ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Грант заметил, что она уж не чувствовала себя такой виноватой.

- Послушай, хочешь еще выпить? Я хотел бы, чтобы ты села на поезд, поехала домой и хорошенько выспалась. Сегодня я собираюсь ужинать дома, а не где-то еще.

- О, нет, только не это, - простонала Эдит. Она чмокнула его на прощание. - Увидимся вечером, - сказала она, улыбаясь, словно обещая ему что-то.

Грант выждал десять минут, чтобы она спустилась вниз и поймала такси на Грэнд Сентрал. После чего надел пальто и вышел в приемную к секретарше.

- Руби, дорогая, сегодня у меня тяжелый день. А тут еще что-то с детьми. Ты не подождешь, пока Фред вернется? Потом можешь быть свободна.

- О, я сочувствую, что у вас неприятности. Но, как насчет той женщины что звонила? - Она протянула ему клочок бумаги.

Грант посмотрел на телефонный номер. Это было где-то в Манхэттене. Он хорошенько запомнил его, потому выбросил бумажку в мусорную корзину.

- Ничего важного. Это насчет благотворительных взносов.

Спустившись на лифте в холл, он позвонил оттуда,

- Эй, Джеки?

- Да, это миссис Регал. Это вы, мистер Грант?

"Черт, все-таки собирается поскандалить", - подумал Грант.

- Да, миссис Регал. Это Джон Грант.

- Вы в офисе, мистер Грант?

- Нет, я в телефонной будке.

- О, - сказала она, и голос ее заметно расслабился и потеплел. - Я не хотела, чтобы целая свора секретарш подслушивала наш разговор. Послушай, почему я звоню. Он ничего не видел. Я подумала, что ты наверно беспокоишься, поэтому при первой возможности позвонила.

- Ты уверена? - спросил Грант.

- Слушай, он выпивает три мартини и полностью отключается. Никто этого не замечает, потому что, он выглядит как обычно. Сегодня утром я его спросила, и он сказал, что последнее, что он помнит, это как я спустилась к вам вниз. А это было в самом начале.

Грант сообразил, что она не видела Эдит с Регалом или ей было наплевать. "Парень, - сказал он себе, - ты вышел сухим из воды". С этих пор он собирался свято следовать одному правилу: не иметь никаких дел с женами клиентов.

- Эй, ты слушаешь? - спросила Джеки.

Ее голос звучал хрипловато...

Грант представил ее себе с телефонной трубкой в руке, облизывающей губы кончиком языка. "Черт меня побери, - подумал он, - я не должен этого делать".

После чего набрал в легкие побольше воздуха и сказал:

- Послушай, Джеки. Я очень хочу тебя видеть.

- Я тоже. Я для этого и приехала в Манхэттен. У тебя есть карандаш? Запиши адрес.

Адрес был на 70-й улице.

- Это квартира подруги, - пояснила она. - Джек не знает, что я с ней продолжаю встречаться. Он не знает, за кем она замужем. Так вот, они уехали в Южную Америку и оставили мне ключ, чтобы я могла последить за квартирой. Швейцара нет. Лифт автоматический. Так ты едешь, или как?

- Еду сейчас же, - ответил Грант. Он решил, что остановится по дороге у винного магазина и купит шампанского.

Дверь лифта выходила прямо в квартиру, но открыть ее можно было только изнутри. Грант позвонил и увидел ее лицо через смотровое окошечко. И вот Джеки открыла дверь.

- О'кей, все выходят из лифта. Все заходят в квартиру.

Грант положил шляпу и пакет из винной лавки на маленький столик. Джеки направилась в гостиную. Он пошел за ней и обнял ее сзади, попытался повернуть лицом к себе. Но Джеки вырвалась.

- Погоди минутку, подожди. Ты даже не снял пальто. Я должна поговорить с тобой.

- Какие еще разговоры, - промычал Грант, целуя ей шею и плечи и пытаясь найти застежку молнии.

- Прекрати, ты меня с ума сводишь, - сказала она. - Послушай, я должна поговорить с тобой. То, что мы с тобой затеяли, очень серьезно. У меня были две подруги, которые тоже попали в такое положение, и это сломало им жизнь. Ида...

- Да ладно, дорогая, - выговорил Грант, пытаясь покрепче ухватить ее за запястья. - Чего там...

- Но, дай я расскажу тебе про Иду Гласс! Она все никак не могла решить, хорошо это или плохо. Так и не решила. Поэтому у нее был нервный срыв, полное нервное потрясение!

- Вот видишь? - сказал Грант, снова пытаясь нащупать молнию. - Вот к чему может привести неудовлетворенность.

- А как насчет Бернис? - воскликнула она. - Бернис решилась. Она втрескалась в этого парня по уши. Потом она сбежала с ним, оставила детей и все остальное. А потом этот мужчина бросил ее. Бедняжка Бернис. Сейчас она замужем в шестой раз.

Грант начисто забыл о том, что существует такая штука, как молния.

- А кто ведет разговор о таких вещах? - спросил он. - Кто говорит о замужестве.

- Я, я об этом говорю, - сказала она рассеянно. - Я имею в виду... Послушай, я никогда не думала, что сексуальна. Но вчера вечером ты заставил меня почувствовать себя такой сексуальной. Стоило только увидеть тебя. Я воспылала к тебе страстью, настоящей страстью. О, я хотела бы слиться с тобой. Но и только. Я имею в виду, почему мы не можем себе этого позволить без того, чтобы это мешало моей жизни? Ну, почему? Поэтому я хочу знать, чего ты ждешь? Я имею в виду, к примеру, у тебя вполне счастливая семейная жизнь или как?

- О, совершенно замечательная, - ответил Грант. Он схватил ее в объятия, и они вместе повалились на диван. - Это все, чего я жду. Вот этого.

- О, это мне нравится, - прошептала она ему в ухо. - Очень нравится.

* * *

В четыре часа за окном начало смеркаться. Грант подумал, что она спит, и попытался встать. Она протянула к нему руку и открыла глаза.

- Ты меня оставляешь? Куда ты идешь?

- Сделать коктейль. Тебе смешать?

- Ага. Слушай, я голодна. Сделай мне сандвич. В холодильнике индейка и русская приправа [Русская приправа - майонез с соусом "чили" и пикулями или сладким перцем (прим. переводчика)]. Побольше приправы.

Гранту показалось, что в квартире холодно, и по пути в гостиную он включил обогреватель. Он остановился у окна - чуть поодаль, чтобы его не было видно из дома напротив, и задумался. Это был самый странный день в его жизни. Жуткое похмелье утром. Ощущение, что он все потерял. Потом разговор с этой очаровательной девушкой. Настоящий ангелочек.

Он вновь повторил в уме эту фразу, и выбор слов его озадачил. Так он мог отозваться разве что о маленькой девочке, а девушка в баре вовсе не была такой уж молоденькой. В конце концов, она напилась в Чикаго, тратила...

- Растратила все золото, которое они мне дали, сказала она. Именно так, она говорила золото!

- Но в Чикаго нельзя тратить золото! - произнес Грант вслух.

- Ты так думаешь? - раздался голос из спальни. - Милый, возьми меня с собой в Чикаго, и я тебе покажу. А сейчас как насчет сандвича? И положи побольше приправы.

Грант спросил:

- Пикулей тоже побольше?

- Нет, милый, вообще без пикулей.

"Конечно, - подумал Грант, открывая холодильник, - "золото" на молодежном жаргоне должно означать деньги, как у нашего поколения "капуста". Наверняка. И все-таки она была чистый ангелочек".

Снова его мысли споткнулись на том же слове. "О, прекрати это, - сказал он себе, - или у тебя снова начнутся слуховые галлюцинации..." Но, может быть, их не было. Может быть, она действительно благословила его?

Грант сел на кухонную табуретку и уставился на русскую приправу.

Она внезапно возникла в баре. Ее волосы блестели, по-настоящему сверкали.

- Это время того места, откуда я прибыла.

Что же это за место?

- Нет, я имею в виду, что летаю сама...

Без самолета?

- Я должна доказать, что достойна, - так она еще сказала. Когда она бывала в Нью-Йорке, то находила кого-нибудь в отчаянном положении, и покупала ему выпивку. Психологически я был в самом отчаянном положении, подумал Грант, и она купила мне выпивку. Потом исчезла. Испарилась. А он пошел дальше от центра города, к реке.

Что она говорила о медитации? Что-то вроде того, что святые места можно отыскать поближе к природе. То место у реки было святыней его юности. Что она еще добавила?

4
{"b":"55936","o":1}