ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Редклиф подключил все свое обаяние и последовал за ней с распростертыми руками.

- Что я буду без тебя делать? Черт! Если ты уйдешь, я тоже сверну здесь все и уйду. Голди, твоя помощь неоценима. Ну, я малость погорячился, но ты сама понимаешь, что за день сегодня и какое у меня состояние. Сегодня у нас "Виридиана". Это вещь. Мощный удар по всем твердолобым ревнителям загнивающей веры. Мы сделали это вместе, дорогая. Ты и я. Не кто-то там со стороны, не надоедливые молокососы, а только ты да я. - Он обнял ее и прижался губами к ее уху, зная, что победил. - Прости меня, Голди. Ты мне нужна, очень нужна. Он с нежностью поцеловал ее.

Ну вот, хоть на что-то похоже, подумала Голди. Сразу тебе и уважение, и забота. Совсем не мешает время от времени припугнуть мужика. Пусть проявляет внимание. Она прижалась к нему.

- Ладно уж. Ты меня тоже извини. Я просто немного устала.

Почувствовав сильное облегчение от того, что он все-таки сберег рабочую силу, Редклиф похлопал Голди по спине и вздохнул.

- Тогда продолжим, пожалуй. До открытия лавочки надо еще кое-что сделать.

- А что мне делать? - спросила Голди и улыбнулась, как она надеялась, мило и обаятельно.

Редклиф попросил ее вытереть остатки клея на полу. В половине восьмого начала собираться публика. Редклиф блеснул своими способностями организовывать подобные представления, осветив маленький зал оранжево-розовым светом, что придавало и без того уже интимной обстановке необычайную теплоту. Пока Голди, одетая по данному случаю в новый наряд, рассаживала зрителей по местам, Редклиф стоял в глубине зала и то приветствовал прибывавших, то давал указания киномеханику, которого он нанял в местном кинотеатре. Киномеханик был профессионалом, и поэтому воспринимал указания маэстро с презрительным молчанием. Он привык работать на настоящем оборудовании, а не на такой смешной детской игрушке. Редклиф подчеркнул, что оборудование стоит две тысячи фунтов. Интересно, подумал киномеханик, имеет ли он представление о том, сколько стоит каждый проектор в кинотеатре? Всего тысячу, что ли?

- Механизм сопряжения стандартный. Полагаю, вы знаете, как с ним обращаться?

- Да, мистер Редклиф, знаю. - Два каких-то игрушечных шестнадцатимиллиметровых проектора, думал киномеханик, а воображает себя царем и богом.

- Сначала поставьте короткометражный фильм, он длится где-то минут десять. После этого я скажу несколько слов и запускайте основной. Мне кажется, первую часть лучше поставить на второй проектор заранее...

Киномеханик поднял руку, призывая его остановиться.

- Все ясно, сэр, - заверил он Редклифа. Киномеханик был одет в старый шерстяной костюм синего цвета, который от длительной носки блестел и коробился; он был простым человеком и поэтому с подозрением относился ко всему, что конструировалось в угоду моде, а не здравому смыслу, как, например, эти проекторы. С подозрением он относился и к Редклифу. Какой нормальный человек мог вырядиться на люди в белые клешеные брюки, черный свитер, а поверх нацепить серебряную цепочку и модные очки со стеклами пурпурного цвета? От такого сочетания любому художнику стало бы плохо. - Я хорошо знаю свое дело. Только покажите, где коробки с фильмом, остальное я сделаю сам.

Редклиф понял намек и указал на стоявшие друг на друге коробки.

- Будьте осторожны с этой копией "Виридианы", хорошо? Она стоит несколько сотен фунтов, да к тому же и не наша.

Киномеханик, привыкший обращаться с копиями стоимостью в несколько тысяч, вздохнул и принялся за дело.

- Том, по-моему, все пришли. - Голди выглядела очаровательно, под стать предстоящему событию.

- Тогда начнем. - Редклиф подмигнул ей, чтобы она еще раз почувствовала, что нужна ему. А то опять устроит забастовку с выходом - зачем рисковать? Он обернулся и подал знак киномеханику, чтобы тот поставил короткометражный фильм. Потом прошел к своему стулу у двери. Итак, вечер просвещения, подумал он. Пусть люди узнают, что к чему.

Киномеханик быстрыми и ловкими движениями вставил пленку, затем включил проектор, с появлением титров медленно погасил свет и постепенно увеличил силу звука - раздалась музыка. Редклиф откинулся на спинку стула и вцепился рукой себе в колено. Вот она его стихия - показывай фильмы, рассеивай светом мрак душных теней.

Через несколько минут он уловил, что Голди, сидевшая впереди, отчаянно подает ему какие-то знаки. Редклиф нагнулся вперед, пытаясь разобрать, что она говорит. Она показывала на проектор. Редклиф посмотрел в сторону. Киномеханик возился с коробками, собираясь поставить первую часть художественного фильма. Он стоял спиной к работавшему проектору и поэтому не видел, что через отверстия на верхней крышке проектора пробивались густые, плотные клубы дыма. Редклиф одним прыжком вскочил на ноги и пулей бросился к подставке с проектором.

- Боже всемилостивый, - зашипел он, - что вы сделали с моим проектором? Он горит!

Киномеханик с мрачным видом повернулся в сторону Редклифа; от того, что он увидел, у него полезли на лоб глаза и отвисла челюсть.

- Черт возьми!

Он схватился за сетевой шнур питания и резким движением выдернул его из проектора - мотор заглох. Потом он зажег свет в зале, чтобы выяснить, что случилось. Зрители заволновались, начали крутить головами, задавать вопросы, а кое-кто, увидев клубы дыма, поспешил к пожарному выходу. Редклиф быстро выбежал вперед и объяснил, что волноваться не стоит: небольшая поломка, которая только на вид - тут он засмеялся - и на запах кажется серьезной. Он принес извинения, пообещал возобновить показ через несколько минут и, кипя от злости, вернулся к проектору.

- Вот это да! Еще бы не загореться! - Киномеханик открыл верхнюю крышку, всматриваясь внутрь проектора.

- Что случилось? - спросил Редклиф с обвинительными нотками в голосе.

- Внутри полно расплавившейся пластмассы. Весь ламповый отсек в ней.

- Не может быть! - резко оборвал его Редклиф, хотя и сам видел, что механик прав. - Как же тогда мы получили изображение на экране?

- Вероятно, пластмасса лежала рядом с лампой, и когда та нагрелась, от высокой температуры расплавилась.

- Но как она попала внутрь?

Киномеханик пожал плечами.

- Это ваш проектор, точнее был ваш.

- Был? - почти взвизгнул Редклиф.

Киномеханик начал объяснять.

- Большое количество расплавившейся пластмассы просочилось в ту часть проектора, где расположен мотор. Сейчас она уже, наверно, застыла, поэтому и мотор, и все рядом лежащие механизмы выведены из строя. За исключением объектива, этот проектор можно выбросить на свалку. Посмотрите...

Он показал на лентопротяжный механизм, заляпанный затвердевшей пластмассой.

Редклиф готов был расплакаться.

- О, Боже, какая беда. Но как? Не понимаю!

Киномеханик решил перейти к делу.

- Понятия не имею как, мистер Редклиф. У вас здесь люди ждут продолжения фильма. Запасной проектор есть?

- Нет. Даже не думал, что может понадобиться.

- Сейчас вы так больше не думаете, правда? Что ж, попробуем тогда обойтись одним.

- Бог мой, вы хотите сказать, что между частями придется включать свет? Да, называется, посмотрели фильм.

- Боюсь, другого выхода у нас нет. Да, кстати...

Редклиф уже было направился объяснять положение вещей зрителям, но ему пришлось задержаться.

- Что еще?

- Эта пленка... - Он ткнул пальцем в сторону катушки, которая все еще стояла на сгоревшем проекторе. - Она тоже в пластмассе.

Редклиф даже задохнулся, когда услышал эти слова.

- Я одолжил эту копию в киноархиве. О боги небесные! Они мне такое устроят!

Киномеханик кивнул головой.

- Не сомневаюсь. Ну что, я тогда все подготовлю? А вы пойдите и объясните им, что их ожидает.

Через десять минут все было готово к показу. Застывший в ожидании Редклиф стоял и кусал ногти; он так волновался, что даже не заметил, как подошла Голди и, желая приободрить его, прижалась к нему. Огни медленно погасли, и зал начал наполняться звуками церковного песнопения, когда раздался оглушительный взрыв, который начисто сорвал кожух с проектора и отбросил киномеханика назад к стене.

10
{"b":"55945","o":1}