ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

От слободки донеслось: "0-ой, доченька моя болезная, о-ой!" Максюта вздрогнул. Все, что он с горечью передумал о себе, пока находился во узах светлейшего, все вдруг отлетело, как шелуха. Ему представилась Алена босоногая, в крашенинном сарафане, и глаза ее, преданные, лучистые: "Максим Петрович, вы не сомневайтесь во мне!" Единственная, может быть, в целом свете... Бегом пустился к слободке и увидел на темной завалинке одинокую фигуру. Это был трепальщик Ерофеич, сегодня он сторожил. Понюхает табачку покрутит трещоточку.

- Что, отставной козы барабанщик? - узнал он Максюту. - Просвистел свою зазнобушку?

Вдова в своей каморке опять завыла, заплакала, а Ерофеич принялся оглушительно трещать, пока она не затихла.

- Как это получилось? - спросил Максюта.

- Известно, как... Евмолпий-душегуб, прости господи, снес документ в губернскую контору...

- Значит, она там? - Максюта непроизвольно подался в сторону губернской конторы.

- Тише, человек военный, не рассыпь табак казенный... Там людей не держат. Мы со вдовицею уж бегали, дары писарям воздавали. Купила ее на вывоз помещица новая, принцесса Гендрикова, что у нас в палатах обреталась... Царица ей куш пожаловала, так она накупила народу видимо-невидимо, переженит всех на ком попало, вот тебе и деревня, ха-ха-ха!

- Да брось ты свои хохотульки! - в отчаянии сказал Максюта.

- А что нам еще делать-то? - Ерофеич покрутил трещоткой. - Философских камней мы не теряли, завтра нам их господину библиотекариусу не представлять.

Максюте невыносимо стало его слушать, он побрел в сторону реки.

Там под вязами была партикулярная пристань купца Чиркина, он кое-какой товар на Смоляном дворе закупал. У причала стояла двухмачтовая шхуна, пахло свежей рогожей, на корме горел фонарь.

- Эй, господин корпорал! - кто-то окликнул с кормы шхуны. - Поздненько прогуливаться изволишь!

Это был Евмолп Холявин. В круглой шкиперской шляпе, он покуривал трубочку, скалил зубы и сплевывал за борт.

О чем было говорить Максюте с этим человеком?

- Хочешь ко мне вестовым? - веселился на корме Холявин. - Слугой не предлагаю, знаю: ты гордый. Купец Чиркин мне полную волю дал - кого хочу, найму!

Максюта ускорил шаг, чтобы побыстрей пройти мимо чиркинского судна.

Евмолп кричал, все более изгаляясь:

- Хо-хо-хо, поборник равенства! Хо-хо-хо, кунстка-мерский жа-аних! Вот тебе на добрую память!

По реке разнесся мелодичный звон, постепенно замирая. Слышалась неразличимая команда, затем такой же звон с другой уже стороны. На кораблях российского флота били склянки.

Глава седьмая и последняя

ПРЕКРАСНАЯ ГОЛОВА ГОРГОНЫ

1

Маркиза Лена распахнула окно и, щурясь на утреннее солнце, прислушалась к странному шуму. Словно бы сотни ног шелестели по траве и тысячи уст гудели подобно пчелиному рою. Вдруг из-под земли раздался глухой удар, стекла в рамах задребезжали. За крышами Морской слободки, где угадывалась Нева, взлетели клубки белого дыма, стаи галок понеслись с гомоном.

Она вспомнила: ведь это флот уходил сегодня в поход в Остзейское море! Корабли, разворачиваясь, проходили мимо Петропавловской крепости - там, на специально сделанном помосте, толпилось все адмиралтейство. Каждый корабль салютовал холостыми из всех орудий и уходил к морю. А топот ног и шум голосов означал, что все жители Санктпетербурга, какой бы нации и сословия они ни были, спешили на набережную провожать корабли.

- Что же мы сидим-то? - тревожилась маркиза. - Сидим и сидим, а от светлейшего ничего!

Как женщина бывалая, она, надеясь на светлейшего, и сама не плошала. Ночью Цыцурин отбыл с деньгами, вернувшись, доложил: охрана приняла мзду и обещала рискнуть - на один только час оставить каторгу без присмотра. Цыцурин отправился вновь, условившись, если до начала морского парада от светлейшего ничего не поступит, начинать запасной вариант...

Собственно говоря, было ясно: светлейший или не пожелал, или не смог помочь. Но маркиза все еще надеялась, медлила, хваталась за то, за другое, а верная Зизанья не отходила ни на шаг.

Прибирая столик, наткнулась на давешнюю колоду, где мужиковатые короли и манерные дамы вызывали улыбку игроков. Машинально раскинула древо судьбы - в центре выпала дама червей. - "Это я, - подумала маркиза. - Много лет тому назад мне надо было бросать на даму бубен, теперь для этого стара". А вокруг сплошные короли - бравый пиковый ("Светлейший князья - определила маркиза), злобный трефовый (генерал-полицеймейстер!), червовый... Червовый? Неужели несчастный Авдей Лукич? Нет, скорее граф Рафалович с его парижским подходцем. А вот и бубновый король герой, но весь под спудом десяток - в цепях, в узах казенного дома...

А у сердца дамы легли три туза-редкость, дар судьбы! Три туза подряд бубновый, червовый, трефовый. "Философский камень, которого у меня нет, улыбнулась маркиза. Но пока каждый из королей верит, что он у меня, они мне не опасны..."

И вдруг похолодела от ужаса. Лоб покрылся испариной. В ноги даме пал туз пик, острием вниз. Смерть, внезапная смерть!

Она тряхнула головой, чтобы сбросить наваждение. Вгляделась внимательнее - нет, никакого наваждения не было. Сатанинский туз пик лежал острием вниз.

Решительно встала, смешала карты. Гром салютов между тем затихал. Основные силы флота уже вышли из Невы и держат курс в море. Пропадает самое удобное время! Они рассчитывали с Тринадцатым действовать, пока все отвлечены прохождением флота...

- Лодка наша где? - спросила Зизанью. Ефиопка ответила:

- Там, где давеча уславливались.

Окинула взглядом нарядные покои, высокие окна, мебель, отражающуюся в зеркально натертых полах. Будто вчера только хлопотала, устраивала все это... Где найдется теперь пристанище неприкаянной голове?

Кликнув Зизанью, спустилась к Весельчаку, который тоже нервничал, расхаживал, поигрывал булавой. Начала говорить:

- Ежели от светлейшего прибудут люди... Весельчак, не слушая, жезлом перегородил дверь.

- Не ведено выпускать.

- Как не велено? - изумилась маркиза. - Кем не ведено?

- Ведено оставаться дома, - набычился Весельчак.

- Ты что? - вскричала маркиза, схватившись за его булаву. Искала кругом поддержки, но увидела только карлика Нулишку, который забрался под стул, посверкивая оттуда мышиными глазками. Гайдук вежливо освободил свою булаву от пальцев хозяйки. Ведено вам дома сидеть.

62
{"b":"55942","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Палач
Код да Винчи
Принц Дома Ночи
Черная кость
История мира в 6 бокалах
Вместе навсегда
Шаг первый. Мастер иллюзий
Пирог из горького миндаля
Приватир