ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты считаешь план Омена несовершенным? Разумеется, Омен – не бог, и вы с мистером Скоттом можете вычислить все то, что он способен изобрести. Не так ли?

– Да, капитан. Опыт подобной работы у нас есть.

– Так вот, надо, чтобы план профессора обернулся против него самого. И побыстрее. Мы не знаем его расписания, Маккой?

– Почему же. Он, уже встал.

– Отсек связи вызывает капитана, – доложила Ухура.

Кирк сделал знак, чтобы Спок и Скотт задержались.

– Я слушаю.

– Сообщение с Едгина.

– Передай его сюда, лейтенант.

– Есть, сэр.

Трехмерный экран в центре стола зажегся, и на нем показалось лицо профессора Омена.

– Вы все еще пытаетесь оторваться от моего луча, капитан? – спросил он.

– Думайте что хотите, профессор. У вас есть для нас сообщение? Мы слишком заняты, чтобы тратить время на пустые разговоры.

– Это не пустые разговоры. Я хочу уверить вас, что побег невозможен. На вашем корабле нет такого оборудования.

– У меня от вас болит голова, – сказал Кирк. – Если вы хотите уничтожить нас, то делайте это.

Выражение бесконечной скуки вновь появилось на лице профессора.

– Вы думаете, что я злодей? Но я вовсе не такой.

– Позвольте кораблю уйти, и я с удовольствием буду слушать ваши откровенности о том, какой вы.

– У меня к вам встречное предложение. Я приглашаю вас и мисс Пейтон на Едгин.

– Что скажете, Пейтон? – спросил Кирк.

– Я пойду с вами, если так надо, капитан.

– Хорошо, – Кирк снова заговорил с профессором. – Сейчас мы переправимся к вам.

– Я пошлю вам координаты. И приходите без оружия, капитан.

– Он что-то хочет нам объяснить, – предположил Кирк.

– Пожалуй, – согласился Спок. – Возможно, это все прояснит.

– У вас есть какие-то соображения, доктор?

– Я не могу знать, что думает Омен, но он психически болен, и поэтому опасен вдвойне.

Кирк взял с собой коммуникатор, он не был оружием, и поэтому Омен вряд ли сможет засечь его. Вместе с Пейтон они забрались внутрь транспортировочного устройства, Кирк приказал:

– Включай энергию, Кайл.

Через несколько секунд они были уже в большой комнате у профессора Омена. В центре ее размещалась станция управления. На смотровом экране они увидели "Энтерпрайз" в трехмерном изображении. Его включенные огни слабо вспыхивали. От станции управления ступеньки вели вниз, к редкому лесу с деревьями какой-то необычной красоты. Лес простирался до самой стены круглой комнаты, с ветки на ветку перелетали странные небольшие птицы.

Наконец они увидели самого профессора. Поверх его серого комбинезона была наброшена накидка.

– Добро пожаловать в мой дом, – сказал Омен и встал с кресла. – Не хотите чего-нибудь выпить?

– Мы здесь не для светской беседы, профессор. Покажите нам свое оружие и давайте покончим с этим.

– Я вижу, капитан, что под вашей формой скрывается настоящий варвар. Наверное, раньше я ошибался в вас...

– Возможно. Но если мы не найдем общий язык, то мы с мисс Пейтон сейчас же вернемся к себе.

– Ну что ж, капитан, слушайте! Я пригласил вас к себе, чтобы кое-что объяснить. Так пойдемте же.

Омен повел их по длинному коридору, который упирался в главную комнату, как спица в колесо. Там оказалась художественная галерея. На небольших деревянных столиках стояли замысловатые скульптуры из проволоки, на стенах висели картины.

– Красиво, – сказала Пейтон.

– Все это сделала моя дочь Барбара.

– Ваша дочь очень талантлива, профессор, – заметила Пейтон.

Кирк не был художником, но всегда интересовался искусством. То, что он видел здесь, понравилось ему. Возможно, он даже купил бы несколько работ Барбары для своей коллекции.

– Была талантлива, мисс Пейтон, – грустно сказал Омен. – Она умерла.

– Ах, простите.

– Она служила лейтенантом на борту корабля "Крокет". Барбара погибла в сражении звездолета с кораблем клингонов, – гневно сказал Омен и с такой злостью посмотрел на Кирка, что тому стало не по себе.

– Но Звездный флот никого насильно не заставляет служить. Ваша дочь сама сделала выбор, профессор, так же, как и каждый из нас. Видимо, она считала, что жизнь без риска слишком не интересна.

– Но ее убили, ее больше нет со мной...

– Вы не вернете Барбару назад, сколько бы звездолетов ни уничтожили.

– Но я смогу спасти других, таких, как она.

– Вы не сможете остановить клингонов, если они, например, развяжут войну.

– В моей Вселенной, капитан, ни у кого не будет оружия.

– Мы не говорим сейчас об оружии, профессор. Мы говорим об уничтожении звездолетов, не так ли? А на них полно людей, таких же не виноватых ни в чем, как ваша дочь.

– Пострадают, может быть, тысячи, но миллионы будут жить спокойно.

– Вы несете вздор, профессор.

– Вы отказываетесь меня понимать, капитан? Или это все неважно для вас?

Нет, теперь Кирк понимал профессора как никогда лучше. Конечно, Омен не прав, он сильно переборщил в своей мести за дочь, но его можно понять. Это ужасно: оружие, над созданием которого он работал, убило его собственную дочь. Вряд ли кто-то сможет помочь Омену, такие раны долго не заживают.

– Но, профессор, вернемся к моему звездолету. Вы уничтожите его?

– Возможно. Когда он исчезнет, мисс Пейтон возьмет у меня интервью. Я все расскажу людям и, думаю, немногие осудят меня.

– И здесь вам пригодится Конрад Фрэнклин Кент?

– Да, мне нужна поддержка такого человека, как Кент. И потом, через него я смогу предъявить свой ультиматум.

– Ультиматум?

– Да, капитан. Не думаете же вы, что я такой бессердечный и что я не дам вам шанса спастись.

– Спастись? Но каким образом мы сможем спастись, если наш корабль обречен?

– Мисс Пейтон сообщит Кенту о моем условии Звездному Флоту. Оно будет таким: если Звездный флот разоружится, я не стану больше уничтожать корабли.

– Звездный флот никогда не согласится на ваше условие. Не пойдут на это клингоны и ромуланцы. Мы не сможем оставить свои звездолеты без оружия, нам надо защищаться.

– Тогда то, что произойдет, будет на их совести, не на моей.

Разговор был окончен. Омен медленно пошел по галерее, время от времени останавливаясь и любуясь картинами своей дочери.

Кирк не знал, что ему делать, как себя вести. Одна надежда была на его команду, а вернее на Спока и главного инженера "Энтерпрайза". Может, они найдут способ избавления от Едгина, Или Ухура каким-то образом сообщит на Звездную Базу 12 об их положении. От размышлений капитана отвлекла Пейтон.

– Я не останусь здесь, – сказала она резко. Омен остановился, круто повернул голову и удивленно уставился на Хэзел.

– Что-что?

– Я не останусь здесь. Я буду вместе с экипажем. Я видела, как работает "Энтерпрайз", на что способны люди, а вы хотите их погубить. Вы сумасшедший, профессор, и вам нет оправдания! Я не буду писать отчет для Кента и не собираюсь передавать ему ваше бредовое предложение о разоружении.

– Вы делаете ошибку, мисс. Подумайте, я вас не тороплю, – задумчиво сказал Омен.

– Я уже все решила, профессор.

– Добро пожаловать на борт корабля, мисс Пейтон, – сказал Кирк и улыбнулся. Нет, она оказалась совсем не такой, какой он ее представлял. Кирк удивился ее смелости и решительности. "Не каждая женщина способна на такой поступок", – подумал он.

– Учтите, что мистер Кент никогда не станет президентом Совета без моей поддержки.

– Это мы еще посмотрим. Но, даже если и так, нельзя ставить на карту карьеру мистера Кента и существование Звездного флота и "Энтерпрайза".

Омен покачал головой:

– Ну что ж, тогда мне придется все делать одному, вы мне не помощница. Будьте готовы вернуться на звездолет. Вы скоро получите опыт общения с Алефом из первых рук.

– Держитесь поближе ко мне, – прошептал Кирк. Он вытащил устройство связи и включил его.

– Мистер Кайл, ты готов?

– Да, капитан.

– Что вы собираетесь делать? – испугалась Хэзел.

15
{"b":"55947","o":1}