ЛитМир - Электронная Библиотека

Коукс. Кто? Кто? Мой любимчик будет вести с ним диспут?

Лезерхед. Да, сэр, и, надеюсь, посадит его в лужу.

Коукс. Великолепная мысль. По правде говоря, царь Дионисий на вид умнее своего противника. Ну-ка, сэр начинайте! Докажите свою правоту.

Ребби Бизи. Я не страшусь обнародовать силу духа моего и дарования. Взываю к духу рвения моего. Помоги мне! Укрепи меня! Наполни меня!

Уинуайф. Да это же отъявленное богохульство! Я не могу даже понять, невежество это или бесстыдство. Он взывает к помощи божьей, выступая против марионетки!

Куорлос. Но зато марионетка - единственный достойный противник такого лицемера.

Ребби Бизи. Первое, что реку тебе, идол: ты не имеешь призвания и не достоин названия!

Дионисий. Ты лжешь: название мое - Дионисий!

Лезерхед; Да, да, сэр, он вам ответил, что вы лжете. Его называют Дионисий, и на это название он откликается.

Ребби Бизи. Я разумел: ты не имеешь призвания! Законного призвания!

Дионисий. А твое призвание, по-твоему, законное?

Леэерхед. Марионетка спрашивает, сэр: законно ли ваше призвание?

Ребби Бизи. Да! Мое призвание указано мне свыше!

Дионисий. Тогда и мое призвание указано свыше.

Лезерхед. Марионетка заявляет, что и ее призвание указано свыше, сэр. Вы сами подтвердили это, назвав его идолом, а себя избранником божиим.

Коукс. Отличный довод, милая моя деревяшка!

Ребби Бизи. Не защищай сие порождение зла, благородный отрок! Он ржет и лягается, но в сем лягании я усматриваю одни софизмы. А я еще раз провозглашаю его идолом и утверждаю, что название и призвание его скверны!

Дионисий. Нет, не скверны!

Лезерхед. Марионетка говорит: "Нет, не скверны!"

Ребби Бизи. Нет, скверны!

Дионисий. Нет, не скверны!

Ребби Бизи. Нет, скверны!

Дионисий. Нет, не скверны!

Лезерхед. Ловко! Правильно! Тверди себе свое "не" - и все! Это веский довод, и вам, сэр, не заглушить его своим басом.

Ребби Бизи. Но и он не заглушит глас мой своим визгливым писком, хотя писк сей подобен скрипу колес телеги сатаны. Он не заглушит гласа правоты моей, ибо я - ревнитель веры и о вере пекусь.

Лезерхед. Как собака о кости.

Ребби Бизи. Ия скажу, и повторю, что все это нечестиво и скверно, ибо это - служение гордыне и прислужничество суете сует!

Дионисий. Ну, а как ты смотришь на прислужничество своих сестер и поклонниц?

Лезерхед. Правильно!

Дионисий. А что ты скажешь о своих братцах, распустивших хвосты и перья, понацепивших фальшивые локоны? Разве они не служители гордыни? Разве они не служители суеты сует? Ну, что скажешь? Что скажешь?

Ребби Бизи. Я не отвечаю за них. Дионисий. Потому что не можешь! Потому что не можешь! Ну-ка, скажи, какое призвание ты считаешь законным? Ну, что ты думаешь о кондитере или о французском портном? По-твоему, все грех, что тебе невыгодно? Разве не так? Разве не так?

Ребби Бизи. Нет, Дагон, нет!

Дионисий. Ну, а как же по-твоему, Дагончик? Чем же марионетка хуже их всех?

Ребби Бизи. Главный мой довод против тебя тот, что ты омерзительное извращение естества, ибо часто в среде вашей мужчина принимает облик женщины, а женщина - облик мужчины.

Дионисий. Ложь! Ложь! Ложь! Безобразная ложь!

Коукс. Чудесно! Три раза его уличили во лжи!

Дионисий. Это старая твоя погудка против актеров, но к марионеткам она не пристанет, ибо среди нас нет ни мужчин, ни женщин, и в этом ты можешь тут же удостовериться, несмотря на свое лживое подслеповатое ханжество. На, гляди! (Раздевается догола.)

Эджуорт. Вот это называется неопровержимым наглядным доводом. Ей-богу, неплохо!

Дионисий. Нет! Я еще докажу всем этим поучающим и корчащим из себя наставников, что мое призвание ничем не хуже, чем их призвание. Я тоже говорю по вдохновению, как и он. И невежества во мне столько же. И к науке я столь же мало причастен и так же пренебрегаю ее помощью.

Ребби Бизи. Я посрамлен. Силы мои слабеют.

Дионисий. Тогда сдавайся! Сдавайся! Сдавайся!

Лезерхед. И правда, сэр, сдавайтесь-ка лучше и позвольте нам продолжать представление.

Ребби Бизи. Да, пускай продолжают. По зрелом размышлении я решил, что могу быть зрителем вместе с вами!

Коукс. Вот это отлично! Ей-богу, отлично! Ведь милая моя деревяшка спасла все дело! Ну, продолжайте же. Продолжайте же представление.

Оверду (снимая маску). Стой! Теперь запрещаю я! Я, Адам Оверду! Приказываю всем вам не двигаться с места. Говорить буду я.

Коукс. Вот тебе на! Мой зятек!

Грейс. Ах! Мой премудрый опекун!

Эджуорт. Судья Оверду!

Оверду. Настал час, когда мне положено разоблачить беззаконие и заклеймить его! Ибо, поистине, я обнаружил достаточно.

Входит Куорлос, одетый Требл-Олом; за ним вдова Пюркрафт.

Куорлос. Нет уж, дорогая невеста, подражайте мне во всем. Коли я полоумный, будьте полоумной и вы. Тут судья Оверду! Он-то мне и нужен!

Оверду. Мир тебе, добрый человек! Подойди сюда, не бойся. Я позабочусь о тебе и о твоей подруге. (Эджуорту.) И ты, юноша, тоже будешь отныне под моим покровительством. Подойди поближе.

Эджуорт. Ну, теперь уж я пропал!

Нокем (Уиту). Нам надо как-нибудь улизнуть, Уит. Здесь становится небезопасно. Этак птицам нашего полета можно и в клетку угодить.

Нокем и капитан Уит пробуют ускользнуть.

Оверду. Стой! Разве одно уж мое имя не повергает вас в трепет?

Капитан Уит. Да, благородный судья, пгевосходные слова: именно повеггает в тгепет! По этой именно пгичине мы стагаемся скгыться поскогее!

Входит Литлуит.

Литлуит. Ах, боже мой! Джентльмены! Не видал ли кто-нибудь из вас мою жену? Я потерял мою женушку! Ей-богу! Ну вот, хотите верьте, хотите нет, потерял мою хорошенькую маленькую Уин! Я оставил ее в палатке у этой толстухи - торговки свининой, в надежном месте, с капитаном Уитом. Это очень славный, очень приличный господин. И вот ее след простыл! Бедная моя глупышечка! Боюсь, что она заблудилась! Матушка, вы нигде не встречали мою Уин?

Оверду. Если эта почтенная женщина - ваша мать, сэр, то станьте около нее et digito compesce labellura, {И приложите палец к губам (то есть замолчите). (Лат.)} возможно, что я сейчас и найду вам жену. Брат мой Варфоломей! Я глубоко огорчен, видя вас в таком легкомысленном настроении, столь приверженным нечестивому времяпрепровождению, несмотря на то, что рядом с вами ваш рассудительный дядька Хемфри. Но я приказываю вам: выйдите сюда, на середину, я буду порицать ваше поведение. Мисс Грейс! Разрешите мне спасти вас из общества незнакомого вам мужчины!

Уинуайф. Простите, сэр! Я не посторонний, а искатель руки леди Грейс.

Оверду. Ах так? А в силу какого права, сэр? Кто вы такой?

Уинуайф. Я - Уинуайф, сэр!

Оверду. Ааа! Мистер Уянуайф! Покоритель женских сердец! Надеюсь, что вы еще не добились ее согласия, сэр. В противном случае, я рассмотрю этот вопрос при более благоприятных обстоятельствах. Но теперь не время. Теперь я должен клеймить беззаконие! Взирайте на меня, о Лондон и Смитфилд! Вот я пред вами, образец правосудия! Зерцало мудрости управления, я, познавший все тонкости судопроизводства! Я - бич беззакония! Послушайте, какие труды я совершил, и узнайте, какие я сделал открытия! И ежели осмелитесь, то сравните деяния Геркулеса с моими деяниями. Сравните со мною Колумба, Магеллана или нашего земляка Дрейка[70]. Сейчас я посрамлю всех вас, плевелы беззакония! Выступайте по зову моему. Первым - ребби Бизи, одержимый безумец, лицемер. (Лезерхеду.) Затем ты - его противоположность - несчастный хозяин театра марионеток, лицедей и рифмоплет. (Капитану Уиту.) Затем ты, забулдыга, развратник, совратитель молодежи, чему живое доказательство сей честный юноша. (Указывает на Эджуорта; Нокему.) И ты, рыцарь грошовых леди! (К миссис Литлуит.) Ну-ка, мадам, в зеленом платьице! Позвольте снять с вас маску! (Снимает маску с миссис Литлуит,)

вернуться

70

 Дрейк - знаменитый английский мореплаватель, современник Бена Джонсона.

29
{"b":"55998","o":1}