ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- А ты как скажешь, Данилыч?--спросила императрица, глядя на его посеребренную голову. - Можем мы с ними воевать?

- Нет, - ответил Меншиков.

И его ответ поразил всех более, чем сам королевский ультиматум.

Тогда вдруг Екатерина Алексеевна поднялась так резко, что парчовая оборка ее платья зацепилась за кресло и лопнула.

- Господа министры! - воскликнула она неожиданно звонко. И приближенным показалось, что они перенеслись на двадцать лет назад, что рядом с нею царь Петр. И тяжеленный фрегат, убыстряя ход, скользит по каткам во вспененные волны. Господа министры! Война войной, но нельзя ведь и наглецам давать спуску! Сегодня у них бельмом на глазу сидит наш флот, завтра им Риту отдай и Ревель! Господа министры, господа генералы! Мы повелеваем всем кораблям в Санктпетербурге и окрест него за сутки быть готовыми в поход. Подобно покойнику Петру, я принимаю на себя чин генерал-адмирала и лично поведу' флот. Коль придется - повоюем, а нет покажем хищникам иноземным, что и у нас есть зубы!

Министры молчали, но уже распахнулись двери Орехового кабинета, а за ними в залах и вестибюлях офицеры и придворные и чиновники. Па улицах кричали:

- Виват! Виват российскому флоту, виват России! А царица, вновь испеченный генерал-адмирал, уже теряя свой задор и опадая, словно хлебная опара, подвинула Меншикову лист бумаги.

- Ну что, Данилыч? Пиши о сем указ...

4

Затем следовал шумный обед с тостами и возлияниями, фейерверк, который запустил прямо с крыши майор Корчмин, огненных дел мастер. И все разъехались: во-первых, русский обед требует и русского сна, а во-вторых, назавтра был Петр и Павел, тезоименитство покойного императора, день основания Санкгпетербурга Надо было подготавливаться или по крайней мере не переутомлять себя в предвидении новых торжеств.

Меншиков никогда не отдыхал после обеда. В полной тишине заснувшего дома он проходил покоями, глядя в окна на блистающую солнцем Неву. Думал о том, КУК опять все кругом перевернулось и как теперь с кем себя держать.

Подходя к кабинету, он возле конторки дежурного различил фи[ уру женщины. Там не было окон, и светлейшему сначала показалось, что э'ю юбилеи какой-нибудь висит на стене, шпалера - пышные юбки, осиная талия, замысловатая прическа... Но, приблизившись, он увидел, что это не тканая картина, а живая женщина.

- Сегодня утром, - сказала женщина, - ваша высококняжеская светлость приказала меня не принимать. А я все же здесь.

За ее спиной Меншиков увидел действительный гобелен, за ним приоткрытую дверцу потайного хода. Он обругал себя за непредусмотрительность.

- Ладно, - сказал он, - утром мне было недосуг, надо понимать. Только пойдем отсюдова, я сам в своем доме как пленник.

Он провел ее в угловую диванную с видом на три стороны. Открылось небо и теснота кораблей на реке, а с самого краю возвышался корпус Кунсткамеры в строительных лесах.

- Простите, я вынуждена быть назойливой, - вновь начала посетительница. - Во-первых, утрем меня сопровождал, по моей просьбе, корпоал Тузов. Мало того, что вы меня вытолкали невежливо, могли бы и объяснить, что недосуг. Вы приказали Тузова арестовать. Прежде чем приступить к делу, а у меня есть для вас сообщения куриознейшие, прошу его освободить.

Меншиков потемнел лицом. Стал рассуждать о молодежи и что есть долг присяги.

- Тузов вам не присягал, - сказала она.

- Софья! - воскликнул Меншиков. - Не суди, о чем не знаешь! В случай он хотел попасть, твой Тузов... Да сорвалось у них с Девиером.

Но маркиза продолжала настаивать, утверждала, что Тузов сам всего не знал, его обманули указом царицы.

- Пусть! - опять согласился светлейший. - Эх, Софьюшка, чего я не сделаю ради тебя! Прощаю я твоего Тузова, черт с ним.

Он взялся за шелковый шнур, чтобы позвонить адъютантам; маркиза его остановила - пусть поменьше людей знают, что она здесь. Тогда Меншиков поднялся: "Я сам схожу...", но опять она удержала.

- Нулишка! - позвала она, и из-под венского диванчика вылез готовый к услугам карлик. Как он ухитрился сюда попасть? Вероятно, за широкими юбками маркизы...

Светлейший послал Нулишку привести дежурного офицера, а сам закурил коротенькую трубочку-носогрейку и повернулся к маркизе:

- Ну?

Она рассказала ему о каторге, об Авдее Лукиче, об остальных, вычеркнутых из списка живых.

- Что ж, каторга... - Светлейший барабанил пальцами по ручке дивана. Раз есть преступники, как не быть каторге!

Он посасывал трубочку, а маркиза рассказывала ему о нравах каторжного мира.

- Канунников! - сказал Меншиков, будто ставя точку. - Видит бог, я тоже не знал, что он остался жив... Все это скот Ромодановский да Толстой-хлюст подстроили, якобы он виноват. Им же потом его имение отписали. Что же делать теперь?

Оба смотрели за окно, где в блеске воды и неба строилась Кунсткамера и люди вокруг нее роились как мошки.

- Чего проще? - сказала маркиза. - Объявить, что невиновен, и отпустить.

- Что ты, что ты, ты просто неопытна в этих делах.

Старик-то Ромодановский умер, но живы внуки, которые бывшим имением Канунникова владеют... Опять же проныра Толстой!

- Ваша высококняжеская светлость! - вскричала маркиза. - Я не за бывшим имением мужа к вам пришла! Выпустите его, отдайте его мне...

- Тогда спрос будет уже с тебя. Ежели ты Канунникова, какая ты Кастеллафранка? Ага, двумужница, а это ведь - каторга!

Опять замолчали. Светлейший громко пососал трубочку, потом щелкнул крышкой карманных часов.

- Ладно, сделаем, - заверил он. - Я прямо к государыне, она теперь для меня все, что захочу... Что еще у тебя?

Маркиза с новым пылом принялась просить о других каторжанах. Взять номер тринадцатый, каково ему среди татей? Он же бывший офицер, но если бы все офицеры императорского флота были как он!

- Да ты что, девочка! - удивился Меншиков.--Ты потребуешь, чтобы я всю каторгу распустил? А потом и всю империю разогнал?

А она вскочила, умоляя, в шелковой волне юбок опустилась прямо на пол и уже на коленях молила, обжигала взглядом из-за неправдоподобных ресниц. "Что за баба! - подумал Меншиков. - Такая на все пойдет, и шилом приколет, и зубами загрызет".

56
{"b":"55942","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сила воли. Как развить и укрепить
Суд Линча. История грандиозной судебной баталии, уничтожившей Ку-клукс-клан
Не делай это. Тайм-менеджмент для творческих людей
Принцип пирамиды Минто®. Золотые правила мышления, делового письма и устных выступлений
Деньги. Мастер игры
Оденься для успеха. Создай свой индивидуальный стиль
Хороший плохой босс. Наиболее распространенные ошибки и заблуждения топ-менеджеров
Принц Дома Ночи
Я супермама