ЛитМир - Электронная Библиотека

Рэт прямо-таки подпрыгивал на дороге, переполненный эмоциями.

– Бандиты! – кричал он, потрясая кулаками. – Мерзавцы! Разбойники! Лихачи! Я найду на вас управу! Я сообщу о вас куда следует! Я вас засужу!

Его тоска по дому улетучилась. В этот момент Рэт чувствовал себя капитаном корабля канареечного цвета, корабля, который принудила сесть на мель дерзкая команда моряков противника. Рэт старался припомнить все острые, язвительные выражения, что бросал он хозяевам паровых катеров, когда те проплывали слишком близко от берега, отчего поднявшаяся волна заливала ковёр в его гостиной.

Ветер в ивах - i_022.png
Ветер в ивах - i_023.png

Тод сидел посреди пыльной дороги, вытянув ноги, и не отрываясь глядел вслед исчезнувшему автомобилю. Дышал он прерывисто, но выглядел спокойно, даже удовлетворённо и почему-то время от времени шептал еле слышно: «Биб-биб!»

Крот был занят тем, что пытался успокоить коня, в чём вскоре преуспел. Тогда он пошёл взглянуть на фургон, лежавший на боку в канаве. Зрелище было грустным. Панели и окна вдребезги разбиты, оси безнадёжно погнуты, одно колесо отскочило, повсюду валялись баночки с сардинами, а птица в клетке жалобно чирикала и умоляла выпустить её на волю.

Рэт подошёл к другу, желая помочь ему поставить фургон на колёса, но их усилия не увенчались успехом.

– Тод! Слышишь, Тод? – крикнули они. – Иди сюда, помоги нам!

Но Тод, не сказав ни слова, продолжал сиднем сидеть на дороге. Когда они подошли к нему, то увидели, что Тод совершенно невменяем: на его мордочке блуждает счастливая улыбка, взгляд по-прежнему устремлён в пыльную даль, где потерялся след их обидчика, и он всё так же шепчет: «Биб-биб! Биб-биб!»

Рэт потряс его за плечо.

– Так ты поможешь нам, Тод? – спросил он сурово.

– Великолепное, волнующее зрелище! – прошептал Тод, даже не собираясь сдвинуться с места. – Поэзия движения! Вот это настоящее путешествие! Только так и нужно путешествовать! Сегодня – здесь, завтра – там! Проносятся мимо деревни, посёлки и города! И всегда что-то новое маячит на горизонте! О, блаженство! О, волшебное, ни с чем не сравнимое «биб-биб»! Какое чудо, что ты есть на свете!

– Не валяй дурака, Тод! – в отчаянии закричал Мол.

– Подумать только, я никогда о нём не знал! – мечтательно и монотонно продолжал бубнить себе под нос Тод. – Не знал и даже помыслить себе не мог! Зато теперь… теперь-то я знаю, теперь-то я осуществлю свою мечту! О, какой устланный цветами путь будет скоро простираться передо мной! Какие тучные облака пыли поднимутся у меня за спиной, когда я, пренебрегая опасностью, помчусь по дороге! Какие фургоны я буду с удовольствием опрокидывать в канавы во время своей блистательной гонки! О, эти ужасные маленькие фургоны! Обыкновенные фургоны! Фургоны канареечного цвета!

– Что нам с ним делать? – спросил Мол у Рэта.

– Ничего, – со знанием дела ответил Рэт. – Потому что сейчас ты с ним ничего не сделаешь. Уж я-то его знаю! Он сейчас одержим новой идеей! На первых порах эта идея захватит его целиком. На несколько дней он погрузится в неё как в счастливый сон и потому будет совершенно не способен заняться делами. Не обращай на него внимания. Давай лучше поглядим, что можно сделать с фургоном.

Внимательный осмотр показал им, что на месте починить фургон невозможно. Оси его безнадёжно погнуты, а отлетевшее колесо развалилось на куски.

Рэт одной рукой взял под уздцы коня, а другой – клетку с истеричным жильцом.

– Пошли, – сказал он мрачному Молу. – До ближайшего города миль пять-шесть… Мы должны их одолеть. И чем скорей туда доберёмся, тем лучше!

– А что делать с Тодом? – волнуясь, спросил Мол, когда они двинулись в путь. – Мы не можем оставить его здесь. Он не в себе, да ещё сидит посреди дороги! Это же очень опасно! Что, если тут пронесётся ещё какая-нибудь штуковина?

– Чёрт бы побрал этого Тода! – в бешенстве вскричал Рэт. – Как же я от него натерпелся!

Но не успели они пройти и несколько шагов, как позади раздался топот, и спустя мгновение Тод уже взял их под лапы. Дыхание его было всё таким же прерывистым, а взгляд пустым.

Ветер в ивах - i_024.png

– Послушай, Тод, – жёстко сказал Рэт, – когда мы придём в город, ты должен немедленно обратиться в полицию, узнать, что это был за автомобиль и кому он принадлежит, а затем возбудить против его владельца дело. Потом ты пойдёшь к кузнецу и к колёсному мастеру и позаботишься о том, чтобы фургон был поскорее доставлен к ним и отремонтирован. На это потребуется время, но дело это совсем не безнадёжное. А мы с Молом тем временем найдём гостиницу и снимем хорошие номера, в которых пробудем до тех пор, пока не починят фургон и ты не приведёшь в порядок нервы.

– Полиция! Возбуждение дела! – словно во сне пробормотал Тод. – Мне ли жаловаться на то прекрасное, то небесное видение, свидетелем которого я стал! Починить фургон? Да я сыт этим фургоном навеки! Не желаю больше ни видеть его, ни слышать о нём. Послушай, Рэтти! Ты не представляешь, как я обязан тебе за то, что ты согласился принять участие в путешествии! Без тебя я никогда бы не отправился в путь и не узрел бы этого… этого лебедя, этот луч солнца, этот удар молнии! Я бы никогда не услышал этот чарующий звук, не почувствовал этот колдовской запах! За всё это я обязан тебе, лучшему из моих друзей!

Придя в отчаяние, Рэт отвернулся от него.

– Ну, теперь ты убедился? – обратился он к Молу через голову Тода. – Наш Тод совершенно безнадёжен. Я умываю руки. Как только доберёмся до города, сразу же пойдём на железнодорожный вокзал. Если повезёт, успеем на поезд, который к вечеру доставит нас на берег реки. И надеюсь, что больше никогда не буду иметь удовольствия путешествовать с этим ненормальным!

Сказав так, он фыркнул и до самого конца их утомительного пути адресовал свои замечания исключительно Молу.

Достигнув города, наши путешественники, как и было решено, отправились прямо на вокзал. Они усадили Тода в зале ожидания второго класса и, сунув швейцару двухпенсовик, наказали не спускать с него глаз. Затем оставили коня в конюшне при гостинице и отдали распоряжение относительно фургона и его содержимого. В конечном счёте не слишком быстрый поезд высадил их на станции неподалёку от Тодхолла. Мол и Рэт довели зачарованного, ступавшего как под гипнозом Тода до самых дверей, втолкнули его в дом и попросили домоправительницу накормить хозяина, раздеть и уложить в постель. Потом они пошли в лодочный сарай, взяли лодку и поплыли домой. Была уже ночь, когда они, к великому удовольствию Рэта, сели наконец ужинать в маленькой уютной гостиной, выходившей окнами на реку.

На следующий день Мол проснулся поздно, потом был занят всякой всячиной, а вечером сидел на берегу и ловил рыбу. Тут его и нашёл Рэт, вернувшийся от друзей, к которым он заходил поболтать.

– Слышал новость? – спросил Рэт. – На берегу все только о ней и говорят. Наш Тод рано утром с первым поездом уехал в город. И знаешь зачем? Чтоб заказать себе самый большой и самый дорогой автомобиль!

Ветер в ивах - i_025.png

3. Дремучий лес

Ветер в ивах - i_026.jpg
Ветер в ивах - i_027.png

Крот давно хотел свести знакомство с барсуком Баджером. Барсук был, по общему мнению, весьма важной персоной, и хоть видели Баджера редко, его скрытое влияние ощущал в этом краю каждый. Но сколько Мол ни напоминал Рэту о своём желании, тот всегда отказывался его выполнить.

7
{"b":"55991","o":1}