпила несколько больших глотков из своего бокала.

- Мне не нравятся некоторые вещи, которые ты делаешь, чтобы заполучить клиентов.

- Мешаю бизнес с нашей светской жизнью? - попробовал отшутиться Грант. Отныне я могу себе позволить нанять для этого какого-нибудь способного молодого человека.

- О, я не понимаю, как ты можешь быть таким спокойным! - разразилась она. - Ты же знаешь, что произошло вчера вечером. Я не понимаю, как ты можешь стоять здесь и так спокойно смотреть на меня! Неужели тебе все равно? Неужели тебя не интересует ничего, кроме агентства? - И она разрыдалась.

- Я сделаю тебе еще один коктейль, бэби, - сказал Грант голосом, полным раскаяния. - И постараюсь объяснить.

Когда Эдит плакала, что случалось нечасто, то расклеивалась полностью всхлипывала, икала, без конца сморкалась, задыхалась. После второго коктейля она немного пришла в себя.

- Никогда в жизни мне не было так неловко и стыдно. Бесконечно неловко и стыдно. ...

- Знаешь ли... - сказал Грант, глубоко вздохнув.

- О, я сама рассказала бы тебе об этом, - перебила его Эдит. - Даже если бы ты не зашел и не увидел меня с этим противным коротышкой. Я бы тебе призналась.

Грант осторожно поднял свой бокал и отпил коктейль.

- То, что я сделала - это так ужасно. Позволить ему так себя лапать. Я имею в виду сегодня утром, когда я поняла, что позволила ему и даже не сказала нет. О, Боже мой. А потом вошел ты, а мы разлеглись на этом диване...

Эдит снова зарыдала.

"Черт возьми, когда эго было", - подумал Грант. Он не помнил ничего подобного.

- О, как ты можешь выносить меня? - твердила она, захлебываясь плачем. Я никогда не позволяла себе ничего такого после нашей свадьбы. Мне так стыдно.

- Ну, прекрати, - сказал Грант машинально. - Это беспредметный разговор.

Телефон на его столе зазвонил. Он забыл сказать Руби, чтобы она ни с кем не соединяла.

- Да? - произнес он в трубку.

- Звонит женщина, которая не назвала своей фамилии. Я подумала, что она может быть вашей знакомой из Стамфорда или откуда-то еще. Она сказала, что ее зовут Джеки.

Грант почувствовал, как по его спине пошла дрожь. Произнесенное имя вызвало в памяти ее образ. Он вспомнил, как ее пальцы трепетали в его ладони, как он целовал ее, запах ее духов.

- Запиши номер, - попросил он. - Я постараюсь перезвонить.

Положив трубку, он подумал, может быть, она видела Эдит с Регалом. Может быть, она собирается раздуть скандал. Но как она может раздуть скандал? Корпорацией управлял Регал. А потом в голову Гранту пришла другая мысль: но, может быть; Регалом верховодит жена. "Вот дьявольщина", - подумал Грант. Теперь мне придется ей звонить, придется с ней встретиться".

- Я пойду, - сказала Эдит. - Я мешаю.

- Нет, останься, - быстро возразил Грант. Он разгладил ей лоб ладонью и улыбнулся. - Послушай, ты раньше никогда не видела этого парня. У тебя с ним ничего не было. На вечеринке ты немного перепила, появилось желание пофлиртовать.

- Я зашла слишком далеко, - сказала Эдит совсем трезвым голосом.

- Послушай, ты же знаешь, что когда человек перебирает, у него в мозгу расслабляются сдерживающие центры. Прошлым вечером Регал тебе кого-то подсознательно напомнил. Нечто старое, атавистическое, связанное с твоим прошлым. Может быть, твоего отца...

- О, нет. Папа был высокого роста.

- Это не имеет значения. Для нас с тобой Джек Регал персонифицирует отца. Потому что он контролирует деньги. Деньги, которые мне нужны. Поэтому вполне понятно, что ты могла среагировать, как если бы он был...

Эдит покачала головой... - Нет, боюсь, что все гораздо проще. Я не хотела идти к ним на ужин. Мне не понравился ни он, ни его жена. По правде сказать, я сама его раздразнила. Чтобы в конце концов сказать ему нет. Чтобы проучить его, поставить на свое место. Я вела себя, как настоящая стерва.

3
{"b":"55936","o":1}