ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Так что там с щитами и сенсорами?

– Сенсорные цепи соединены, скоро будут готовы и щиты.

– Хорошо, мистер Скотт. Вы обрадовали меня. А что скажешь ты, Спок?

– Могу обрадовать вас, капитан. Я нашел замену нашим сенсорам.

– И ты сможешь изучить Алеф?

– Гарантировать не могу, но попытаюсь.

– И мы вернемся домой? – спросила Пейтон.

– Возможно.

Глава 10

– Что ты придумал, Спок? Расскажи, – попросил Кирк.

– Сейчас, сейчас, но мне нужна будет помощь мисс Пейтон.

– Не тяни, говори.

– Хорошо, хорошо. Я думаю, что изменив ее имплантированный чувствительный сенсор, мы сможем использовать его как простейший.

Некоторое время все молчали. Затем главный инженер звездолета сказал:

– Да, это должно сработать. И мы сможем использовать оборудование, которое оставил профессор Омен.

– Вот здесь-то и пригодятся ваши навыки техника, Скотт, – сказал Спок.

– Надеюсь, все это займет меньше времени, чем ремонт корабельных сенсоров? – спросил Кирк.

– Думаю, что да, капитан. Но рисковать не стоит. Пусть инженерная бригада продолжает ремонт корабельных сенсоров, пока мы будем заниматься инплантантом. Соревноваться мы не будем, но кто-то закончит раньше.

– Хорошо, мистер Спок. Можете приступать. И помните, что мы не только спасаем себя. Мы должны остановить профессора Омена.

Спок, Пейтон и Скотт ушли.

– Он сумасшедший, этот Омен? – предположил Маккой.

– Очевидно.

– Но ведь он хочет остановить войну. Сама идея не плоха.

– Да, идея-то хорошая, – задумчиво произнес Кирк, – плох способ, который он выбрал. Нельзя остановить войну, убивая людей.

– Согласен. Уничтожение кораблей и их экипажей – не лучший способ. Но, быть может, разрушение звездолетов и прекращение войн одно и то же?

– Нет. Этим он ничего не добьется. Омен не остановит войну. Просто он уничтожит корабли Флота, другие звездолеты, погубит еще тысячи людей. В чем виноваты они?

Кирк был рад, что с ними сейчас нет Пейтон и она не записывает их дискуссию. Кто знает, как восприняли бы далекие от военной службы люди аргументы Маккоя.

– Сожалеете, что пошли работать в Звездный Флот, доктор?

Маккой немного подумал:

– Нет, капитан, конечно, нет. Просто я сейчас немного устал, вот и лезут в голову разные мысли.

Доктор медленно встал, придерживаясь руками за стол:

– Если с вами все в порядке, то я вас покину. Мне надо к себе. А знаете, капитан, это кажется забавным, но иногда человек чувствует себя лучше, когда приходит к врачу, который, скорее всего, не сможет ему помочь, а просто держит его руку в своей и говорит, насколько все плохо и безнадежно...

– Но здесь нет логики, друг.

– Нет, но это срабатывает.

– Ладно, иди, об этом поговорим как-нибудь в другой раз.

Маккой, пошатываясь, вышел из комнаты. Он был старше многих на корабле и чувствовал себя хуже других. Капитану было жаль доктора, но он ничего не мог сделать для него.

Неожиданно Кирк понял, что у него появилось свободное время. Вряд ли он теперь будет нужен в отсеке связи. Это пространство оставалось пустым. У "Энтерпрайза" не было связи ни со Звездной Базой 12, ни с Флотом. Кирк хотел было пойти в медицинский отсек и помочь Маккою, но потом решил, что делать это не стоит. Как капитан он должен поддерживать свой авторитет, а это будет трудно, если он попробует себя в роли няни или санитарки. Да и Маккою, пожалуй, его присутствие будет только действовать на нервы.

Кирк пошел в физическую лабораторию.

* * *

Помощник капитана и главный инженер закончили работу раньше, чем ремонтная бригада. Спок с энтузиазмом взялся за воплощение своей идеи с имплантантом Пейтон. План его заключался в том, чтобы использовать глаза Хэзел Пейтон как первичные сенсоры. То, на что она будет смотреть – в данном случае на Алеф – будет проходить через оборудование профессора Омена, а затем вся информация будет оцениваться и поступать на оборудование Пейтон, в ее каюту. Таким образом Спок рассчитывал изучить Алеф. Он знал, что работа это сложная и быстрого результата ждать не приходится. В конечном итоге что-то может не получиться, и все их усилия будут сведены на нет. Но другого выхода не было. Это – их единственный шанс.

– Как вы себя чувствуете, Хэзел? – спросил он у Пейтон.

Она устало улыбнулась:

– А как каждый из нас себя чувствует? Достаточно хорошо, чтобы выполнять свою работу. – Другого ответа Кирк и не ожидал.

– Спок вызывает отсек связи.

– Капитан слушает. Вы готовы?

– Да. Оборудование мисс Пейтон достаточно простое.

– А вы готовы, мисс Пейтон? – Она кивнула.

– Хорошо. Просьба всем занять свои места. Начинаем. Лейтенант Ухура, давай изображение.

– Есть изображение, капитан.

И вдруг они увидели Алеф. Алеф, вращающийся и сверкающий на фоне пустоты. Но опыт общения с этой чертовщиной подсказал Кирку, что это вращение и сияние всего лишь иллюзия. Кирк видел каждую составляющую этой Вселенной, которая в одно и то же время была единичной точкой. С трудом оторвавшись от экрана, Кирк посмотрел на Пейтон. Ее глаза были широко раскрыты, казалось, она едва дышит.

– Мисс Пейтон?

– Он красивый, капитан. Я вижу... Я вижу... – Кирк вызвал Спока. Ответа почему-то не было.

– Спок, – позвал он еще раз, уже обеспокоенный.

– Я здесь, капитан.

– Что там, Спок?

– Я пытаюсь установить связь между своими данными и данными с Алефа, капитан.

– Хорошо, продолжай.

Спок чувствовал, как его влечет к Алефу. Скоро он уже не мог отделить себя от него. "А что испытывает Пейтон? Ей же гораздо труднее", – подумал он. Спок дотронулся рукой до слейдера. Информация с Алефа стала одновременно вводиться в компьютер и в его собственный мозг. Вместе они сортировали ее, обобщали, делали выводы. Информационный обмен оказался настолько быстрым, что был похож на мысль.

Вдруг Алеф исчез, Спок от неожиданности чуть не упал со стула. Ему пришлось мобилизовать все свои способности и возможности обитателя Вулкана, чтобы прийти в себя, выйти из состояния легкого шока, так сильно подействовал на него Алеф. Пейтон была без сознания.

– Ухура, вызывай медиков, – приказал Кирк. Через несколько секунд санитары вышли в отсек связи, они осторожно положили Пейтон на носилки и унесли. Кирк пошел следом за ними.

– Ну? – спросил Кирк.

– Она в порядке, капитан, – ответил Маккой. – Просто устала, а так все нормально.

– Доктор, как она?

Кирк и Маккой одновременно повернулись и увидели Спока. Он стоял в двери медицинского отсека. Лицо его было зеленовато-серым. Это очень удивило Кирка: Спок принадлежал к тем людям, которые болеют редко, а если плохо себя чувствуют, то предпочитают лечиться сами. Сейчас Спок не был похож сам на себя.

Они помогли ему сесть в кресло.

– Я в порядке, доктор, в порядке, – сказал Спок. – Я зашел сюда, чтобы узнать, как мисс Пейтон.

– С ней все нормально, а ты оставайся в этом кресле до тех пор, пока я не разрешу тебе вставать, – твердо сказал Маккой.

Он обследовал Спока каким-то неизвестным Кирку медицинским аппаратом, а затем сказал:

– Все, как у мисс Пейтон, вы очень похожи с ней. У вас обоих симптомы переутомления. Слишком много впечатлений, как у ребенка, переутомившегося на шумном празднике. Чрезмерное возбуждение.

– Но я чувствую себя неплохо.

– Или чрезмерная стимуляция, – невозмутимо продолжал Маккой. – Назови это, как хочешь. Если не послушаешь меня и не останешься отдохнуть здесь, я уложу тебя в постель на неделю.

– Хорошо, хорошо, доктор. Я согласен. Но угроза твоя бессмысленна – через неделю нас уже не будет в живых.

– Ты считаешь, у нас нет шанса? – спросил Кирк.

– Весьма небольшой. Доктор только что поставил мне диагноз. Я пытался противостоять влиянию этого пространства, и вот что получилось. Я чувствую себя еще более усталым, чем раньше. Мой мозг отказывается подчиняться мне, отказывается работать. Алеф сильно подействовал на меня.

19
{"b":"55947","o":1}