ЛитМир - Электронная Библиотека

Уосп. А хотя бы и так! Тороплюсь, но пока остаюсь. Потолкуйте со своей супругой, вашей Уин: у нее ума так же мало, как и у ее мужа. А мне нужно поговорить с другими.

Литлуит. Что ж, она моя законная супруга, и ума у нее не меньше, чем у меня. Что из того?

Уосп. Правду вам сказать, джентльмены, мы с моим хозяином пробыли в городе только полтора дня. А вчера вечером мы совершили прогулку по городу, чтобы показать Лондон его невесте, мисс Грейс. Но пусть уж меня лучше утопят, как старую кошку, в родном пруду, чем пережить еще один такой день! Вы представьте себе: он только и делал, что останавливался перед каждой лавчонкой и читал вслух каждую вывеску. А уж если где увидит попугая или мартышку - оттуда его не выманишь! Там уж он прирос, и вокруг него целая толпа зевак. Я думал, что он с ума сойдет, когда он увидел в Баклерсбери[27] черномазого мальчишку, торгующего дряным табаком.

Литлуит. Это вы правду сказали, мистер Нампс: есть там такой мальчишка.

Уосп. Есть или нет, это вас не касается.

Куорлос. Посмотрите-ка, пожалуйста! Он нашему Джону слова сказать не дает.

Входят Коукс, миссис Оверду и Грейс.

Коукс. А, Нампс! Так ты здесь, Нампс! Вот я и пришел, Нампс, и мисс Грейс тоже. Ну, пожалуйста, не сердись и не хмурься, Нампс. Вот я, вот моя сестра! Мы все тут! Я же ведь не пришел один!

Уосп. Ну что из того, вы ли пришли с нею или она с вами?

Коукс. Мы пришли за тобою, Нампс. Мы тебя искали.

Уосп. Искали меня! Почему же это вам всем вздумалось меня искать? Может, вы подумали, что я заблудился или убежал с вашими четырнадцатью шиллингами? Или потратил их на ярмарочные безделушки? Удивительное дело! Они меня искали!

Миссис Оверду. Ах, добрейший мистер Нампс! Ну, пусть он невоздержан, зато вы проявите снисхождение, как говорит мой супруг, мистер Оверду: проявите снисхождение во имя сохранения мира!

Уосп. А ну-ка, подайтесь отсюда, добрейшая супруга господина судьи. Подумаешь, разоделась на французский манер! Плевать мне на ваши заморские замашки, с вашего позволения! Вы с чего это приводите мне словечки вашего Адама? Думаете, что вы еще у власти, миссис Оверду, когда я здесь налицо? Ничего подобного! Будьте уверены: власть ваша кончена, когда я тут!

Миссис Оверду. Охотно подчиняюсь вам, сэр, и признаю вашу власть. Да и ему бы следовало сделать то же самое, но, видите ли, для этого нужно, чтобы и вы управляли своими страстями.

Уосп. В самом деле? Боже ты мой! До чего вы навострились после того как побывали в Бедламе! Может, там поэт, господин Уэтстон[28], так отточил вас, а?

Миссис Оверду. Ну, знаете! Если вы не умеете держать себя пристойно, так я-то умею.

Уосп. Ну и распрекрасно.

Коукс. Это и есть брачное свидетельство, Нампс? Ради всего святого, дай-ка мне поглядеть. Я никогда не видел еще брачного свидетельства.

Уосп. Не видели? Ну так и не увидите.

Коукс. Милый Нампс! Ну, если ты меня любишь...

Уосп. Сэр, я люблю вас, но я не люблю, когда вы дурачитесь. Успокойтесь, пожалуйста, ничего в этом документе нет, кроме пустых и трескучих слов; ну, для чего вам его разглядывать?

Коукс. Я только хочу посмотреть, как он выглядит и каких он размеров. Я хочу посмотреть! Покажите мне!

Уосп. Не здесь. Не время, сэр.

Коукс. Ну, ладно. Посмотрю дома, а пока посмотрю хоть на шкатулку.

Уосп. На шкатулку, сэр, можете посмотреть, - ему нужно уступать в мелочах, джентльмены. Это - причуды, болезнь юности; это все у него пройдет, когда он наберется ума и опыта. Я прошу вас понять меня и извинить его и заранее благодарю вас.

Куорлос. А ведь этот старикашка хорошая нянька; и, знаете ли, он толковый!

Миссис Литлуит. Нет, мне больше нравится этот теленок, его молодой хозяин. Видели ли вы когда-нибудь, чтобы выражение лица так изобличало в человеке осла?

Куорлос. Изобличало? Да зачем его изобличать? Он сам признается в этом. Как жаль, что эта милая девушка достанется такому олуху.

Уинуайф. Очень обидно.

Куорлос. Она кажется очень рассудительной и, по-видимому, столь же скромна, как и миловидна.

Уинуайф. Да, поглядите только, с каким скрытым презрением она следит за всеми его речами и выходками!

Коукс. Ну, Нампс, теперь у меня новое дело: ярмарка, Нампс; а уж потом...

Уосп. Господи, спаси и помилуй! Помоги мне и укрепи меня! Ярмарка!

Коукс. Ну, полно, Нампс! Не волнуйся и не сердись. Я настойчив, как настоящий Варфоломей! Просить тебя уж я ни о чем не стану. Целью моего путешествия было показать мисс Грейс мою ярмарку. Я называю ярмарку моей, потому что она Варфоломеевская ярмарка. Мое имя Варфоломей, и ярмарка Варфоломеевская.

Литлуит. Эта острота придумана мною раньше, джентльмены, еще сегодня утром, когда я составлял его брачное свидетельство. Ей-богу! Поверьте мне: тут уж я первый.

Куорлос. Полно, Джон. Боюсь, что твоя претензия на остроумие дорого тебе обойдется.

Литлуит. Это почему же, сэр?

Куорлос. Ты из-за этого так наглеешь, Джон, и так перехватываешь через край, что если вовремя не уймешься, ей-богу, эта твоя склонность не доведет тебя до добра.

Уинуайф. Да, да! Не поддавайся этой страсти, Джон, будь осторожнее. Остри время от времени, но помни, что остроумие в наш век - вещь опасная. Не усердствуй особенно.

Литлуит. Вы так думаете, джентльмены? Что ж, я это учту на будущее.

Миссис Литлуит. Да уж, пожалуйста, Джон.

Коукс. Ах, какая милочка эта миссис Литлуит! Вот бы мне на ней жениться!

Грейс (в сторону). Женись на ком хочешь, только бы мне избежать нашей свадьбы!

Коукс. Нампс, я посмотрю на ярмарку. Нампс, это уже решено; не огорчайся из-за этого, пожалуйста.

Уосп. Смотрите, сэр, смотрите, пожалуйста, смотрите. Кто вам мешает? Почему вы сразу же не отправились туда? Идите.

Коукс. Ярмарка, Нампс, ярмарка!

Уосп. По мне, уж пусть бы лучше вся эта ярмарка со своим шумом и гамом была у вас в брюхе, чем в мозгу! Если бы теперь побродить в вашей голове, то, наверно, можно было бы найти зрелище позанятнее, чем на ярмарке, и славно поразвлечься. Там, в голове у вас, всюду развешаны ракушки, камушки, соломинки, а местами попадаются и цыплячьи перья и паутина.

Куорлос. Да он, вообще говоря, и сам-то, пожалуй, приспособлен для ловли мух: посмотри-ка на его паучьи ноги.

Уинуайф. А его слуга Нампс годится для того, чтобы сгонять мух. Славная парочка!

Уосп. Храни вас господь; сэр, вот тут шкатулка с вашим сокровищем. Забавляйтесь, сколько душе угодно, и да послужит это вам на пользу. (Передает Коуксу шкатулку.)

Коукс. Не сердись, Нампс, ведь я же твой друг, а ты такой несговорчивый!

Куорлос. А ну-ка, Нампс. (Дергает Уоспа за рукав.}

Уосп. Словом, джентльмены, вы все свидетели: что бы ни случилось, моей вины в этом нет.

Миссис Оверду. Уж вы его все-таки, голубчик, удержите, не отпускайте, не позволяйте ему далеко уходить.

Коукс. А кто это сумеет меня удержать? Да я откажусь от его услуг скорее, чем от удовольствия побывать на ярмарке.

Уосп. Вы, джентльмены, не знаете, какие неприятности все это может навлечь. И сколько хлопот у меня с ним бывает, когда он в таком настроении! Ведь вот, если он попадет на ярмарку, он будет покупать все решительно, даже живых младенцев, пеленки и прочее. Если бы он мог как-нибудь отвинчивать собственные руки и ноги, он бы их тоже промотал. Помоги мне только бог увести его с ярмарки целым и невредимым! Он ведь, знаете, такой любитель фруктов, что просто ворует их с лотков. Вы не поверите, каких хлопот мне стоило уладить дело с одной торговкой, у которой он этак вот груши хапнул! Это невыносимо, джентльмены!

Уинуайф. Но вы не должны бросать его на произвол судьбы, Нампс.

Уосп. Ну да! Он отлично знает, что я его не оставлю, потому он и куражится. Ну, сэр, идете вы или нет? Если уж у вас такой зуд в ногах, так идите на ярмарку. Чего вы стоите? Я вам не помеха. Идите же, идите, сэр. Почему же вы не идете?

вернуться

27

 Баклерсбери - квартал в Лондоне, где было много бакалейщиков и аптекарей; последние, между прочим, торговали и табаком.

вернуться

28

 Уэтстон - Джордж Уэтстон (прибл. 1544-1587) - поэт и драматург. Бен Джонсон играет его именем: слово "уэтстон" значит - точильный камень.

5
{"b":"55998","o":1}