ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Очень мило с вашей стороны, командор, хотя я уверен, что это не правда, – ответил Кент. Он бросил быстрый взгляд на Пейтон и продолжил:

– Вам и мисс Пейтон надо многое обсудить. Если служащий покажет мне мои апартаменты, я оставлю вас одних.

– Да, сэр, – Фавере казался очень удивленным. Он сделал знак одному из служащих, и тот пригласил Кента следовать за ним.

Они остались одни.

– Сюда, пожалуйста, мисс Пейтон, – сказал Фавере женщине. Та едва сдерживала улыбку. Командор поднял ее сумку и повел через всю базу. Когда они вошли в его кабинет и дверь с шипением захлопнулась, Фавере бросил сумку на пол и нежно поцеловал Пейтон.

Она обвила его руками, отвечая на его объятия и ласки. Несколько секунд они стояли, слившись друг с другом, слышно было лишь их тяжелое дыхание да шипение воздуха в кондиционере.

Когда влюбленные оторвались друг от друга, Фавере сказал:

– Знаешь, я очень удивился, что он оставил нас одних.

– Да нет, ничего удивительного. Кент нормально относится к тебе. Просто он считает, что хороший человек выбрал плохую работу. И что ты не сделаешь себе карьеру.

– Все мои предки в свое время работали в разных службах флота...

– Да, но насчет карьеры он прав, – она мягко отстранила Фавере и прошлась по его кабинету. Командор, задумчиво улыбаясь, наблюдал за ней.

– Прошел целый год, как мы не виделись.

– Я думала, что ты уже женился.

– Здесь не очень большой выбор невест, – пошутил Фавере.

Пейтон села в кресло, подобрав под себя ноги и спросила:

– Профессор Омен здесь?

– Да, к сожалению. И он выводит меня из себя.

– Почему?

– Я не люблю его, Хэзел. Он резкий человек, с ним трудно общаться...

– Ты встречаешься с ним?

– Крайне редко, но лучше бы не видеть его вовсе. Скажи, Хэзел, зачем тебе понадобился "Энтерпрайз"? Для испытаний можно было подобрать что-то попроще. В конце концов он флагман флота.

Пейтон поджала губы:

– Что, если я попрошу тебя довериться в этом деле мне?

Фавере пожал плечами:

– Я и так доверяю тебе. И все же это несколько странно: и Кент, и Омен, и "Энтерпрайз". С чего бы это?

Пейтон вызывающе посмотрела на него.

– А, может быть, поговорим о чем-то еще, мы так долго не виделись?

Фавере покраснел. Он подошел к столу, выдвинул один из ящиков и достал из него маленькую бархатную коробочку. Пейтон неподвижно наблюдала за ним. Фавере открыл коробочку, в руках у него сверкнуло бриллиантовое кольцо, которое в неярком приглушенном освещении кабинета казалось маленьким солнцем.

– Выходи за меня замуж, – сказал он. Пейтон, едва дыша, молчала.

– Ты не любишь меня?

– Люблю, – она перевела дыхание, – но я должна считаться с мнением мистера Кента. А он, я думаю, не одобрит...

– Тебе не надо его благословения. Он твой босс, а не отец. И даже будь он твоим отцом, ты достаточно взрослая, чтобы самостоятельно принимать решения. Это касается только нас двоих.

Пейтон встала, медленно прошлась по кабинету.

– Он мне как отец. Кент увидел во мне что-то такое, чего не видел никто. Он дал возможность проявить себя, заботится обо мне, дает советы. Я не хотела бы причинить ему боль.

– Но это твоя жизнь, и ты сама вправе решать, как тебе поступить.

– Да, – согласилась она.

Они замолчали. Хэзел думала, что Фавере продолжит начатый разговор, будет более нежен и внимателен к ней. Но он не проронил ни слова, не поцеловал ее. Казалось, он обиделся и о чем-то усиленно размышляет.

– Тебе лучше уйти, Хэзел, – сказал он. – Через несколько минут у меня здесь встреча с Кирком и его помощником. Твоя каюта 37.

– Я подумаю о твоем предложении.

Он кивнул. Когда Пейтон ушла, Фавере еще раз взглянул на кольцо, вздохнул и решительно спрятал коробочку в дальний ящик стола.

* * *

Кирк, оставив отсек связи на главного инженера "Энтерпрайза" мистера Скотта, вместе со Споком покинул звездолет и транспортировался по лучу на Звездную Базу 12. Они хотели познакомиться с местом, куда прибыли и где им предстояло провести несколько дней.

Как и многие другие базы, эта переняла дух человека, работающего и живущего на ней. Этот дух чувствовался во всем и брал верх над утилитарным дизайном Звездного флота, к которому так привыкли Кирк и его помощники. Все напоминало здесь о Диком Западе, об Америке девятнадцатого века по старому календарю. В проходах коридоров висели картины, изображающие всадников и сражения; здесь же в рамках, подобно картинам, висели листовки, сообщавшие о вооруженных восстаниях различных американских племен то в одной части старых Соединенных Штатов Америки, то в другой.

Кабинет Фавере имел тот же дух и вид, что и вся база. Здесь присутствовал тот же стиль. Кирк увидел множество самых разных кавалерийских атрибутов – форм, шпор, пуговиц, эмблем, галунов, пистолетов и скрещенных сабель. В одном углу Кирк со Споком увидели седло, привязанное к странной деревянной палке, в другом, как раз против стола Фавере, лежал череп какого-то диковинного, невиданного животного. Рядом со стеллажами отполированных винтовок висел рекламный плакат некоего Джона Уэйна.

Сам Фавере оказался высоким худощавым мускулистым мужчиной немного старше Кирка. Светлые волосы его были коротко подстрижены, он производил впечатление довольно интересного мужчины. Говорил Фавере медленно, спокойно, растягивая слова, в несколько народной манере, а своим простодушием он напоминал Кирку Маккоя.

Они пожали друг другу руки, и Кирк, осматриваясь вокруг, спросил:

– Вы, кажется очарованы кавалерией старых Соединенных Штатов?

– Не столько самой кавалерией, сколько системой фортов, созданных на Старом Западе после Гражданской войны в Америке.

– Это были не самые лучшие времена для жителей Севера, – заметил Спок, – особенно для коренных жителей.

– Да, но это было время отваги и трусости, великих подвигов и низменных поступков, о которых даже сейчас не хочется вспоминать.

– Это было время героев и подлецов, – согласился Кирк, – как, впрочем, и любое другое время.

– Кстати, вы заметили, что сегодняшние звездные базы предназначены для тех же целей, что и форты на старом Западе. Мы представляем цивилизацию Федерации и для колоний, и для врагов. Мы изучаем обстановку, сглаживаем дипломатические недоразумения, гасим военные конфликты местного масштаба. Короче говоря, мы западные штаты Федерации.

– Что ж, ваше определение довольно образно и верно, – отметил Спок.

Кирк видел, что Фавере готов часами говорить о своем увлечении, о кавалерии девятнадцатого века, но вряд ли история Соединенных Штатов Америки была тем чрезвычайным делом, ради которого они прибыли сюда.

Кирк тактично намекнул Фавере об этом. Тот застенчиво улыбнулся:

– Вы правы, капитан. Я всегда с удовольствием говорю о своем хобби и иногда теряю счет времени. – Он положил пустой винтовочный патрон на стол и сказал:

– Что-то непонятное происходит в этом секторе и достигает размеров эпидемии.

– Корабли клингонов исчезают без следа? – спросил Кирк.

– Не только клингонов, но и ромуланцев, и Федерации. Но как вы узнали об этом?

– По пути сюда мы неожиданно встретились с рассерженным клингоном.

– Раньше мы считали, что в таинственных исчезновениях виновато новое оружие Федерации, но, может быть, все совсем по-другому, – заметил Спок.

– Да, нам предстоит разобраться, – сказал Кирк. – Здесь много неясного.

"Очевидно, Кент блефовал, – подумал капитан. – Если дипломаты Федерации смогут доказать клингонам, что исчезают и корабли Федерации, тогда можно будет избежать войны. И хвастовство Кента тут ни при чем. Но тогда какое отношение все это имеет к профессору Омену?"

– Взгляните на это, – сказал Фавере и протянул Кирку электронную записную книжку, на которой уже появилась первая страница. Кирк бегло прочел эту страницу и сразу понял, что здесь говорится о том же, что недавно рассказал им Торм. Однако стиль повествования в электронной книжке отличался от манеры Торма, язык изложения фактов был почти изысканным.

6
{"b":"55947","o":1}