ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вадик. Ну, что у тебя нового?

Попов (прикрывает рукой микрофон). Никак.

Вадик. Что-то тебя плохо слышно.

Попов. Как-нибудь.

Вадик. Ты что это, Стась? Я тебя разбудил, что ли?

Попов. Знаешь, Вадик, я с тобой через часок свяжусь. Здесь у меня кое-что наклевывается (откашливается), но я еще не вполне уверен... (Отключается.)

(В рубке тишина. Попов неподвижно сидит перед рацией. Раздается хриплый женский стон: "Шура... Где ты? Шура... Больно..." Попов выбегает из рубки, мечется по кораблю. Стон не прекращается: "Что случилось? Где ты? Я ничего не вижу, Шура... Здесь кто-то есть... Да отзовись же, Шура! Больно как!" Попов вбегает в рубку.)

(Кричит.) Звуковая завеса... (Кидается к столу, выдвигает ящик, лихорадочно роется.) Звуковая завеса, понятно? (Находит кристаллофон, подвешивает к мочке уха.)

(Врубается музыка.)

(Устало, но удовлетворенно.) Звуковая завеса... И никаких галлюцинаций. Черт знает, что такое со мной творится!

(Входит Майка, за ней Вандерхузе. Попов торопливо выключает кристаллофон. Майка, в дохе, останавливается в дверях, прислонившись к косяку, стоит нахохлившись, прячет нос в воротник. Вандерхузе, удрученный, подходит к Попову.)

(Испуганно.) Что случилось?

Вандерхузе (легонько трясет Попова за плечо, успокаивает). Очень грустная находка, Стась. Мы нашли погибший корабль.

Попов (судорожно глотнув). Наш?

Вандерхузе. Да. Наш.

(Майка отходит от двери, начинает вяло снимать доху.)

Попов. Много погибших?

Вандерхузе. Двое.

Попов. Кто?

Вандерхузе. Пока не знаем. Это старый корабль. Авария произошла много лет назад.

Попов. Сколько это - много лет? Десять? Двадцать? Чепуха какая-то получается. Планета открыта всего два года назад...

(Пауза.)

(Продолжает.) Хотя, конечно, это могли быть первопроходцы... Какие-нибудь вольные исследователи. Двое их там, говорите?

Майка (взрывается). Двое! Двое! Да! Коряга ты бесчувственная. Дубина.

Попов (ошеломленно). Майка, что ты...

Майка (приближаясь к Попову, почти шепотом). Что ты хочешь знать? Ты к роботам своим иди, с ними обсуждай, сколько там лет прошло, какая чепуха получается, почему их там двое, не трое, не семеро.

Попов (с отчаяньем). Да подожди, Майка! Я же совсем не то хотел.

Майка (прячет лицо в ладони, с тоской). У них все кости переломаны... Но они еще жили... Пытались что-то делать... (Выбегает.)

(Вандерхузе берет Попова под руку и что-то вполголоса говорит ему. Идут к двери. Вместе выходят. Входит Комов. С пристрастием оглядывает рубку. Подходит к рации. Берет радиограмму. Возвращается Стась.)

Комов. Стась, почему вы не откликались на радиовызовы? (Замечает на ухе Попова кристаллофон. Понимающе усмехается.)

(Попов перехватывает его взгляд и поспешно сдергивает кристаллофон.)

Где Яков? Надо немедленно составить экстренную радиограмму.

(Появляется Вандерхузе. Он по-прежнему в подавленном состоянии. Вандерхузе протягивает Комову листок бумаги. Комов бегло проглядывает написанное.)

Это не информация, Яков. Если мы пошлем донесение в таком виде, Центр пришлет сюда свою комиссию, явится с ней толпа любопытных бездельников. Как вы не понимаете, Яков, нам не дадут здесь работать.

Вандерхузе. Гм... Ну что ж... (Забирает у Комова листок, приписывает к тексту несколько слов.) А так - пойдет? (Читает текст радиограммы скороговоркой.) ЭР-два - Базе. Экстренная. В квадрате сто два обнаружен потерпевший крушение земной корабль типа "Пеликан" регистрационный номер такой-то. В корабле останки двух человек, предположительно мужчины и женщины, бортжурнал стерт, детальное обследование... (Вандерхузе повысил голос и многозначительно поднял палец.) Начинаем завтра! Как вы полагаете, Геннадий?

(Комов встает, в задумчивости покачивается с носка на пятку.)

Комов. Ну что ж. Пусть будет так. Лишь бы не мешали работать. (Срывается с места, стремительно выходит.)

Вандерхузе (протягивает радиограмму Попову). Передай, пожалуйста, Стась. Я пойду составлять экспертное заключение. Потом обсудим. (Выходит.)

(Попов садится за рацию и вдруг замечает возле иллюминатора меленькую фигурку. Человечек стоит, наклонившись чуть вперед, внимательно смотрит в лицо Попову. Попов отшатывается, потом протягивает к нему руки, рука повисает в пустоте. Звучит музыкальная тема Малыша. Попов плюхается в кресло, откидывается на спину, закрывает глаза. И уже не в рубке, а прямо в зале звучит песенка Малыша.)

Тебе нельзя ко мне,

А к тебе мне

Беда...

Вот какая смешная

Получается игра,

Простая шарада,

Как дважды два.

КАРТИНА ТРЕТЬЯ

Обстановка на сцене та же, что и в картине первой. Комов, Вандерхузе и Майка обсуждают донесение на базу о найденном ими разбитом корабле.

Вандерхузе (продолжая). Да нет, Геннадий, какой может быть тут вывод? Именно - предположение! (Читает.) "...заставляет предполагать, что корабль был поражен метеоритом высокой энергии в момент появления из подпространства." Вот так. Предлагаю согласиться.

(Появляется Попов. Он катит столик с бутербродами, минеральной водой и фруктами. Подкатывает столик к сидящим, усаживается в свободное кресло.)

Комов (мельком взглянув на Попова, продолжает неторопливо). Согласен. Перехожу к следующей поправке. Надо дать специальную радиограмму, что останки пилотов помещены в контейнеры, зашиты стеклопластом и в ближайшее время будут доставлены на базу.

Вандерхузе (растерянно). Однако...

Комов. Я займусь этим завтра. Сам.

Майка (негромко). Может быть, их здесь следует похоронить?

Комов. Не возражаю. Но, как правило, в таких случаях останки переправляются на Землю. (К Вандерхузе, пытающемуся что-то сказать.) Что?

Вандерхузе. Ничего. (Наливает в стакан воду, пьет.)

Комов. Прекрасно. Теперь о причинах и обстоятельствах смерти пилотов. Предлагаю такую формулировку: "Положение трупов свидетельствует о том, что смерть наступила вследствие удара корабля о поверхность планеты. Мужчина погиб раньше женщины, успев все-таки стереть бортжурнал...

Вандерхузе. Гм... Не слишком ли категорично, Геннадий? Как вы полагаете?

(Пауза.)

Майка. А я другого не понимаю: почему он стер бортжурнал? Был удар, человек умирает...

Вандерхузе. Ну, это проще. Может быть, была агония, зацепил ключ...

Комов. Лично я думаю, что эта загадка с бортжурналом никогда не будет разрешена... Или это простое стечение обстоятельств. (Перебирает на столе бумаги.) Да! Попов, посмотрите. (Протягивает Стасю листок.) Это по вашей части. Вам известно кибернетическое оборудование корабля типа "Пеликан"?

Попов (поспешно). Да, конечно. (Берет листок, просматривает.)

Комов. Здесь опись всех обнаруженных кибермеханизмов. Проверьте, все ли на месте.

(Попов читает. Все выжидательно смотрят на него.)

Попов. Да, пожалуй, все на месте. А вот этого я не понимаю. Что такое: "Ремонтный робот, переоборудованный в шьющее устройство".

Комов. Яков, объясните.

Вандерхузе (в задумчивости). Вы понимаете, Стась, трудно что-то объяснить. Ну, было у женщины необычное хобби - хотелось ей шить, переделали они ремонтный кибер в шьющее устройство.

Попов (удивленно). Ага, Но это - точно ремонтный кибер?

Вандерхузе. Несомненно.

Попов (возвращает опись Комову). Тогда здесь полный комплект.

Комов (встает, собирает разрозненные листки). Я вас попрошу, Яков, приведите все это в порядок. Мы подпишемся, и уже сегодня можно радировать. А теперь, если ни у кого нет дополнительных соображений, я пойду.

(Комов выходит. Вандерхузе с тяжким вздохом поднимается из-за стола, взвешивает на ладони пачку листов заключения, обводит взглядом Майку и Попова. Не говоря ни слова, уходит.)

Попов. Вандер явно недоволен.

Майка. Я тоже недовольна. Как-то недостойно все это получается. Я не умею объяснить, может быть, это наивно... Но должна же быть... Должна же быть минута молчания какая-то... А тут раз-два, завертели, закрутили колесо: положение трупов, останки в контейнер... Тьфу! А Комов никому не дает рта раскрыть! Все ему ясно, все ему очевидно, а на самом деле не так все ясно. И не верю я, что ему все ясно!

3
{"b":"55943","o":1}